втр 22 октября 17:50
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Парадоксов друг

Мосгорсуд выпустил из СИЗО виновника ДТП у «Славянского бульвара»

Как будут отдыхать россияне на ноябрьские праздники

Каховскую линию закроют на реконструкцию 26 октября

Появилось видео с места убийства двух человек в Новой Москве

Эдгард Запашный: Цирк для зоозащитников — инструмент самопиара

Синоптики предупредили о снижении температуры в столице

Названа доля семей, которым хватает средств на еду и одежду

Кинолог рассказал, чем лучше кормить собак

«Готовим законопроект о запрете аниме»: как японцы обидели Поклонскую

Трамп объяснил, почему начали процедуру импичмента

Путешественники назвали способы борьбы с джетлагом

Чем опасно долгое использование смартфона

Михаил Ефремов: Горбачев спас Россию

Парадоксов друг

Капица говорил: «Лева, садитесь рядом. Вы пятнадцать лет были за кадром, вам давно пора появиться...»

[i]«Очевидное-невероятное» — легенда нашего телевидения. «Под знаком «пи» — продолжение легенды, «Цивилизация» — совсем не завершение. И за кадром и в кадре этих программ уже несколько десятков лет стоит академик Российского телевидения [b]Лев Николаев[/b]. В первый раз он пришел на телевидение тогда, когда еще не начали строить Останкинскую башню. Сейчас Николаев — художественный руководитель компании «АСС-ТВ», производящей классические научно-популярные программы «Клуб путешествий», «В мире животных». Кроме того, он автор и ведущий цикла о невероятных достижениях науки и парадоксах человеческой природы «Цивилизация», занявшего место «Очевидного-невероятного» на ОРТ. С Львом Николаевым беседует корреспондент TV-Текста.[/i] [b]ТТ: Вы окончили физфак МГУ, но вместо того чтобы защищать кандидатскую, занялись кинематографом... Л. Н.:[/b] Я занимался физикой моря, работал на Байкале. Но параллельно с университетской жизнью увлекался кино. Начал с операторства, учился монтажу, делал любительские фильмы. Когда аспирантура закончилась, несколько фильмов уже вышли на экран. Они имели успех, и я получил приглашение поработать в профессиональном кино. Долго думал, потому что надо было либо бросать науку и уходить в кино, либо бросать кино и уходить в науку. Потом появилось телевидение. Я занимался кинодраматургией, которая для меня стала главным интересным делом. В начале 1980 годов я даже вел на Высших курсах сценаристов и режиссеров Госкино СССР две мастерские. Очень хорошие были ребята, некоторые из них чрезвычайно успешно сейчас работают, и не только в документальном кино, но и в игровом. Например, Алексей Балабанов. Думаю, что главная проблема сегодняшнего телевидения — это драматургия. Очень многие вещи делаются с пренебрежением к этой составляющей. [b]ТТ: Как вы оказались на ТВ? Л. Н.:[/b] Как таковой популяризацией науки на телевидении я занялся в 1973 году, 26 лет назад. Меня позвали делать передачу «Очевидное-невероятное» спустя два месяца после ее образования. Мы сделали ее с Капицей фактически вдвоем. Когда у зрителя не было большого выбора, она занимала одно из ведущих мест в рейтинге, которого тогда тоже еще не было. [b]ТТ: Она привлекала тем, что в ней можно было услышать нечто, что выходило за существовавшие тогда информационные пределы. Существовал ведь феномен «академического вольнодумства»... Л. Н.: [/b]Ниша, которую мы занимали, имела преимущества в смысле идеологических запретов. Авторитет программы быль столь высок, что нам позволялось значительно больше, чем позволялось другим. Мы обсуждали целый ряд проблем, которые были немыслимы в других СМИ. Иногда передачу закрывали. Скажем, не вышла программа, посвященная бессознательному, только потому, что само понятие «бессознательное» в то время считалось неуместным. Всех призывали к сознательности, а бессознательное — это такой феномен, который казался нонсенсом. Или не вышла передача, посвященная, казалось бы, такой сугубо научной проблеме, как