вс 20 октября 06:49
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Николай Дроздов: «Я больше знаю о животных, поэтому кажется, что я их не боюсь»

Николай Дроздов: «Я больше знаю о животных, поэтому кажется, что я их не боюсь»

[i]В эти дни программе «В мире животных» исполняется 38 лет. Телепрограмма «В мире животных» – одна из старейших на отечественном телевидении. Основателем и первым ведущим программы был выдающийся кинорежиссер, народный артист СССР Александр Згуриди. Был у программы и еще один ведущий – известный писатель и натуралист Василий Песков. Однако лицом программы на многие годы стал Николай Дроздов, который поделился с «ВМ» секретом долголетия.[/i] [b]– Николай Николаевич, чему вас научили животные за эти десятилетия общения?[/b] – Меня животные научили спокойствию, терпению, уравновешенности. При работе с животными, если хочешь от них чего-то добиться, как, кстати, и от людей, нужно прежде всего терпение, уравновешенность, спокойствие. [b]– Правда, что ваши любимые животные – пауки и змеи?[/b] – Я бы не сказал, что они «любимые», просто я ими больше всего интересуюсь, люблю о них рассказывать. О млекопитающих, о пушистых зверюшках, о пернатых рассказывают все. Собаки, кошки, попугайчики и канарейки приятны в общении и наблюдении, а змеи и пауки – это как раз те животные, которых большинство людей боится… И совершенно несправедливо! Поэтому я считаю, что им должен больше внимания уделять. Я ко всем животным хорошо отношусь и поэтому стараюсь воспитывать к паукам и змеям если не любовь, то, по крайней мере, хорошее и спокойное отношение. [b]– Удалось кого-то перевоспитать?[/b] – Передача и без моего прямого вмешательства воспитывает людей. Я знаю, что многие стали заводить пауков, змей, перестали их бояться и теперь не хотят их убивать, как только увидят. За этими животными очень интересно наблюдать, и делать это можно, скажем, на даче, где паук плетет паутину в каком-нибудь сарае. По весне много змей появляется в заболоченной местности, дачников беспокоят. Естественно, гадюка – животное опасное при общении с людьми в дикой природе. Если люди начинают осваивать дикую природу, то они вынуждены избавляться от этих животных. Но никаких комментариев по поводу того, как это сделать, я никогда не даю. У меня часто спрашивают, что делать с бешеной собакой, что делать, если медведь лезет в огород... Да понятно, что надо делать, но я даже озвучивать этого не хочу! [b]– Николай Николаевич, про вас говорят, что вы никаких животных не боитесь…[/b] – Как так – не боюсь? Я, конечно, боюсь, если на меня слон побежит или тигр бросится. Я просто стараюсь входить с животными в контакт в тех пределах, в которых я не вызываю у них агрессии и не провоцирую на нападение. Может быть, поэтому кажется, что я их не боюсь. Например, я подхожу к крокодилу на расстояние, которое у многих уже вызывает испуг. Но я-то знаю, на каком расстоянии можно находиться в безопасности! Я больше знаю о животных, поэтому кажется, что я их не боюсь. Конечно, я не хочу, чтобы крокодил меня укусил! Но я знаю, что он бросается на расстоянии два метра. Я подхожу к нему на три метра, чтобы, если он все-таки бросится, я успел отскочить. А всем кажется, что я в ужасной опасности и почему-то я этого не боюсь! [b]– Фильмы Discovery, BBC – хиты во всем мире. Научно-популярное вещание завоевывает все больше зрителей. Далеко ли российскому телевидению до создания своего научно-популярного вещания на мировом уровне?