вс 20 октября 01:45
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Закрывали двери – я в окно, закрывали окна – я в трубу

Закрывали двери – я в окно, закрывали окна – я в трубу

Дмитрий Губерниев: Когда я пересматриваю афинскую греблю, сразу начинаю плакать

[i]Дмитрий Губерниев правда высокий. Это первое впечатление. Во время записи программы «Сборная России» он уверенно общается с чемпионом мира по биатлону Николаем Кругловым. В перерывах подглядывает в шпаргалку, обсуждает спортивные сплетни и очаровывает съемочную группу. Он патриотичен, эмоционален и предан профессии – идеальные данные для спортивного комментатора. И он принципиально не комментирует футбол.[/i] [b]Проникаю везде – Давайте, Дмитрий, для начала выведем вас на чистую воду. Вот на интернетовском форуме Института журналистского и литературного творчества студентки жалуются, что Губерниев обворожил их на занятиях, а потом с зачетом «кинул».[/b] – ([i]Смеется[/i]) Это они меня обворожили, а не я их! А на зачет я не приехал, потому что у меня была срочная командировка. Но он все равно состоится через неделю, и я со всей строгостью буду его принимать. (Коллегам) Я тут преподаю, понимаете ли, на досуге. Кикнадзе когда узнал, чуть в обморок не упал. Я действительно кинул студенток, мне очень стыдно. Но мне кажется, я уже практически искупил свою вину. ([i]Хитро[/i]) По крайней мере уверен, что они все с успехом сдадут этот зачет. [b]– А правда, что во время Олимпийских игр в Греции вы так эмоционально комментировали финал по академической гребле, что комментаторы других стран сбежали из рубки?[/b] – Абсолютно точно! Мало того что они все разбежались, так еще не хотели комментировать. Австралиец, который сидел передо мной, снял микрофонную гарнитуру и подставил ее мне. Я горд тем, что минуты три комментировал на русском языке для австралийского канала! Орал как резаный. [b]– А потом еще и первым обнимали победителей, убежав от охраны?[/b] – На самом деле, когда я побежал к ребятам обниматься, никто из полицейских, которые слышали мой дикий ор, даже не пытался меня остановить. Мы обернулись в российский флаг и стали впятером плясать безумные пляски. [b]– Вообще, на соревнованиях такого уровня непросто пробраться к спортсменам?[/b] – Тут есть масса нюансов. Помню, например, на Олимпиаде в Солт-Лейк-Сити у нас была похожая форма одежды с лыжницами. Чтобы с ними увидеться, берешь охапку лыж – и типа ты тренер сборной, фигачишь вместе с лыжами к их домикам. Я так лыжи носил для Лазутиной, Егоровой. Еще сложно всегда проходить к биатлонистам. Помню, я пролезал через сетчатый забор: повесил на него куртку, чтобы не порвать штаны – как разведчик в войну. Я горжусь тем, что еще не было места, куда мне нужно было проникнуть, а я бы не смог. [b]Ненавижу себя слушать – Как думаете, почему комментаторов так часто пародируют?[/b] – Это же хорошо! Высмеивают – значит, смотрят. Хотя я могу объяснить происхождение некоторых своих оговорок. Скажем, я комментировал женскую эстафету. Говорил про запасных – Ахатову, Черноусову. И когда Света Ишмуратова выходила на старт, я ее назвал Черноусовой. Оговорился просто потому, что 15 минут назад рассказывал про другую Свету. Потом, конечно, в Интернете меня последними словами полоскали. Вообще, надо по мере сил стараться знать, чем спортсмены живут, чем занимаются. Я сторонник человечинки в репортаже. Говорить надо не только о том, сколько человек выиграл наград, но и какие-то вещи, связанные с семьей, образованием, хобби. Не всегда это нравится болельщикам. Болельщики – народ очень жестокий, кстати. [b]– А когда сами были спортсменом, готовы были рассказывать «про личное»?