ключи к шифрам, древнейшие системы письменности, расшифровки древних языков. Мы делали программу вместе с блистательным лингвистом Вячеславом Всеволодовичем Ивановым, снимали в Пушкинском музее среди раритетов всех народов. Единственной догадкой, объяснявшей, почему ее не выпустили в эфир, было то, что мы могли случайно опубликовать некие шифры, например, народности майя, которыми пользовались и теперь. Тем не менее нам позволялось многое. Например, в области экономики мы впервые делали программы, которые потом по просьбе людей со Старой площади расшифровывались и раздавались по высоким инстанциям, чтобы там знали, какова современная точка зрения на экономику. Это было уже воздействие на мировоззрение людей, определявших жизнь страны. Так, в августе 1984 года академик Аганбегян выступил с такой оценкой экономической жизни, что программу чуть не изгнали с телевидения. В основе лежал анализ, который Аганбегян делал для Горбачева. Спустя полгода Горбачев пришел к власти, пришел с той программой, о которой мы с телеэкрана пытались рассказать всем. [b]ТТ: В вашей передаче новизна мысли всегда сопровождалась особенной «элегантностью» художественных решений... Л. Н.:[/b] С точки зрения языка телевидения и кино, мы многие вещи начинали первыми на телевидении. Первыми использовали стилистику эссе в научно-популярных программах. Это оказалось необычайно притягательно. Эти программы могут уже выглядеть архаичными по монтажу, но с точки зрения мысли они не устарели. Мысль вообще не сильно стареет, стареют способы ее выражения. [b]ТТ: Говорят, вы делали первые телемосты? Л. Н.: [/b]Первые телемосты, в которых участвовали американские и наши ученые, и мосты не только двухсторонние, а и трехсторонние, посвященные, например, столетию Нильса Бора: Копенгаген — Бостон — Москва. Наука начала огромную кампанию против ядерного безумия, когда появилась нейтронная бомба, когда появилась опасность «ядерной зимы». Сергей Капица активно участвовал в этом движении на мировом уровне. Первое предложение сделать телемост исходило от американцев, а в ГУВСе, управлении внешних связей Гостелерадио, этими вопросами занимались Скворцов и Корчагин — два редактора, которые сейчас весьма серьезно занимаются телевизионным бизнесом (в НТВ-Холдинге. — Прим. ТТ). А нашим главным редактором была одна женщина, которая вела себя очень независимо не только потому, что ее муж работал в ЦК, а просто по характеру, и она рискнула. В Москве тогда оказался «по случаю» Юлий Гусман, который не имел еще никакого отношения ни к Дому кино, ни к Гостелерадио, но был потрясающим мастером организовывать публику — шоуменом, как теперь говорят. Все организовали в течение одного дня, и к ночи собралась полная студия студентов из ВГИКа, из МГИМО. Было что-то невообразимое, когда мы увидели себя на экранах там, в где-то в калифорнийском парке, где собрались тысячи людей на праздник науки и искусства. Это произвело очень большое впечатление на всех, это был замечательный момент. [b]ТТ: «Очевидное-невероятное» породило и некоторые «дочерние» направления... Л. Н.:[/b] Да, появилась программа «Под знаком «Пи», и у нас произошло разделение: Капица всегда предпочитал естественно-научное направление, с перестройкой он стал больше уделять внимание экономике, а я больше стал заниматься вопросами гуманитарного свойства — историей, философией, психологией, литературой. Тогда мы впервые рассказывали о Сикорском, о Леонтьеве, о создателе электронного телевидения Зворыкине и создателе нейтронной бомбы Гамове, сделали программы о Бахтине, о Соловьеве, о философии ХХ века, о Хайдеггере, о немецкой школе, о Фрейде, о Юнге. Мы пытались заполнить тот провал, который существовал в нашей культуре, в мировоззрении людей в связи с идеологическими запретами. И таким образом мы с Капицей существовали какое-то время параллельно. [b]ТТ: В конце концов вы поссорились... Л. Н.:[/b] В какой-то момент