ср 23 октября 13:57
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Голос, который покорил мир

Назначен новый глава Департамента труда и соцзащиты населения

Стоимость родового сертификата в России планируют увеличить

«Я хочу жить и работать»: Малышева рассказала о своем состоянии здоровья

Путин рассказал о развитии отношений между Россией и Египтом

Как будут отдыхать россияне на ноябрьские праздники

Синоптики предупредили о снижении температуры в столице

Синоптики предупредили метеозависимых о риске природной гипоксии

Что стало с «Норд-Остом» после теракта

Турция отказалась считать операцию в Сирии завершенной

Молодежный фестиваль пройдет в столичном метро

Кинолог рассказал, чем лучше кормить собак

«Готовим законопроект о запрете аниме»: как японцы обидели Поклонскую

Врач заявил о пагубном влиянии кофе на иммунитет

Чем опасно долгое использование смартфона

Михаил Ефремов: Горбачев спас Россию

Голос, который покорил мир

Лучано Паваротти с женой Николеттой Мантовани. Фото начала 2000-х годов

Пресс-служба кинокомпании «Вольга»

Рон Ховард также хорошо известен в мире как автор документальных работ «The Beatles: восемь дней в неделю» и «Сделано в Америке».

В своей новой картине он предлагает зрителю совершенно по-новому взглянуть на жизнь и карьеру легендарного оперного певца Лучано Паваротти, имя которого символизирует не только недосягаемую высоту в оперном искусстве, но и стремление сделать жизни людей по всему миру лучше.

В Лучано, которого современники прозвали народным тенором, действительно гармонично сочетались гений и знаменитость. Всю свою жизнь он посвятил популяризации оперы среди тех, кто мало что в ней понимал или не до конца чувствовал этот вид искусства.

Силой своего голоса и неотразимым человеческим обаянием, подкупающей, почти крестьянской, простотой и поистине детской открытостью Паваротти завоевывал сердца аудитории во всем мире, выступая на крупнейших площадках планеты. Без единого выстрела он брал город за городом, континент за континентом.

Кому-то может показаться, что легенда современной оперы — не совсем подходящая фигура для фильма режиссера-оскароносца.

Но тут как раз определяющей стала личная встреча Ховарда с Паваротти, при которой режиссер оказался сражен наповал. Да и кто бы смог устоять перед харизматичностью великого певца? Самое замечательное, что и сам Ховард ведь вовсе не был экспертом в области оперного искусства.

Потому-то он и был столь заинтригован этой личностью, дышавшей искусством и любовью, философией и мировоззрением, экстримом ситуаций, которыми изобиловала судьба великого тенора. Режиссер сумел взглянуть на Паваротти глазами новичка в оперном искусстве. То есть одного из тех, до чьих сердец тот как раз и стремился достучаться.

Перед зрителями разворачивается история жизни мальчишки из провинциального итальянского городка Модена, чье детство пришлось на Вторую мировую войну. Маленький Паваротти своими глазами видел повешенных и трупы на улицах — картина эта стояла перед его глазами до последних дней жизни.

Он рос в семье человека, который всю жизнь пел в церковном хоре, и Лучано был искренне убежден, что голос отца был много сильнее, чем его собственный. Но в Италии стать известным сложнее, чем овладеть в совершенстве искусством пения.

Суровое детство наложило на звезду отпечаток: для Паваротти всегда были очень важны семья и любовь окружающих. Удивительно, что, будучи большим мастером, он оставался самоедом и вечно сомневающимся в себе человеком. Перед каждым выходом на сцену говорил музыкантам, что «идет на казнь».

Он словно не верил в силу своего таланта, искренне удивлялся и радовался реакции многотысячной толпы, неизменно кричащей «Браво!». Но любопытно, что страх сцены никак не сказывался на его поступках: когда его собственное мироощущение шло вразрез с общепринятой моралью, он оставался верен себе, своему внутреннему чутью.

На компромиссы в искусстве не шел. Хотя в жизни случалось. Но каждый виток его необыкновенной судьбы сопровождался круговоротом эмоций, переживаний, каждый был сопряжен с мечтой о любви, которая не давала покоя вплоть до ухода.

