втр 15 октября 12:42
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

«Выяснять отношения с Шандыбиным пришлось, но до драки, к счастью, дело не дошло»

«Выяснять отношения с Шандыбиным пришлось, но до драки, к счастью, дело не дошло»

Михаил Мамаев – «Вечерке»

[b]С 3 апреля на телеканале REN TV – премьера нового сезона сериала «Студенты». Михаил Мамаев, запомнившийся зрителям по телефильму «Гардемарины», сыграл в «Студентах-2» преподавателя русского языка и литературы. Типаж актера,«правильного» молодого человека, оказался весьма востребован – одновременно актер задействован еще в двух популярных проектах ведущих каналов: в сериале «Волчица» на телеканале «Россия» и реалити-шоу «Империя» на Первом.[/b] – Мои герой в «Студентах» – довольно молодой преподаватель, который хорошо одевается, хорошо выглядит, привлекает к себе внимание студенток, и вокруг него разворачиваются любовные интриги. Я гуманитарий по первому образованию и рос в семье гуманитариев. Так что, роль преподавателя русского языка меня очень обрадовала и совпала с моими убеждениями. В последнее время меня как-то особенно стало коробить неуважение к родному языку. Люди не знают, как правильно делать ударения, а у нас всегда в семье было принято заглянуть в словарь, если сомневаешься. Я долго занимался журналистикой. Еще в юношеские годы был корреспондентом «Комсомольской правды», потом печатался в «Известиях», «Советском спорте», «Огоньке». В 19 лет у меня вышел сборник стихов, а в 27 – роман. Это не говорит о том, что я идеально знаю язык и грамотно говорю, но все эти «позвОнишь» режут слух и раздражают. [b]– Как, по-вашему, сериал похож на реальную студенческую жизнь?[/b] – Съемки в «Студентах» мне напомнили, но только отчасти, мою студенческую жизнь в ГИТИСе. Я учился уже взрослым человеком. Первое время мне было несколько неловко. Но потом энергетика молодежной и тем более актерской среды меня захлестнула. Она меня опьянила, это было что-то сродни наркотическому воздействию. Нечто подобное было и на съемках, потому что большинство актеров – совсем молодые ребята. [b]– Предложение сыграть учителя оказалось необычным на фоне других сериальных предложений?[/b] – Еще 5–6 лет назад продюсеров такие герои не интересовали вообще. Продюсеров больше волновали бандиты и моральные уроды – роли, которые для меня, как «поэта и гражданина», не интересны. В последние два года, к счастью, предлагают играть и людей, у которых есть нравственный стержень, прошлое, которые не выбросили в мусоропровод все, что было до прихода эпохи Горбачева и Ельцина. [b]– Поменялись и технологии производства сериалов.[/b] – Я это вижу по сериалу «Волчица», в котором больше 200 серий. На телеканале «Россия» мне впервые предложили настолько масштабную, хотя бы во временном отношении, роль. Это огромный кусок жизни моего персонажа, так что есть возможность многое рассказать. Поэтому я на эту роль и согласился. Когда меня спрашивают: «А чем вы сейчас занимаетесь?», я отвечаю, что работаю на производстве. И это действительно так. Ведь если в день не будет сниматься 30 полезных минут, то производство остановится и телеканалу просто нечего будет выдавать в эфир. Каждый из актеров стоит перед выбором, соглашаться с этими условиями или заниматься чем-то другим. Но тот, кто согласился, принимает эти законы. [b]– И смиряется с неизбежным злом…[/b] – Все равно я не соглашаюсь абсолютно со всем, что происходит на съемочной площадке. Например, можно просто играть текст, который приходит к тебе накануне съемок вечером, а можно просидеть полночи и переписать этот текст. Зато потом не придется краснеть, когда серия выйдет в эфир. Часто бывает так: я получаю текст и понимаю, что это писал враг моего персонажа! Потому что мужчина не