чт 17 октября 04:05
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Болеутоляющие децибелы

Болеутоляющие децибелы

Джон Зорн и Painkiller в Москве

[b]Композитор, саксофонист, создатель и продюсер авангардного лейбла Tzadik, лидер движения «Радикальная еврейская культура», универсальный музыкант авангарда Джон Зорн выступал год назад с проектом Electric Masada во Дворце молодежи. В этот раз Зорн привез с собой трио Painkiller – еще более выразительный свой проект.[/b] Трио Painkiller (в переводе «болеутоляющее») создано было Зорном (в 1991 году) вместе с музыкантами Биллом Ласвеллом, знаменитым басгитаристом (и, помимо прочего, продюсером), и ударником Миком Харрисом. Painkiller – это крайне мощный звук, по своему характеру тяготеющий к самым крайним проявлениям рок-музыки: хеви-металу и грайндкору, нежели к тому, к чему обычно привержены саксофонисты. Правда, без эстетики и всякой околомузыкальной «металлической» атрибуции. (Широкие штаны цвета хаки Джона Зорна, которые до крайности умилили аудиторию, – это был, пожалуй, единственный фетиш.) Клуб «Апельсин» был забит под завязку. Но большинство аудитории явно не состояло «в джазовом пуле» или круге любителей фестивалей альтернативной музыки. Представители этой категории терялись в толпе молодых людей, любителей «кое-чего потяжелее». Реакция на происходящее была тоже вполне рокерская: кто-то мотал головой «в экстазе», в некоторых моментах вверх взмывали «козы» (особая композиция из пальцев, принятая у фанатов рока). Собственно говоря, участники трио имеют к року непосредственное касательство. Например, ударник Мик Харрис состоял в группе Napalm Death, той, с которой, собственно, и начался грайндкор. Правда, теперь на его месте сидит японский ударник Тацуо Йошида из барабанного прогрессив-рок-дуэта Ruins. Концерт был ошеломительным. На публику обрушился поток очень мощного, объемного звука. При этом нисколько не травматичного для ушей, как можно было бы себе представить. Немного страшно было только за музыкантов: японец порой так «выколачивал», что у его товарищей точно должны были лопаться барабанные перепонки. Этот всепроникающий саунд, в первую очередь баса Билла Ласвелла, от которого резонировала даже одежда слушателей, в буквальном смысле вводил в транс. После концерта потрясенные фанаты делились впечатлениями. «Сказать, что это мега, супер, экстра – значит, не сказать ничего», – признался один молодой человек. Музыканты сыграли шесть или семь довольно протяженных пьес: без определенного тематизма, но при этом четко структурированных и очень ритмичных. Ритм естественно задавали басист и ударник. Тацуо Йошида, помимо того, блеснул парой сольных номеров. Колотя изо всех сил, он что-то отрывисто и яростно кричал по-японски: «хайхай-хай…» Казалось, будто это саундтрек к японскому боевику. Сам Джон Зорн играл, кажется, на пределе человеческих возможностей. В таких случаях говорят: не играл, а звучал. Это были звуки невероятной силы и красоты. Неистовый визг на запредельно высоких, флейтоподобных нотах, клекот, рычание, игра расщипленным звуком. Музыканты выкладывались на всю катушку, так что чуть не задымились. Перед бисом промоутер концерта Александр Чепарухин, глава Greenwave Music, объяснил, что музыкантам надо привести себя в порядок: с них буквально течет. После короткой паузы артисты действительно вернулись на сцену – и сыграли коротенькую, на пару минут, пьесу. Именно такими композициями-малометражками Painkiller в свое время прославились.

Новости СМИ2

Полина Ледовских

Трудоголиков домашний очаг не исправит

Никита Миронов  

За фейки начали штрафовать. Этому нужно радоваться

Дарья Завгородняя

Чему Западу следует поучиться у нас

Дарья Пиотровская

Запретите женщинам работать

Оксана Крученко

Ради безопасности детей я готова на все. И пусть разум молчит

Екатерина Рощина

Котам — подвалы

Ирина Алкснис

Мы восхищаемся заграницей все меньше