сб 19 октября 05:53
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Погибель в вентиляторном раю

Погибель в вентиляторном раю

31 мая 1999 года — после длительного расследования — московский городской суд вынес приговор по делу об убийстве двух генеральных директоров Московско

[i][b]Александра Миронова и Вячеслава Ваксмана. Михаил Прошин был приговорен к 25, Владимир Горелкин — к 8, Александр Зандер — к 15 годам лишения свободы.[/b][/i] [i]Убийца поджидал свою жертву у директорского кабинета. Обреченный успел сделать несколько шагов от двери и был убит двумя выстрелами из пистолета в грудь и голову. 25 января 1995 года стал последним днем в жизни генерального директора вентиляторного завода Александра Миронова. Убийство всколыхнуло деловые круги Москвы. Руководитель Московского вентиляторного завода — АО «МОВЕН» — считался одним из богатейших людей России. По оценкам средств массовой информации, сорокашестилетний Александр Миронов входил в число 50 самых состоятельных граждан, занимая в этом рейтинге 44-е место. Завод в последнее время процветал, рекламная складушка «Нам пора и вам пора с вентиляторным заводом заключать договора!» регулярно крутилась по телевидению. С самого начала сыщики МУРа выдвинули традиционную версию: генерального убили из-за конфликта с одним из бандформирований — якобы Миронов отказался выплачивать бандитам дань. Но эта версия после тщательной отработки не подтвердилась. Параллельно разрабатывали вторую версию: Миронова убрали по заказу конкурентов и стоящих за ними финансово-промышленных групп. Но после проверки всех связей, документации, отчетности оперативники Московского уголовного розыска пришли к выводу, что конкуренты и финансовые «акулы» здесь тоже ни при чем.[/i] Было известно, что Миронов являлся активным поборником внедрения на предприятии административной технологии управления по системе Хаббарда. Жизнь коллектива управленческого аппарата была строго регламентирована, закрыта от посторонних глаз. Руководитель ввел жесткий тоталитарный порядок, подавлялось всякое инакомыслие. Практиковались и поощрялись доносы, наушничество. За малейшие нарушения персонал лишался социальных благ, урезали зарплату. Вместе с тем деньги предприятия переводились на нужды Центра Хаббарда, большие суммы уходили на поездки в США. На заводе было немало противников «административной технологии управления Хаббарда». Основным из них являлся заместитель Миронова Вячеслав Ваксман. С директором они никогда не были союзниками. Сыщики установили, что Миронов даже собирался уволить своего строптивого зама якобы за некие финансовые махинации. «Неожиданный» уход Миронова из жизни не дал этим планам реализоваться. Миронова похоронили. И никто не сомневался, что его пост займет Вячеслав Ваксман. За новым руководителем завода оперативники установили негласное наблюдение, тщательно проверили все его связи. Выяснилось, что Ваксман, как только занял пост генерального директора, сразу же заключил договоры с фирмой «Мир». Эта сделка наносила прямой ущерб предприятию: цены на электродвигатели, которые поступали из фирмы, намного превосходили цены на аналогичную продукцию других предприятий. Были и другие настораживающие факты, добытые оперативным путем. Встал вопрос о задержании Ваксмана. Но он, почувствовав пристальное внимание сыщиков, неожиданно исчез. Об этом 14 февраля 1997 года сообщила жена Ваксмана. Накануне вечером он пошел в заводской гараж, сел в служебную «Волгу», которую всегда водил сам, и выехал с территории завода. Это подтвердили и охранники на проходной. С тех пор его никто не видел. Генерального директора и машину искали по Москве и в области, Ваксмана объявили в федеральный розыск. Прошла информация, что беглый директор «снял кассу» и выехал в Израиль. Минуло полтора месяца. А 3 апреля стало известно, что Ваксман был убит. Наряд милиции, патрулировавший территорию, обратил внимание на черную «Волгу», несколько дней стоявшую возле дома № 13 по Мельницкому переулку. Проверили номер машины и выяснили, что она разыскивается по делу об убийстве директора завода. Прибывшие сотрудники оперативно-следственной группы вскрыли багажник. Там лежало тело исчезнувшего Ваксмана. Осмотр места обнаружения трупа проводили сотрудники Таганской межрайонной прокуратуры. Убитый был раздет до трусов. На его лице обнаружили следы горюче-смазочных материалов. Тщательный анализ позволил сделать вывод: масляные пятна на лице появились при жизни Ваксмана. Откуда они могли появиться? Во время схватки, борьбы, драки? Или же это была попытка направить следствие по ложному пути? Единственное, что