ср 23 октября 06:00
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Культ вещей: почему жители мегаполисов превратились в «хомяков»

Мосгорсуд выпустил из СИЗО виновника ДТП у «Славянского бульвара»

Как будут отдыхать россияне на ноябрьские праздники

Каховскую линию закроют на реконструкцию 26 октября

Политолог подвел итоги шестичасовых переговоров Путина с Эрдоганом

Эдгард Запашный: Цирк для зоозащитников — инструмент самопиара

Синоптики предупредили о снижении температуры в столице

Названа доля семей, которым хватает средств на еду и одежду

Кинолог рассказал, чем лучше кормить собак

«Готовим законопроект о запрете аниме»: как японцы обидели Поклонскую

Трамп объяснил, почему начали процедуру импичмента

Путешественники назвали способы борьбы с джетлагом

Чем опасно долгое использование смартфона

Михаил Ефремов: Горбачев спас Россию

Культ вещей: почему жители мегаполисов превратились в «хомяков»

Согласно плану, в торговом центре помимо магазинов и кафе будут оборудованы игровая комната для детей и офисные помещения

Наталья Феоктистова, «Вечерняя Москва»

Забитые полки

Оглянитесь, войдя в свой дом после рабочего дня или в выходной. Шкафы ломятся от костюмов и платьев? На антресолях и в комнатах остались мешки детской обуви, из которой все давно выросли? Рядом теснятся коньки, на которые встают раз в пару лет, байдарка и палатка (десять лет не вынимали), клюшки и коробки с устаревшими магнитофонами и приемниками?

На стенах — полки с книгами, которые не достают годами, и ковры, которые лень куда-то отдать? При всем этом вы ежемесячно оставляете значительную часть зарплаты в торговых центрах и продуктовых магазинах, а морозильные камеры холодильника забиты тушками кур и индеек, которым уже месяца три? И даже в такой ситуации вы мечтаете о новом планшете, самой последней игровой приставке, да и смартфон пора бы поменять… Поздравляем, вы — шопоголик. Человек, зараженный манией сверхпотребления.

Вы такой не один — за последние десять лет число шопоголиков в России выросло в 2,5 раза. Некоторые психологи сравнивают удовольствие от покупок с тем, что мы получаем от вкусной еды и близости с дорогим человеком. Во время шопинга человек теряет контроль над собой и покупает от 30 до 80 процентов ненужных ему вещей, подсчитали социологи. А ведь отовсюду, из каждого утюга, в глаза и мозг лезет назойливая реклама: «Купи! Купи!» Психиатры выяснили: нужен 21 день, чтобы в сознании человека закрепилось желание приобрести ранее незнакомый ему товар.

Более 90 процентов клиентов, которые попробовали определенный продукт, купят его. В этом смысл промоакций. В половине случаев родители учитывают мнение ребенка при выборе продуктов питания и напитков. 55 процентов матерей в России берут с собой детей, отправляясь за покупками. Почти все они готовы выбрать не тот магазин, где выгоднее совершать покупки, а тот, где будет проходить понравившаяся детям промоакция.

Горькое «наследство» СССР

Суть проблемы очень четко определил еще в 50-е годы прошлого века (ведь США попали под пресс маркетинга и рекламы раньше нас. — «ВМ») американский писатель Джек Керуак: «Слишком многие люди сейчас тратят деньги, которых они не заработали, на вещи, которые им не нужны, чтобы произвести впечатление на людей, которые им не нравятся».

В России, как считает большинство экспертов, проблема отягощена «советским наследством» — бедностью, а затем дефицитом товаров. Денег у людей в СССР с конца 60-х годов было больше, чем товаров на полках магазинов! Многие помнят карикатуры и фельетоны про всяческие «черные ходы» торговцев, а также расстрельные уголовные дела «предпринимателей» и посадки «валютчиков». У граждан СССР была возможность, когда «выбрасывали» (слово из прошлого. — «ВМ»), взять сразу много.

В очереди к магазинам вставали сразу, даже не спрашивая, что продают. Брали что придется: обувь несколько экземпляров, причем даже разных размеров. Сотни пачек стирального порошка, кусков хозяйственного мыла. Лишь бы было. «Лежит, есть не просит» — это мнение сложилось у советских граждан в годы застоя. Страсть к накоплению вещей, часто ненужных, отложилась, что называется, «в крови» у людей.