[/b] – Я думаю, что такой цели мы не должны себе даже ставить. Есть три основных производящих компании – National Geographic, Discovery, BBC, которые превзойти в формате научно-популярного кино невозможно. Попытки сделать то же самое немного удаются японцам, еще меньше удаются немцам и больше никому. Объясняется это тем же, чем объясняется качество английского газона. Вот, если вы косите травку в течение ста лет раз в две недели, то через сто лет у вас будет идеальный английский газон. Можно и за два-три года сделать что-то похожее, но только похожее. Производство документальных фильмов о животных – это традиция почти вековая. Одного интереса и желания, чтобы так снимать, мало. Дело даже не в финансировании. Нужен гигантский опыт в этой сфере. Дело в том, что у нас отработана технология производства шоу-программ или блокбастеров, по-своему интересных и коммерчески оправданных, но технология производства фильмов о животных в нашей стране никому не известна. Чтобы ее освоить, нужно, чтобы наша группа режиссеров и операторов поехала на BBC и училась там лет пять. Надо вырастить кадры и еще закупить необходимую технику. Но к тому времени BBC придумает еще что-нибудь новое, и мы опять лет на десять опоздаем. [b]– Есть ли еще на свете такая страна, где вы не бывали, но очень хотите попасть?[/b] – После того как я побывал уже в довольно многих местах, мне хочется ездить туда, где я уже был. Вот два года назад я попал, наконец, на Галапагосский архипелаг, куда очень давно хотел съездить. Это острова в Тихом океане, к западу от Эквадора, прямо на экваторе. В 1835 году на этом архипелаге Чарльз Дарвин, глядя на разнообразие животных на каждом из островов, окончательно пришел к выводу об эволюции в животном мире. Ему тогда было 25 лет, совсем еще юноша! Да, в ранние годы надо писать такие вещи… Я очень хотел увидеть эти прекрасные места, где ступала нога этого великого человека. И теперь я только мечтаю о том, чтобы еще раз там побывать. Еще раз хочу съездить в Австралию, в семидесятые годы я объездил ее всю. В январе этого года мне удалось побывать там еще раз, пройтись и по новым местам, и взобраться на ту гору, на которой я уже был тридцать четыре года назад. Хочу опять побывать на Маврикии, на Сейшелах, на Галапагосах, снова в Австралии. Это мои любимые места. [b]– Николай Николаевич, недавно вы принимали участие во всемирном конгрессе Добрых людей. Это единственная социальная деятельность, которой вы занимаетесь?[/b] – Я еще много чем занимаюсь. Я член попечительского совета Всемирного фонда дикой природы, член комиссии национальных парков. Есть такая русская традиция, что добрые люди должны собраться вместе, подняться и сделать что-нибудь доброе. Это меценаты, которые, кто может, помогают своими средствами, а кто может – просто временем и влиянием. Например, я могу прочитать лекцию и получить за нее гонорар, а могу сделать это бесплатно. Зарубежную лекцию, я, может быть, и прочитаю платно, но если меня приглашают в детский дом или провинциальный университет, то, конечно, я это сделаю бесплатно. Это своего рода благотворительность. [b]– Есть ли в природе такое животное, которого вы еще не видели, но очень хотели бы увидеть?[/b] – Я никогда не видел антарктических пингвинов, но я о них много смотрел фильмов и много читал. Кстати, в фильмах BBC такие съемки, что у меня полное ощущение, что я этих пингвинов уже видел в реальности. Мне кажется, что даже поехав в Антарктику, я бы их так не узнал. Ну, подошел бы с краю, посмотрел на них. Но разве можно увидеть те кадры, совершенно фантастически снятые операторами BBC: в полутьме, среди зимы, под снегом. Ведь операторы как-то подкрадываются и снимают этого детеныша, сидящего под мамашей или под папашей. Такого ни один посетитель никогда не увидит. Когда я читаю лекции, то иногда ссылаюсь на сцены, как пингвин кормит птенца, и я в полной уверенности, что видел все это собственными глазами. [b]– Николай Николаевич, вам по роду деятельности приходится совершать длительные перелеты, менять много климатических и временных поясов – в чем секрет вашего хорошего самочувствия?