[/b] – Ну я всего лишь мастер спорта, у меня уровень не тот. Мне кажется, для спортсмена общение с журналистами – вообще часть работы. Другое дело, когда журналисты приезжают за неделю до старта Олимпиады и спрашивают: «Если вы проиграете, расстроитесь?» или «Вы рассчитываете выиграть?» Такие вопросы, конечно, очень сильно спортсмена нервируют, иногда люди не хотят потом общаться. [b]– Футбольным комментаторам легче стать известными?[/b] – Футбол просто смотрит больше народу. Кстати, в этом смысле мне очень повезло как комментатору биатлона, потому что у него тоже рейтинги очень высокие. Скажем, победные гонки с участием Юлии Чепаловой на чемпионате мира по лыжам смотрело меньше людей, чем рядовые этапы Кубка мира по биатлону. [b]– Кого из коллег-комментаторов уважаете?[/b] – Я очень уважаю тех людей, с которыми мы вместе были номинированы на ТЭФИ в этом году: Гусев, Уткин – замечательные знатоки футбола, профессионалы. Мне нравится то, что делают у нас на канале Гриша Твалтвадзе в программе «Золотой пьедестал», Илья Казаков как футбольный комментатор. [b]– А кто не нравится?[/b] – Есть такие, но я не буду об этом говорить. Кстати, почти всегда мне не нравится, как комментирую я сам. Я ненавижу себя слушать – это просто ужасно! У меня куча всяких-разных ошибок. Правда, ту самую афинскую греблю пару раз посмотрел. Но сразу начинаю плакать – такой был всплеск эмоций. [b]А ты кто? – Я никто – Как вы стали комментатором?[/b] – Я получил травму еще на первом курсе института, из-за чего, собственно, перестал выступать. Мне было неполных 18 лет. Шестое чувство подсказало, что нужно учиться, и я окончил институт с красным дипломом. Работал тренером по фитнесу в «Лужниках», охранником. А через два года, когда был конкурс ведущих на ТВЦ, я туда пришел с улицы, просто рискнул. Мне говорят: «А ты кто?» – «Я никто, я хочу попробовать». Закрывали двери – я в окно, закрывали окна – я в трубу печную залезал. Я вообще максималист – везде. Меня нельзя ругать, меня нужно хвалить, чтобы я работал еще лучше. [b]– Что охраняли в бытность секьюрити?[/b] – Ой, много чего. Цветочную оранжерею, цементный завод, офис фирмы, которая торгует рыбой. У меня богатая биография. Я не крутой был охранник – больше такой, полудекоративный. У меня и табельного оружия не было. Когда уже нужно было получать лицензию профессионального охранника, я подспудно думал: господи, ну какой из меня охранник? Может, чем-то другим заняться? Так и сложилось. [b]– На одном женском сайте вы названы в числе самых сексуальных телеведущих.[/b] – ([i]Кокетливо[/i]) Ну это уже давно было! Приятно, когда на тебя обращают внимание. Внешний вид – это, конечно, святое, но часто случались внештатные ситуации, когда нужно было срочно выходить в эфир, и я жертвовал внешним видом ради того, чтобы подготовиться. Я же в конце концов не роскошная блондинка. Главное, чуши меньше нести, а внешний вид как-нибудь приложится. [b]– Существует стереотип, что спортсмены – люди недалекие.[/b] – Я изначально исхожу из того, что те люди, которые приходят ко мне в «Сборную России» – достаточно умные. Вообще, человек, который работает в кадре, должен осознавать, что по ту сторону экрана есть огромное количество людей, которые умнее, чем ты. А спортсмены многие просто как дети в хорошем смысле этого слова. Потом, как учили меня, неинтеллигентный человек не может добиться больших успехов в спорте. К нам приходят большие спортсмены. Они выиграли по многу раз олимпиады, чемпионаты мира. Их философия, энергетика, ум были направлены на достижение определенного результата. На моей памяти не было чемпионов, которые как в том анекдоте – «А еще я ем в голову». Может быть, распространению такого мнения поспособствовали футболисты. Их так много, этих футболистов: гол забил – и ты уже звезда. А на самом деле многие таковыми не являются. У нас в программе было много замечательных футболистов – образованные, умные, книги читают и музыку хорошую слушают. [b]– Вы придумываете для спортсменов необычные задания – нарисовать ваш портрет, разыграть сцену из «Ромео и Джульетты». И что, безропотно соглашаются?