Источник таланта Паваротти навсегда останется для нас тайной. Но режиссера Ховарда больше интересовало в его судьбе то, как тенор учился пользоваться своим голосом.

«Заглянув глубже в материал, — рассказывает режиссер, — я понял, что за свою карьеру Лучано часто и всерьез рисковал. Этот драматизм был столь необычен, но при этом так естественен».

Просматривая редкие видеозаписи, архивные интервью и прочие материалы, Ховард прочувствовал, насколько сложной была жизнь кумира публики.

Любимая жена и рождение трех дочек, ради спасения здоровья одной из которых он свернул все свои концерты и выступления по миру. Думал, что навсегда, оказалось — на время. Потом появилась еще одна женщина — его ученица, на долгие годы ставшая для Паваротти музой, партнершей по сцене, помощницей, секретарем. Она ушла, поняв, что «должна выпрыгнуть из круга этого обаяния, потому что Паваротти никогда не уйдет из семьи». Третья женщина — вторая жена, была больше чем на тридцать лет моложе его. Ему казалось, что все пропало, но появилась третья муза.

Брак с ней не был одобрен ни католической церковью, ни обществом. Но возлюбленная сумела родить ему дочку, ставшую отрадой последних лет жизни больного раком Паваротти. А ведь именно личные переживания давали ему — человеку творческому — необыкновенный заряд энергии.

Он был дружен с принцессой Дианой и вслед за ней стал широко и много заниматься благотворительностью, жертвуя деньги от своих концертов на больных детей по всему миру. Будучи всемирно известным оперным исполнителем, он вдруг сделал зигзаг в карьере и стал выступать вместе со звездами рок-музыки, пытаясь таким необычным образом привить культуру оперного исполнения к миру популярной музыки — так, словно границы этих кардинально отличающихся друг от друга миров были иллюзорными.

Этот беспечный с виду человек стремился видеть во всем только хорошее, смиренно принимая любые удары судьбы. Казалось, что Паваротти словно играючи справляется с немыслимой популярностью, заоблачными ожиданиями и водоворотом отношений. И все это меркло перед нарастающим чувством ответственности: Паваротти каждый раз стремился найти способ использовать свой голос и влияние для чего-то более значимого, чем просто слава.

Любопытно, что Ховард решил представить свой фильм в формате трехактовой оперы. В конце концов, каким еще мог быть фильм о жизни Паваротти? Эта концепция стала определяющей. Ховард видел свою документальную картину драмой, в которой захватывающие концертные выступления чередуются с эпизодами жизни обычного человека.

С апреля 2017 года по июнь 2018 года режиссер и его помощники взяли 53 собственных интервью в Нью-Йорке, Лос-Анджелесе, Монреале, Лондоне, Модене и Вероне.

Их собеседниками были не только жены, члены семьи, ученики и коллеги великого маэстро из мира оперы и рок-музыки, но также менеджеры, промоутеры и маркетологи, которые помогали Паваротти выстроить траекторию его феноменальной карьеры и вознести оперу на ранее недостижимые высоты.

Каждое из этих интервью было своеобразным откровением, демонстрировавшим сокровенные сомнения, испытания и чаяния Паваротти, примирявшим его завышенные амбиции с жизнью и любовью обычного человека.

«Этот фильм предоставил мне бесценный шанс изучить материалы, которые никто никогда раньше не видел, — говорит Ховард. — Кроме того, я узнал, что самая амбициозная цель Паваротти заключалась в популяризации искусства, чтобы как можно больше людей влюбились в оперу».

Так что новый документальный фильм продолжает дело, начатое когда-то самим Лучано, поскольку он влюбляет новых зрителей в оперное искусство. Ну и, конечно, в колоритную фигуру его верного жреца.

Читайте также: Возвращение короля

Новости СМИ2

Сергей Лесков

Все, что требует желудок, тело и ум

Екатерина Головина

Женщина, которая должна

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

Чтобы быть милосердным, деньги не нужны

Георгий Бовт

Верен ли российский суд наследию Александра Второго Освободителя?

Оксана Крученко

Соседи поссорились из-за граффити

Александр Никонов

Искусственный интеллект Германа Грефа

Ольга Кузьмина  

Выживший Степа и закон бумеранга