может так говорить с любимой женщиной! Как пацан какой-то, а то и хуже. Еще один минус в сериале «Волчица» – монтаж. Когда я помню, что три недели назад делал на съемочной площадке, а потом вижу серию в эфире, то замечаю, что половина сыгранных оценок и эмоций улетела в корзину. Это вызывает досаду и разочарование. Так что смиряться приходится со многим. И с тем, что на переправку чужих ошибок приходится тратить крохи своего свободного времени, которого нет. 12-часовой рабочий день ты постоянно находишься в кадре, а потом садишься в машину и уезжаешь домой. Сил после такой работы не хватает даже на то, чтобы с друзьями пообщаться. «Волчицу» вообще снимают в Киеве, так что я регулярно перелетаю из Киева в Москву, с «Волчицы» на «Студентов». [b]– Чем еще приходится жертвовать?[/b] – Я очень люблю горы. Раньше я каждый год выбирался покататься на горных лыжах. Последние два года я даже в Москве не мог съездить в Крылатское. К тому же я человек, который по характеру своему любит все новое. Мне постоянно нужны новые знакомства с интересными людьми. Теперь вот и на это нет времени. [b]– Проект Первого канала «Империя» не принес вам новых знакомств и ощущений?[/b] – Я ехал на проект с мыслью, что смоюсь оттуда через две недели. Вкушу этого воздуха Средневековья, познакомлюсь с теми, кого еще не знал, пообщаюсь со знакомыми, посмотрю на Польшу и благополучно вернусь в свою реальную жизнь. Но потом я так втянулся, что понял: буду в шоу столько, сколько смогу. Очень подружился на проекте с Петром Марченко, телеведущим Первого канала. Много общался с Жанной Фриске, наверное, даже больше, чем с другими. С Шандыбиным отношения складывались непросто. Это человек, который работает на камеру. Вот, кажется, не снимает его камера, и он нормальные человек, а потом камера включается и реакции Шандыбина на происходящее становятся совершенно неадекватными. При включенной камере он напоминал человека-программу, которому надо быстро и громко рассказать в камеру свое понимание происходящего и сделать это вперед других. Выяснять отношения с ним пришлось, но до драки, к счастью, дело не дошло. [b]– Что было самое сложное?[/b] – На каком-то этапе шоу я остался единственным мужчиной среди семи молодых актрис. Выживать в их компании было сложно. У успешных актрис всегда столько нерастраченной энергии, которую на что-то надо выплеснуть. А тут мужчина как раз подвернулся, очень хорошая мишень! Тем более не поддаваться на провокации со стороны женщин было тяжело, поскольку я был ослаблен физически. Я по натуре мясоед, а нам приходилось обходиться на проекте натуральным хозяйством, овощами. И в дополнении ко всему на меня легла вся мужская работа. Надо было и дрова наколоть, и воды принести, огонь растопить. Ели мы каши и супы на капусте, которая перепадала с огорода богатых. За десять дней я похудел на семь килограммов, при этом некоторые девчонки умудрялись поправиться, они просто пухли, как на дрожжах. Хотя когда все закончилось, мне было жаль, что нельзя в подобных условиях провести, скажем, год. Тогда это был бы действительно эксперимент над собственными возможностями – и физическими, и моральными. Это – как в космос полететь. А еще было бы интересно, если бы нас сняли в рыцарском кинофильме сразу после шоу. Актерское погружение в образ было бы максимальным.

Новости СМИ2

Екатерина Рощина

Котам — подвалы

Никита Миронов  

Хамское отношение к врачам — симптом нездоровья общества

Ирина Алкснис

Мы восхищаемся заграницей все меньше

Сергей Лесков

Нобелевка, понятная каждому

Георгий Бовт

Сталин, Жданов, Берия и «Яндекс»

Оксана Крученко

А караван идет…

Ольга Кузьмина  

Без запуска социального лифта нам не обойтись

Александр Никонов

Чему нам действительно нужно учиться у Запада