ср 23 октября 08:55
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Все началось от Адама

Мосгорсуд выпустил из СИЗО виновника ДТП у «Славянского бульвара»

Как будут отдыхать россияне на ноябрьские праздники

Каховскую линию закроют на реконструкцию 26 октября

Политолог подвел итоги шестичасовых переговоров Путина с Эрдоганом

Эдгард Запашный: Цирк для зоозащитников — инструмент самопиара

Синоптики предупредили о снижении температуры в столице

Названа доля семей, которым хватает средств на еду и одежду

Кинолог рассказал, чем лучше кормить собак

«Готовим законопроект о запрете аниме»: как японцы обидели Поклонскую

Трамп объяснил, почему начали процедуру импичмента

Путешественники назвали способы борьбы с джетлагом

Чем опасно долгое использование смартфона

Михаил Ефремов: Горбачев спас Россию

Все началось от Адама

Илья Олейников: Для нас с Юрой «Городок» – достаточно просторная, но все-таки тюрьма

[i]Совсем недавно Илья Олейников, соведущий знаменитого «Городка», приехал из экзотического Таиланда, где снимался в художественном фильме «Сиамский вояж Степаныча». Главный герой, которого играет Олейников, живет на Урале, работает на заводе. По путевке, выданной в качестве поощрения управлением предприятия, он впервые едет отдыхать за границу. Домой возвращается совсем другим человеком. Но разговор наш начался, естественно, с «Городка».[/i] [b]«Городок» родился в бане – Илья Львович, сами-то «Городок» смотрите?[/b] – Обожаю смотреть и очень не люблю рабочий процесс. [b]– Вам никто не говорил, что, мол, рассказывать анекдоты – это так просто?[/b] – Во-первых, это уже не анекдоты. Первые три года «Городок» действительно состоял из анекдотов, которые мы брали из журналов. Последние девять лет – это истории, которые придумываются и пишутся автором. У нас нет ни одной украденной не то что истории – фразы. Сейчас истории из «Городка» уходят в жизнь, но не наоборот. [b]– Как случилось, что вашим постоянным партнером стал Юрий Стоянов?[/b] – От отчаяния. До того как мы встретились с Юрой, у меня был партнер, с которым мы работали на эстраде 12 лет, – Юра Казаков. Тогда у нас не было выхода на большой экран, а без этого, как вы понимаете, «расти» невозможно. И вот, в тот момент, когда мы, наконец, стали просачиваться сквозь телевизионное начальство, Юра заболел и очень быстро умер. Это случилось в 1986 году. И вот четыре года я занимался тем, что искал партнера. Менял их как перчатки. Я без партнера работать вообще не могу. И тут появился Стоянов. [b]– Кому принадлежит идея «Городка»?[/b] – Идея совместная. Когда Юра появился, у нас и мысли не было вместе работать. Сначала мы подружились, общались достаточно долго. Юра – фанатик театра, предложить ему сменить театр на эстраду было бы смешно. Но поскольку партнера я все равно искал, то он согласился на компромиссный вариант – попробовать себя в паре на телевидении. Пришли к Кириллу Набутову, у которого тогда на 5-м канале в Питере была передача «Адамово яблоко». С нее все и началось. В передаче была такая пятиминутная страничка – «Анекдоты от Адама», – нас взяли. Проработали три года в этой передаче, захотелось чего-то большего – своей передачи. Не в пределах Ленинградской области, а всей России. Мы сказали об этом Кириллу Набутову, на что он ответил: «Мне надо, чтобы вы работали у меня». И все-таки каким-то авантюрным путем мы вышли на российское телевидение. [b]– И с чем конкретно пришли на ТВ?[/b] – У нас была идея некоей передачи, где нужно было играть анекдоты, пародии на рекламу. Но четко, как все будет происходить, мы не знали. С Сашей Жуковым, который нас ангажировал на российское телевидение, мы поехали в баню, выпили водки. В состоянии тяжелого алкогольного опьянения пытались придумать название. Нам казалось: придумаем, дальше будет значительно проще. Юрка вспомнил, что у них в театре шел такой спектакль – «Мой городок» – по американской пьесе. И он говорит таким не очень твердым голосом: «А давайте мы назовем передачу «Городок». Дальше передача лепилась уже по ходу дела. С каждым выпуском становилось понятней, как она будет строиться. С первой минуты для себя мы решили, что Юра будет заниматься режиссурой, у него всегда были режиссерские задатки, а я как-то больше упирался в сторону авторства. Начиная снимать сцену, мы не знаем точно, как будем ее играть. Просто ставим камеру, и – вперед. [b]– Как вас встретила критика?[/b] – Прошло три года, когда начали появляться достаточно приятные статьи в наш адрес. Единственный упрек был такой: если бы в передаче анекдоты были не украденные, а специально написанные, она стоила бы значительно дороже. Не материально, естественно, а в принципе. Мы прислушались. [b]Мой ребенок не бездарен! – Вы не ограничиваете себя «Городком» – пишете книгу, сочиняете мюзикл, у вас выходит альбом с песнями.