доподлинно установила экспертиза, — Ваксман был задушен. Сыщики МУРа вновь вернулись к версии заказных убийств, совершенных в интересах финансово-промышленных групп, которые пытались подмять под себя вентиляторный завод. Немало вопросов возникало и по поводу нетрадиционного способа совершения второго убийства — удушения. Зачем преступникам понадобилось раздевать жертву? И где было совершено преступление? Сотрудники оперативно-следственной группы пришли к выводу, что к убийству директоров причастен кто-то из их ближайших сотрудников. В МУРе разработали оперативный план. Сыщики тщательно изучили данные на руководящих работников администрации. Некоторые из них были взяты под негласное наблюдение. С санкции суда прослушивались телефонные разговоры, отслеживались все связи, знакомства, применялись подслушивающие устройства, велась слежка. Этот огромный объем работы проводился в строжайшей тайне. А внешне делалось все, чтобы создавалось впечатление, что дело вот-вот прикроют как безнадежное. После убийства Ваксмана обстановка на заводе стала еще более напряженной. Кто станет очередным претендентом на директорский пост? Технически грамотные, подготовленные преемники, конечно, были. Но уж слишком высокой становилась цена за начальственное кресло. Дыхание смерти явственно ощущалось на директорском этаже. Кто будет следующим? Руководство Управления уголовного розыска Москвы разработало план оперативно-розыскных мероприятий. Преступники, совершившие убийства двух директоров МОВЕНа, явно бросали вызов милиции. На Петровке, 38, сыщики Управления уголовного розыска до полуночи разбирали всевозможные версии. Руководил розыскной деятельностью начальник второго отдела МУРа Игорь Губанов. Оперативная комбинация, предложенная им, позволяла определить круг лиц, заинтересованных в дестабилизации производственного процесса на заводе. Еще при жизни Миронова был заключен договор с охранной фирмой «Частное охранное предприятие С». Фирма имела репутацию бандитской «крыши» для завода. Все знали, что охранники были связаны с одной из крупных преступных группировок Москвы. Поначалу фирма охраняла лишь проходную завода, а после убийства Миронова — уже всю территорию. Уничтожая директоров, бандитская «крыша», как это обычно происходило, плотно врастала в «организм» предприятия, и лидеры преступной группировки вскоре становились полновластными хозяевами. Но внешне охранное предприятие «С» ни в чем себя не проявляло. Охранники заступали на дежурство, их шеф не претендовал на руководящие роли. В этой сложнейшей ситуации только один человек не скрывал напористости и целеустремленности — управляющий персоналом завода 38-летний Михаил Прошин. Свою карьеру на заводе он начал простым слесарем. Благодаря Миронову выдвиженец стал стремительно продвигаться по служебной лестнице. Директор приложил усилия к тому, чтобы Прошин получил квартиру в новом доме на одной лестничной клетке с ним. Потом Миронов сделал еще один подарок другу: назначил его своим заместителем и ввел в совет директоров. После смерти Ваксмана Прошин возглавил совет. Прошину подчинялась и охрана. Он сам привел на завод крепких парней из охранного предприятия. А руководству завода дал понять, что он достаточно авторитетный в криминальных кругах человек, и если что, «братва» за него постоит. Но мог ли Михаил Прошин убить друга, человека, который вывел его «из грязи в князи»? После убийства двух директоров администрация МОВЕНа по-прежнему оставалась самодовлеющей, закрытой системой. И все же сыщики смогли выяснить: в последнее время Миронов несколько раз предупреждал Прошина, что непременно его уволит. Причины такого «охлаждения» были вполне резонными: управляющий персоналом пил по-черному. И вместе с тем предпринимал активные попытки переподчинить себе отделы, которые давали выход на «живые» деньги и право распоряжаться недвижимостью. Но Миронов дал ему по рукам… Вскоре стало известно, что в роковой день 13 февраля Вячеслав Ваксман дал распоряжение отремонтировать его «Волгу». Подтвердили это и слесари — тридцатишестилетние Александр Зандер и Владимир Горелкин, а также его младший брат Вячеслав, прапорщик налоговой полиции. Его здесь принимали как важного полицейского чиновника, который может решать деликатные вопросы по налогам. Допрошенные охранники сообщили, что примерно в 18 часов генеральный директор выехал на «Волге», как всегда, сам за рулем. Кто же последним видел Вячеслава Ваксмана живым? Сыщикам стало известно, что Зандер и Горелкин в свое время работали вместе с Прошиным, который начинал на заводе автослесарем. По старой памяти они поддерживали дружеские