Нельзя забывать и про качество произведенных в прошлом веке вещей — люди даже туфли носили по 20 лет! Все помнят советские телевизоры, которые можно было ремонтировать, менять детали. Магнитофоны чинили сами. Ресурс вещей в СССР был рассчитан с многократной прочностью. Все помнят холодильники «ЗИЛ», у многих они работают на дачах по сей день! Но производители давно нашли выход: они делают недолговечные изделия. Это касается всего — от женских чулок до двигателей автомашин. Они недолговечные и неремонтируемые за редким исключением. Соответственно, нет смысла в накоплении таких вещей. Они за пять-десять лет устареют окончательно. Сейчас даже рубашки по пять лет не носят — они истираются и рвутся через год-полтора. Поэтому у людей от 40 лет и моложе в доме — минимум вещей. Сознание поколений X, Y и тем более Z изменилось: главное, чтобы были деньги, а вещи купить или заказать легко и быстро.

Имидж — все!

Но поколения «миллениалов» попали в другую ловушку маркетологов: им навязали не сверхпотребление, а так называемое «статусное» или «демонстративное» потребление. То есть большие суммы тратятся на престижные с точки зрения миллениалов покупки (например, летняя майка за 60 тысяч рублей. — «ВМ»), после чего вещь демонстрируется всем окружающим. Такое поведение в глазах демонстративного потребителя должно служить поддержанию имиджа «благополучного, успешного человека», а также вызывать чувство зависти у коллег и соседей.

Психологи советуют: вспомните свои ощущения, когда вы купили что-то дорогостоящее. Насколько долго продолжалось состояние эйфории? Куда оно делось потом? Помните, что ни одна вещь не сможет сделать вас счастливым, она рано или поздно выйдет из строя или из моды.

Жители нашего города накопили тонны ненужных им предметов

Коллекционер, «хранитель времени» Михаил Ткачев рассказал о том, куда люди могут отдать или продать ненужные им скопившиеся вещи, технику, гаджеты. Из-за «советских Плюшкиных» в наше время возникают удивительные направления коллекционирования.

— Михаил, люди все больше и больше обзаводятся лишними вещами. Куда они их потом могут отправить в нашем городе?

— Одно из таких мест называется «Свалка». Ребята придумали нечто похожее на японские «клубы разгрузки». Давали объявления, забирали у людей барахло. Потом звонили заказчики: «обставьте мне офис», «сделайте коммунальную квартиру». Предприниматель выполнял заказ, люди приезжали в одиночку или толпой, получали спецодежду и кувалды и под музыку громили все это. Проект оказался популярным, пришлось искать тех, кто готов бесплатно расстаться со всякой дрянью. В итоге человек стал продавать все, что можно найти в московских квартирах.

— А что было наиболее популярным для выбрасывания?

— Квартиры советских времен — это бешеное число книг, затем идет старая советская техника, которая особо не нужна. Видеомагнитофоны с отрезанными шнурами, фототехника, радиолы, радиоприемники, которые выключили в 1978 году и больше не включали! Кассеты, катушки, одежда… Постельное белье в невероятном количестве. Лекарства, просроченные на 30–40 лет, — однажды меня знакомый врач спас от УК, так как за некоторые из тех лекарств сейчас и посадить могут. А еще среди спрессованных простыней очень часто были молочные пакеты с «гробовыми» деньгами. 300–500 рублей советских денег, однажды мне таким образом попались наручные золотые часы среди простыней. А еще — пачка детских книг, брошюр 1916 года, нечитаных! Такие вещи собирают серьезные коллекционеры.

— А что все же самое частое?

— Очень много инструментов качества на уровне современного немецкого — сверла, ножовочные полотна. Мебель, конечно. Чистое белье и неношеная одежда. У меня есть организация, которая такие вещи отправляет в женские и детские колонии. А в целом я и мои коллеги-барахольщики часто занимаемся адресной благотворительностью. У многих барахольщиков есть странички в сети, они там выкладывают раз в неделю то, что им принесли, а какие-то заведения или нищие это все получают. Детские дома или «дома малютки». Игрушки, мебель, даже старые письменные столы, к примеру. Что-то продается. Часть на благотворительность, часть на самообеспечение. Грань между сбором барахла и собиранием антиквариата очень тонка.

— А как отдать ненужные вещи?

— Вы находите в соцсетях соответствующие странички, пишете или звоните. К вам приедут и заберут все бесплатно или за скромную сумму. Сейчас появилось огромное число коллекционеров, которые собирают советские вещи. Например, старые радиоприемники. Помните, в СССР собирали запечатанные пустые видеокассеты и пивные банки? А сейчас люди собирают все: спичечные этикетки, пробки, зажигалки. Одна известная певица коллекционировала очень долгое время презервативы. Я знаю человека, который первым начал собирать электросчетчики! А затем и стенные выключатели. Очень популярны катушки-бобины.

Из разного материала, формы, фирм. Если человек сам хочет от чего-то избавиться, есть специальные интернет-площадки, барахолки в соцсетях, а есть и форумы коллекционеров. Тех же бобин, к примеру. Есть социальные проекты по обмену вещами бесплатно.