[/b] – Для нас с Юрой «Городок» достаточно просторная, но всетаки тюрьма. И дальше застенков, в которых мы находимся, мы не можем выйти. А хочется. Если бы не появился «Городок», мы были бы никому не нужны. Что и имело место до того момента, пока мы с Юрой не познакомились. Теперь, когда мы с ним на плаву, всем интересно, когда я или Юра приходим с некоей идей, не имеющей совершенно никакого отношения к передаче. И поскольку люди мы заметные, те, к кому мы обращаемся, как правило, идут нам навстречу. Мы раскрепостили себя внутренне: от этого книжка, которую мы написали, получилась забавная и быстро распродалась. Что касается диска, то он называется «Мой шансон». У меня набралось достаточно много песен, и я решил, чтобы все это не валялось в столе, выпустить альбом. [b]– Идею диска случайно не Денис вам подсказал[/b] ([i]Денис Клявер, сын Ильи Олейникова, солист популярной группы «Чай вдвоем». [/i]– [b]Л.Б.[/b])[b]?[/b] – Нет, не Денис. У него другие идеи. Папа для него – существо, которое снимается на телевидении и что-то там пописывает. Что именно, ему совершенно неинтересно. У Деньки в последних двух альбомах по одной моей песне. Он как бы отдает дань тому факту, что я его отец, и он идет на уступки, хотя ему не очень хочется. Надо сказать честно, что эти песенки, что первая, что вторая, которые Денис поет на концертах, хорошо принимаются. Но до радио он их не допускает. Возможно, потому, что сам пишет песни и, естественно, ему интересно пропагандировать собственные сочинения. Когда я ему подарил только что вышедший в свет альбом, он сказал, что обязательно прослушает его. Это было два с половиной месяца назад. [b]– Элемент здоровой конкуренции?[/b] – Какая конкуренция! У нас с Денькой идеальные отношения, это я говорю не для прессы. К слову, моему самолюбию безумно льстит, что ребенок, которого мы с женой зачали тридцать лет назад, оказался не бездарным! Я его обожаю, и он меня очень любит. У нас есть мама, которая любит и меня, и его, и которая разрывается от творческой любви и к нему, и ко мне. Тем не менее, когда Деньку показывают по телевидению, прекращается всякое движение в доме, включается видеомагнитофон! Что до моих эфиров – наша мама про них очень часто забывает. И когда я спрашиваю: «Ира, ты сегодня смотрела «Городок»?», она отвечает: «Ой, извини, я не успела, гладила белье». Кстати, в «Мой шансон» вошли две песни моей жены. Ирина сама их поет. У нее очень красивый голос. Если бы она делала это так-сяк, даже из стратегических соображений я бы их в альбом не вставил. [b]Делаю по-большому – Сейчас вы снимаетесь в комедии…[/b] – А еще снялся в «12 стульях». У меня никогда и в мыслях не было, что сыграю Кису Воробьянинова! И вдруг мне звонят и предлагают! Я знаю точно, что я не героический актер и не герой-любовник. Для меня органично состояние человека, который все время попадает в нелепые ситуации. [b]– А теперь, пожалуйста, о мюзикле.[/b] – «Если делать, то по-большому. И мы обязательно все равно выиграем», – как сказал Черномырдин на одном из заседаний, на которое нас пригласили. Причем не зная, кто мы с Юрой Стояновым такие. Сочинял мюзикл по этому принципу. Два года я писал, два года записывал фонограмму. Замечательное либретто написал мой приятель Николай Дусин. И все это мне представляется как некое грандиозное шоу. Скоро макет шоу будет представлен на суд города Санкт-Петербурга. После этого нам как бы дадут отмашку воспроизводить замысел в реалии. Чтобы не сглазить, постучу по дереву ([i]стучит[/i]). [b]– Чего бы вы себе пожелали в новом году?[/b] – Чего бы я себе пожелал? Есть такое понятие – состояние внутреннего равновесия. Когда я думаю, что себе пожелать, я всегда отбрасываю какие-то творческие планы: мюзиклы, диски, кино. Это все замечательно, но если у тебя на душе муторно, неспокойно, никакой радости это не принесет. У меня была такая ситуация, когда я находился в состоянии жуткой депрессии. Мне было все равно. Я, как сомнамбула, что-то делал автоматически, потому что я должен был это делать. Вставал, потому что должен был вставать. Шел на работу, потому что должен был идти. А сам думал: когда же я сдохну? Депрессия – такая штука: приходит, когда хочет, независимо от материального уровня и социального статуса, или не приходит. Мне не повезло. Она ко мне пришла. А может, повезло? Когда она ушла от меня, возникло такое ощущение, будто я заново родился. [b]– Нас, наверное, не поймут, если вы на прощание не расскажете какой-нибудь анекдот.[/b] – Был случай, похожий на анекдот. Меня все время путали с Панкратовым-Черным. Меня это жутко бесило. Однажды в Сочи подошли ко мне два мужика. Я только-только начал сниматься на телевидении. Мне казалось: пришла большая популярность. Как потом оказалось, это не совсем так. Задыхающимся голосом один из них спросил: «Скажите пожалуйста, вы актер?» Я ответил: «Да, конечно!» Когда они отошли, я услышал, как другой произнес: «Я же говорил, что это Панкратов-Черный!» Тогда я испытал легкое разочарование. И только сейчас, когда прошло лет 15 после того случая, мне Саша то и дело говорит, что его уже «заманали» тем, что принимают «меня за тебя». Я отвечаю: «Это, Саша, отголоски! Отольются кошке мышкины слезки!»

Новости СМИ2

Сергей Лесков

Все, что требует желудок, тело и ум

Екатерина Головина

Женщина, которая должна

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

Чтобы быть милосердным, деньги не нужны

Георгий Бовт

Верен ли российский суд наследию Александра Второго Освободителя?

Оксана Крученко

Соседи поссорились из-за граффити

Александр Никонов

Искусственный интеллект Германа Грефа

Ольга Кузьмина  

Выживший Степа и закон бумеранга