отношения, регулярно выпивали. Кого же реально видели охранники на воротах? В сумерках толком не разглядишь человека за рулем. Темная куртка, шапка, надвинутая на брови… Да и как относиться к тому мнению, что вся охрана — в кулаке Прошина? Где, на каком этапе мертвого Ваксмана погрузили в багажник его же «Волги»? Вскоре оперативники вышли на ключевую позицию: свидетелями убийства Миронова были его охранники! Они видели, как Прошин проследовал в кабинет директора. Арестовали управляющего по кадрам недалеко от завода. Из обвинительного заключения по уголовному делу № 232011 по обвинению Прошина М. П. «25 января 1995 года Прошин Михаил Петрович, работающий управляющим персоналом АО «МОВЕН», решил совершить убийство президента данного акционерного общества Миронова А. С. с целью воспрепятствовать деятельности Миронова по внедрению новой системы управления «Хаббард». Неприязнь Прошина к Миронову, вызванная недовольством служебной деятельностью Миронова на посту президента, одновременно усугублялась ревностью к нему своей гражданской жены — Ерошкиной Т. (ныне Прошиной), также работающей в АО «МОВЕН». Зная, что Миронов А. в этот день улетает в командировку и допоздна будет на работе с охранником Измайловым Д. и водителем Рязанцевым М., Прошин, взяв из дома пистолет «ТТ», приобретенный им у незнакомого лица в 1993 г., около 21 часа приехал к территории АО «МОВЕН», расположенной по ул. Плеханова, д. 17, в г. Москве. Оставив машину на улице, он через забор проник на завод и, войдя в административное здание, спрятался на 2-м этаже и стал ожидать Миронова. Примерно в 22 часа Прошин М. поднялся на лестничную площадку 3-го этажа, где располагался офис Миронова, и неожиданно столкнулся с охранником Измайловым Д., которого попросил позвать с улицы водителя Рязанцева М. Когда Измайлов позвал Рязанцева и они вместе поднялись на 3-й этаж, Прошин, держа в правой руке пистолет «ТТ», стал высказывать в адрес Измайлова и Рязанцева угрозы убийством их самих и их близких и требовать, чтобы они покинули помещение. Измайлов и Рязанцев вынуждены были подчиниться. При этом Рязанцев вышел на улицу, а Измайлов, по требованию Прошина, пошел в офис, чтобы посмотреть, когда выйдет Миронов. Зайдя в приемную офиса и увидев, что Миронов собирается выходить на улицу, Измайлов сказал об этом Прошину и тоже вышел на улицу. Прошин М., дождавшись Миронова А., произвел в Миронова из пистолета «ТТ» не менее двух выстрелов, а когда потерпевший от полученных ранений упал на пол, Прошин подошел к нему и с близкого расстояния произвел еще не менее двух выстрелов в голову...» Миронов скончался на месте. В убийстве Миронова Прошин сознался сразу. Оправдывался тем, что хотел принести пользу заводу. Миронов, по его словам, был одиозной личностью и приносил предприятию больше вреда, чем пользы. Но реальные причины крылись в ином: директор, несмотря на дружеские чувства, обещал уволить Прошина, если он не прекратит пить. Непросыхающий управляющий был занозой в стройной системе, которую создал Миронов. Но переломить себя бывший друг был не в силах. И он задумывает уничтожить своего благодетеля. Еще более агрессивным и нетерпимым Прошин становится при директоре Ваксмане. Во время очередной попойки с Зандером и Горелкиным Прошин предлагает убрать Ваксмана. Они соглашаются: ведь директор не разрешает им делать «халтуру», чинить «левые» машины. Потом, на допросе, Прошин признал, что предлагал Зандеру организовать убийство директора. А кто конкретно убивал, тогда не знал. Зандер лишь кратко обмолвился: «Вот, сделали работу, как ты заказывал. Теперь, соответственно, нужно оплатить». Прошин испытывал сомнения: действительно ли Зандер постарался? Но в конце концов был вынужден заплатить обещанные 15 000 долларов. В отличие от Прошина сыщики не сомневались, что убийство — дело рук Зандера и Горелкина: слишком «по-слесарному» все провернули. Было принято решение их задержать. Для этого разработали специальную операцию. Сложность заключалась в том, что главный преступник Владимир Горелкин под видом отпуска скрылся в неизвестном направлении. После долгих оперативных поисков появилась информация, что Горелкин может скрываться в Ахтубинске, где есть база отдыха, принадлежащая Министерству обороны. Сыщики связались с управлением военной контрразведки. Там подтвердили, что в Астраханской области на реке Ахтубе есть такая база. Туда тут же вылетела группа сотрудников МУРа. Оперативники опасались, что информация об аресте уйдет в Москву: знакомые Горелкина могли заинтересоваться, по какому поводу задержали Владимира. Они работали на базе отдыха Министерства