[/b] – Мы соизмеряем задания с тем, на что готов человек. Хотя бывало, что носы морщили. [b]– Кого из знаменитостей вы бы включили в собственную «Сборную России»?[/b] – Каждый из нас – это сборная, потому что спортсмены никуда без болельщиков. Есть, конечно, мечта сделать программу с главным болельщиком нашей команды Владимиром Путиным. [b]Уже развелся, все в порядке – В прессе возмущались тем, что во время митинга в поддержку проведения Олимпийских игр в Москве вы с самого начала знали, что России отказано, но обманывали толпу.[/b] – Я не знал результатов. Мне активно пытались сообщить их, но я специально ни с кем не разговаривал. На меня даже многие обижались. Но ведь так интереснее работать! Иногда, когда комментируешь в записи, специально не общаешься с коллегами, не слушаешь радио, не смотришь телевизор, чтобы не знать результата. Соревнования закончились два часа назад, а тебе так интересно, как будто это прямой эфир. [b]– Каково это – нести олимпийский огонь?[/b] – Мне посчастливилось принять этот огонь у Сережи Шилова – прославленный параолимпиец, инвалид-колясочник, чемпион Параолимпийских игр. У меня возникло ощущение, что я прикоснулся к олимпийской реликвии. ([i]Гордо[/i]) Теперь дома этот самый факел лежит на видном месте. [b]– Кстати, о реликвиях. Спортивные кубки в декорациях программы – настоящие?[/b] – Практически ничего настоящего, отнятого или позаимствованного у спортсменов нет. Можно кубок завоевать, а можно его пойти и купить. [b]– Свою супругу вы обнаружили тоже в спорте?[/b] – А мы уже давно и не живем вместе. Уже с успехом развелись, все в порядке. Лучше про ребенка поговорить. [b]– Он папу, наверное, больше по телевизору видит?[/b] – ([i]Улыбается[/i]) Я стараюсь, чтобы видел не реже, чем по телевизору. Мишка, кстати, очень хорошо бьет с двух ног в футболе. Я был бы не против, чтобы он стал спортсменом, хотя он очень здорово поет. Может, будет как Хворостовский. В общем, я принимаю активнейшее участие в воспитании сына. [b]– Его папа тоже отличился по части пения: вы победили в «Народном артисте» в конкурсе среди звезд. Как насчет шоу-бизнеса?[/b] – Приглашают – иду и пою. Но пока это такая любительщина. Серьезных предложений со стороны продюсеров, к сожалению, нет. А может, и к счастью. Тогда пришлось бы как-то делить пение с журналистской деятельностью. [b]ДОСЬЕ «ВМ» [i]Дмитрий ГУБЕРНИЕВ[/b] родился 6 октября 1974 года в городе Дрезна Московской области. В 1995 году с отличием окончил педагогический факультет Российской академии физической культуры, затем – Институт повышения квалификации работников радио и телевидения. В 1997 году – спортивный комментатор на телеканале ТВЦ, затем вел спортивные новости в «Вестях» телеканала «Россия». Ведущий программы «Сборная России» телеканала «Спорт», комментатор. Мастер спорта по академической гребле. Бывшая жена – Ольга Богословская, заслуженный мастер спорта, корреспондент телеканала «Россия». Сыну Мише три года.[/i]

Новости СМИ2

Никита Миронов  

Смелых становится все больше

Екатерина Рощина

Елки, гирлянды и мыши: новогоднее безумие стартовало

Елена Булова

Штрафовать или не штрафовать — вот в чем вопрос

Александр Хохлов

Шестнадцать железных аргументов Владимира Путина

Михаил Бударагин

Кому адресованы слова патриарха Кирилла

Оксана Крученко

Детям вседозволенность противопоказана

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

В чьей ты власти?