чт 17 октября 06:40
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

ТВ взгляд

ТВ взгляд

Меньшиков против Миронова. Первые впечатления от «Золотого теленка» и «В круге первом»

[i]Две широко разрекламированные премьеры «Первого» и «России» поставили зрителей перед жестким выбором. В очередной раз пасть жертвой обаяния Олега Меньшикова или отдать предпочтение изысканному Евгению Миронову. Правда, некоторые особо ненасытные зрители, вооружившись пультами, умудряются смотреть оба сериала одновременно. А что делать в том случае, когда в квартире один телевизор, а художественные вкусы членов семьи разнятся? В этом случае остается утешиться разве что анекдотом: «Главное отличие главы семейства – это пульт от телевизора».[/i] [b]Прием, которым оперируют каналы[/b], называется «контрпрограммирование». Видимо, так сильно любят нас телевизионщики, что, дабы «поставить друг друга на место», готовы жертвовать рейтингами. Хотя надо заметить, они (рейтинги) и без того не хилые. В понедельник «Золотой теленок» смотрели 36,5 процента москвичей, «В круге первом» – 29,1 процента. «Россия» в воскресенье (начало показа) показал первые две серии экранизации романа Солженицына, Первый канал «удлинила» начальную серию «Теленка». Намерения обоих телемонстров очевидны – завлечь зрителя. С той же целью каналы фактически отказались от рекламы во время демонстрации фильмов. Что касается художественных достоинств (и недостатков) сериалов, то о них, понятно, разговор отдельный. [b]Cначала о «Золотом теленке».[/b] Молодой режиссер Ульяна Шилкина вольно или невольно обрекла свое творение на сравнения со знаменитой, хотя и не бесспорной трагикомедией Михаила Швейцера. Режиссер предпочла «облегченную» подачу материала, в сериал даже вкраплены забавные мультипликационные вставки. Но тем не менее от сравнений никуда не деться. Алексей Девотченко, сыгравший Корейко, не то что бледнеет по сравнению с великим Евгением Евстигнеевым, а попросту не воспринимается. Его Корейко скучен и анемичен. Конечно, затмить феерического Зиновия Гердта вряд ли у кого получится. Однако же насколько Паниковский был выразителен у Швейцера, нанастолько плоским и одномерным получился у Шилкиной. О Шуре Балаганове, которого некогда искрометно играл Леонид Куравлев, вообще нечего сказать, кроме того, что он в сериале наличествует. И, наконец, Бендер – ОлегМеньшиков у многих поначалу вызвал ассоциации с сакраментальными «Покровскими воротами». В первой серии актер был по-юношески непосредственен, чем чуть было не ввел в заблуждение относительно соответствия классическому образу Ильфа и Петрова. Во второй и третьей у великого комбинатора прорезался слабенький, но все же – оскал романтического хищника. Увы, иные комплименты в адрес нашей звезды № 1 пока не вырисовываются. И последнее: фильм Швейцера был не то чтобы смешон, но все же источал аромат знаменитого романа; сериал Шилкиной если и заставляет улыбнуться, то разве что оттого, что смеяться тут откровенно не представляется возможным. В сухом остатке – довольно миленький, но лишенный комедийной и психологической энергетики первоисточника продукт. [b]В отличие от похождений Остапа Бендера[/b], ранний роман Солженицына экранизируется впервые. И поэтому сам выбор канала «Россия» уже заслуживает уважения: вместо новой версии очередного литхита – мрачная история от малочитаемого в народе (хоть и официально признанного великим) писателя. Понятно, что после всех сериалов о ментах и бандитах лагерной «полифонией» особенно никого уже не удивишь. Что касается антисталинского пафоса, присущего произведениям Солженицына, то он в наш гламурный век вообще кажется делом довольно архаичным. Тем не менее выбор канала «Россия» представляется вполне своевременным: можно наконец вздохнуть после бесконечной развлекаловки и заодно пересмотреть свое отношение к творчеству сурового классика. Судя по первым четырем сериям, «ужасы сталинских лагерей» (в более «мягкой» версии – «шарашки»), «атмосфера всеобщего страха» и прочие знаковые для эпохи вещи переданы в картине мастерски. Чего стоит сцена свидания Абакумова (Роман Мадянов) со Сталиным(неожиданная и точная роль Игоря Кваши): «Товарищ, Сталин, верните нам смертную казнь!» – просит потный от страха Абакумов. «Понимаю, понимаю, что это нужно», – отвечает мудрый отец народов: «А ты не боишься, что тебя первого и расстреляем?» Глядя, как тот же Абакумов визжит свиньей перед провинившимися генералами или бессильно кряхтит рядом с бесстрашным зэком (прекрасная работа Андрея Смирнова!), уже напрочь забываешь, что картина про «дела минувших дней». Таких абакумовых встретишь в любом столичным жэке, не говоря о более высоких инстанциях. Что касается фильма в целом, у маститого Глеба Панфилова получается достаточно увлекательное зрелище с напряженной интригой. Даже несмотря на непривычное по нашим временам количество диалогов «о высоком». Видно, что Евгению Миронову (Нержину) на экране пришлось сильно попотеть, озвучивая неподъемные тексты склонного к мессианству и соцреалистической форме повествования лагерного классика, – чтобы они лились из его актерских уст естественно, а не как на семинаре по диалектике. Впрочем, получается это у него с переменным успехом. Видимо, чтобы поддержать баланс между «высоким» и «завлекательным», режиссер вкрапил в ткань фильма энное количество лирико-эротических сцен. Надо полагать, зрителям нежного пола особенно запомнилась сцена купания Дмитрия Певцова (дипломата Володина) с его супругой по фильму и по жизни Ольгой Дроздовой: камера буквально крупным планом задержалась на голой пятой точке актера. Точка впечатляет, но не будем на этом ставить рецензентскую точку, сериал еще не закончился. [b]ОТДЕЛ ТВ[/b]

Новости СМИ2

Полина Ледовских

Трудоголиков домашний очаг не исправит

Никита Миронов  

За фейки начали штрафовать. Этому нужно радоваться

Дарья Завгородняя

Чему Западу следует поучиться у нас

Дарья Пиотровская

Запретите женщинам работать

Оксана Крученко

Ради безопасности детей я готова на все. И пусть разум молчит

Екатерина Рощина

Котам — подвалы

Ирина Алкснис

Мы восхищаемся заграницей все меньше