обороны, помогли устроить его без оформления путевки. Поэтому непросто было установить местонахождение: по документам учреждения как отдыхающий Горелкин не числился. Узнали, что приехал он на машине. Это дало повод применить хитрость: сыщики сочинили служебную телеграмму, дескать, гражданин Горелкин В. М. разыскивается за совершение дорожно-транспортного происшествия в Волгограде. Было известно, что он проезжал через этот город. В течение двух суток «наружка» вела наблюдение за базой отдыха. Но Горелкин вновь исчез. Аэропорт, все дороги были блокированы. Под видом рыбоохраны решили проверить берега и все многочисленные острова. На помощь призвали армейские вертолеты. Проверяли всех рыбаков. 17 сентября на одном из островов у костра увидели мужчину, по приметам похожего на Горелкина. Но когда причаливали к берегу, мужчина встал и ушел в глубь острова. Через пару минут из плавней выплыл рыбацкий катер. На нем был Горелкин. На большой скорости катер пошел вниз по течению, туда, где в изобилии росли плавни. Преступнику удалось оторваться, и еще несколько часов его искали среди узких изгибов и камышовых зарослей. И только при помощи разведки с вертолета его удалось блокировать и задержать. В целях конспирации Горелкина арестовали по ориентировке УВД Волгограда за совершение дорожно-транспортного происшествия. Возник вопрос: как быстрей доставить его в Москву? Оперативно-следственные мероприятия не терпят промедления, задержанного необходимо разработать в первые же часы, пока он не выстроит тактику защиты и пока не произошла утечка информации, что осложнило бы задержание Зандера и Горелкина-младшего. Обратились за помощью к начальнику отдела военной контрразведки. Армейцы помогли: выделили самолет ВВС, на котором и доставили «курортника» в аэропорт «Чкаловский». Прямо из аэропорта по телефону сообщили, что приземлились. Эта информация, по условиям спланированной операции, служила сигналом к действию. Две группы захвата тут же выехали по адресам младшего Горелкина и Зандера. Все это время оба преступника были под негласным наблюдением. Горелкина «пасло» управление собственной безопасности Федеральной службы налоговой полиции, а Зандера — сотрудники МУРа… Арестованных в состоянии шока привезли на Петровку, где, оправившись, они стали давать показания. Зандер поначалу пытался хитрить: «Прошин не мог такое рассказать!». Но после очной ставки с ним убедился, что отпираться бессмысленно. Потом и Горелкинстарший не мог поверить, что их так быстро раскрутили и что Зандер исправно дает показания. Устроили очередную очную ставку. А потом и Горелкин-младший стал давать показания. И стали ясны все подробности убийств, совершенных на Московском вентиляторном заводе. 13 февраля около шести вечера Ваксман пришел в гараж. Служебная «Волга» не была отремонтирована, директор в гневе потребовал: «С завтрашнего дня я вас на заводе не вижу!». Это были его последние слова. Из показаний Горелкина: — До 13.00 мы чинили чужую машину. Пришел Ваксман, стал кричать, почему мы делаем «левый» заказ, а директорскую машину не чиним. Когда он повернулся ко мне спиной, я ударил его по голове прутом. Он упал. Потом Зандер набросил на шею лежащему директору провод и задушил. В это время в гараже появился свидетель — брат Владимира Горелкина Вячеслав. Ему изложили суть дела: Ваксман убит, его надо срочно вывозить с территории завода. Тут же распределили роли. Зандеру поручили отвлекать сотрудников охраны на воротах. Тем временем Горелкин-старший уже снял верхнюю одежду с Ваксмана, надел ее и сел за руль «Волги». Когда проезжал ворота, низко склонил голову. Охрана ничего не заподозрила. Вячеслав на своей машине проехал следом. А слесари на двух машинах отправились к Мельникову переулку, где и бросили директорскую «Волгу», предварительно стерев отпечатки пальцев с руля и рычагов. Документы директора выбросили в реку. Позже Вячеслава Горелкина освободили, так как в убийстве он не участвовал. Его тут же уволили из налоговой полиции. Так закончилось громкое дело двойного убийства директоров МОВЕНа, которое по всем признакам считалось практически нераскрываемым. О В У

Новости СМИ2

Михаил Бударагин

Кому адресованы слова патриарха Кирилла

Ольга Кузьмина  

Москва побила температурный рекорд. Вот досада для депрессивных

Дарья Завгородняя

Дайте ребенку схомячить булочку

Оксана Крученко

Детям вседозволенность противопоказана

Анатолий Сидоров 

Городу нужны терминалы… по подзарядке терпения

Виктория Федотова

Кто опередил Познера, Урганта и Дудя на YouTube

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

В чьей ты власти?