у «Очевидного-невероятного» была пауза, потом оно возродилось заново, сначала на первом канале, причем так: один раз в месяц с 1995 года, когда образовалось ОРТ, шло «Очевидное-невероятное», три раза — «Под знаком «Пи». Потом по желанию ОРТ мы согласились идти под единым названием «Очевидное-невероятное». С этого начались все неприятности... Но это отдельная грустная история, и мне не хотелось бы уделять ей много внимания, потому что она прервала наши отношения с Сергеем Петровичем Капицей. Мы просто узаконили в конце концов сложившееся разделение — он занялся ХХI веком, а я предшествующими двумя тысячелетиями. [b]ТТ: Когда вы первый раз появились в кадре? Л. Н.:[/b] В первый раз меня в кадр вытащил Капица, когда мы отмечали пятнадцать лет «Очевидного-невероятного». В передаче он говорил: «Лева, давайте, садитесь рядом. Вот человек, которого пятнадцать лет вы слышали за кадром, и вам давно пора появиться...» Но впервые в кадре я работал в 1970-м, кажется, году. Как ни смешно это звучит, но я провел тогда, еще до Белянчиковой, несколько передач «Здоровье», хотя делал не собственно медицинские, а социально-медицинские программы. [b]ТТ: Сейчас вы художественный руководитель компании АСС-ТВ, которая производит и «Клуб путешествий», и «В мире животных», и «Цивилизацию». Вы не боитесь конкуренции, ведь подобную тематику «разрабатывают» и другие? Л. Н.:[/b] «Клуб путешествий» и особенно «В мире животных» существуют в условиях жесткой конкуренции. На втором канале выходят «Диалоги о животных», и ученик Николая Дроздова Иван Затевахин вполне опережает учителя за счет в основном киноматериала, который он показывает. Известная конкуренция существует и у географических передач. Что касается того, чем занимаемся непосредственно мы, то да, этим пока не занимается никто. Но я не боюсь конкуренции: в области науки, культуры, культурологии остается еще столько неосвоенного пространства! Последний год мы существуем параллельно с Капицей, и мы же не конкуренты друг другу. В этом смысле чем больше будет передач, тем лучше — это соответствует нашей задаче. Но востребованность передач — условие нашего существования. Никакому каналу не нужна передача с низким рейтингом, а научные передачи по определению высокого рейтинга иметь не могут. Ни в одной стране научная передача не собирает больше 3—5 процентов. Это потолок. Поэтому каналы вкладывают деньги в рейтинговое, в попсу, в детективы — это объяснимо, но это не соответствует государственным задачам. Если бы государство взяло на себя расходы, то, я уверен, многие каналыстали бы брать передачи бесплатно. Производство стоит немалых денег, и то, что ОРТ субсидирует и «Клуб», и «В мире животных», это в значительной степени благородная акция с его стороны. Поэтому я считаю, что первый канал серьезно вкладывает деньги в просветительство. [i]Высокий рейтинг научно-популярных программ труднодостижим по нескольким причинам. Первая из них — глобальная — народ успели отучить от этой культуры. Интеллигенции сейчас меньше одного процента, этот слой с трудом воспроизводится. Вторая — время в эфире. В программах ВВС, французского пятого канала, американского тринадцатого канала научно-популярные программы стоят в прайм-тайм — восемь, девять часов вечера. Там есть подготовленная аудитория, и они здорово «раскручивают» эти программы. Я делал в 1989 году вместе с англичанами фильм о Байкале. Он там шел в девять вечера, и за два месяца до показа его рекламировали все газеты и само телевидение.[/i]

Новости СМИ2

Сергей Лесков

Все, что требует желудок, тело и ум

Георгий Бовт

Верен ли российский суд наследию Александра Второго Освободителя?

Оксана Крученко

Соседи поссорились из-за граффити

Александр Никонов

Искусственный интеллект Германа Грефа

Ольга Кузьмина  

Выживший Степа и закон бумеранга

Ирина Алкснис

Экология: не громко кричать, а тихо делать

Александр Лосото 

Бумажное здравоохранение