[/b] – Рецепт один. Надо любить свою работу. Вот, скажем, наша студийная запись проходит с десяти утра до десяти вечера. Меня коллеги спрашивают: «Вы, наверное, устали?» А я чувствую себя хорошо, в течение дня я общался с учеными, с животными – это настолько интересно и увлекательно, что после записи у меня чувство полного удовлетворения, что я прожил день не зря. Это только бодрит и придает новой энергии. Перелеты – это тоже интересно. Я никогда на месте не сижу, все время хожу, делаю зарядку, читаю в самолете больше чем где бы то ни было, потому что время есть. Главное, не читать журналы и газеты, которые подсовывают. Жить сиюминутной информацией очень вредно. [b]– Но я знаю, что у вас есть и другие секреты. Вы, например, вегетарианец. Это же ваш сознательный выбор?[/b] – Конечно. Инстинктивно к такому прийти невозможно. Почитал литературу, проверил на себе и понял, что гораздо лучше себя чувствую в качестве вегетарианца, чем мясоеда. Здоровье лучше, да и морально не чувствуешь на себе ответственности за убийство животных. Но я могу придерживаться определенной диеты и убеждений, могу рассказывать о них людям. Однако я не стану уговаривать их, что они должны жить так же, как и я. [b]– Как вы думаете, основные инстинкты животных – самосохранения и продолжения рода – хорошо развиты у современного человека?[/b] – Инстинкты нужны и животному, и человеку, просто у животного они действительно основные. У птиц и млекопитающих мы можем видеть только подступы к интеллектуальной деятельности и неинстинктивной социализации. Ну а у человека есть еще столько духовных и моральных ценностей! Поэтому когда говорят, что животные лучше людей или добрее людей, – это нонсенс. Это романтично по отношению к животным, но унизительно по отношению к людям. [b]– Вы столько лет проводите жизнь в мире животных, а в мире людей что для вас интересно?[/b] – Только книги. Театр и кино – просто некогда этим заниматься. Я понимаю, что театр прекрасен и в свое время я им очень увлекался, особенно оперой. Балет я, честно говоря, не воспринимаю как форму. Люблю драматические спектакли, классику. Книги я читаю, но не те, которые сейчас выходят, мне не до современной художественной литературы. Я слежу за всей литературой, выходящей по моей специальности, иначе нельзя читать лекции в университете, а это огромный объем. Я только в свободное время перечитываю то, что люблю из классики. «Евгения Онегина» я могу читать с любой страницы, рассказы Чехова, Лескова, Куприна. Хоть я и не узнаю из них уже ничего нового, но для меня это отдых и гарантированное удовольствие. [b]– Николай Николаевич, вы вот рассказывали, что поднялись на ту гору в Австралии, на которой уже были более 30 лет назад. В этот момент вы что-то про себя поняли?[/b] – Я понял, что мне надо еще на три килограмма похудеть. Я стоял на вершине этой горы рядом с каменным кубом. У меня есть снимок там тридцать лет назад, и в этот раз я сделал еще один снимок на том же месте. Понял, что я стал меньше ростом! Я помню, что в ту пору был ростом 182 и весил 82 килограмма. А сейчас у меня рост 179 при весе 84. То есть за 30 лет за счет истончения межпозвоночных дисков я потерял три сантиметра роста. Так что теперь мне надо пять килограммов сбрасывать до 79, чтобы достичь своего правильного веса. [b]– Как будете достигать?[/b] – Помните в «Иронии судьбы, или С легким паром» герой прыгал на морозе и говорил: «Надо меньше пить», а я для себя говорю: «Надо меньше есть». У меня нет времени увеличить расход энергии, поэтому надо уменьшить приход, чтобы быть всегда в форме. Чего и вам желаю.

Новости СМИ2

Никита Миронов  

Смелых становится все больше

Екатерина Рощина

Елки, гирлянды и мыши: новогоднее безумие стартовало

Елена Булова

Штрафовать или не штрафовать — вот в чем вопрос

Александр Хохлов

Шестнадцать железных аргументов Владимира Путина

Михаил Бударагин

Кому адресованы слова патриарха Кирилла

Оксана Крученко

Детям вседозволенность противопоказана

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

В чьей ты власти?