Вы отдаете ненужные вещи, взамен получаете другие или нужную вам услугу. Или просто отдаете, без всякого обмена. В Москве до сих пор существуют и комиссионные магазины, хотя их мало. Я имею в виду, не элитные дорогие вещи там продают, а самые обычные — белье, ношеную одежду, истоптанные ботинки, музыкальные пластинки, кухонный фарфор и мельхиор.

Отечественные производители одежды грамотно формируют ценовую политику  / https://pixabay.com/ru/

Отечественные производители одежды грамотно формируют ценовую политику 

ФОТО: https://pixabay.com/ru/

Реплика

Причина бед — реклама и доступные кредиты

Алексей Коренев, эксперт-экономист: 

— Мы почти сотню лет жили в бедности. Психология людей сложилась из нее, когда поначалу ничего не было, а потом появились легкодоступные кредиты на фоне неплохой средней зарплаты и при постоянной рекламе «купите то, купите это». Все банки рассказывают, как легко взять у них кредит, но никто не поясняет, как его затем предстоит гасить. Особенно когда они рекламируют кредиты для пенсионеров, а из чего дедушка будет гасить кредит, не обсуждается.

В основе всего — вот эта бедность и отсутствие финансовой грамотности. Подобная психология всегда была характерна для стран, которые пытались копировать внешнюю атрибутику более успешного соседа. Я знаю даже не по социологии, а по личному опыту: были сотрудники, которые, живя с родителями в панельной «двушке», покупали себе «лендкрузер» и каждые три года его меняли. Брали 3,5 миллиона в кредит, не ездили в отпуск, питались самой дешевой едой, не обедали в офисе, не могли себе ничего позволить и семью также ограничивали. Зато — дорогая машина! Спустя три года продавали его, брали еще кредит, добавляли денег и покупали самый новый. Тех, кто ездил на бюджетных машинах, они, соответственно, называли «лохами», а себя считали «крутыми». Чем это было в реальности: попыткой копировать поведение хозяина банка. Хоть в чем-то быть похожим. Это рабская психология.

Мы слишком долго себе во всем отказывали. Когда появилась возможность, а на экранах — непрерывная реклама, люди сдаются, не могут копить и терпеть.

Учитывайте и социальные сети, где необходимо размещать фото из Таиланда или с Бали, чтобы вызвать зависть. В современной экономике самое сложное не произвести продукт, а продать его. Поэтому хорошие продажники и маркетологи ценятся во всем мире. Глобально все это приведет к новой системе продаж.

Мы придем к тому, что любые услуги и товары будут заказываться конечным потребителем ровно в том количестве, которое ему нужно. Производство будет вынуждено ужаться до того уровня, когда будет производиться только то, что нужно. Это уже существует в сегменте автомобилей премиального класса: нельзя прийти и просто купить. Покупатель заказывает конкретный цвет, обивку, опции и спустя три недели получает машину.

Сейчас мы живем в неэффективной системе перепроизводства., В расчете на то, что потребитель будет выбирать из 60 сортов десять.

Нужно осознать свою болезнь

Ирина Герчикова, клинический психолог:

— Сверхпотребление, шопоголизм сообщество психиатров считает заболеванием. Предпосылок к нему очень много. Все это обусловлено современным цифровым миром. Люди постоянно погружены в гаджеты, где видят, как хвастаются приобретениями другие. Люди даже на последние деньги готовы покупать модное, новое.

Я уверена, что это идет не от семьи, здесь работают социальные факторы. В больших городах, мегаполисах, собираются массы людей, приезжих, которые мечтают о больших заработках и покупках вот этих вещей.

Большую роль играет зависть, а также «я это хочу» вместо «что я могу». Вдобавок люди активно берут кредиты. Но смена места жительства, работы не поможет — привычка сложилась, и пока четко не осознана проблема, изменений не будет.

Когда погружаешься в таких людей, обнаруживаешь, что они даже не отдают себе отчета в том, что делают. У них нет понимания, как зарабатывать и как тратить. Они очень часто совмещают свою самооценку со стоимостью тех вещей, которые покупают. А вот поддержание имиджа «успешного» — другая категория, это делают люди из бизнеса, которым необходимо покупать машины, телефоны, костюмы. Но они себя контролируют и много не тратят.

Терапия помогает таким людям, они учатся планировать свой бюджет. Близкие, друзья должны присматриваться к такому человеку. Когда он или она впадает в шопоголизм, начинает терять контроль. А друзья только улыбаются. Обязательно нужен рядом человек, который обратил бы внимание. Затем надо идти к специалисту, психиатру, самостоятельно с этой проблемой не справиться. Человеку надо вычеркнуть из своего списка, из своего сознания «я должен», надо, наоборот, перестать быть должным чему-то или кому-то следовать, подражать. Как только исчезнет «должен», появляется «могу», понимание, что человек может, а что нет. Расписывать себе график на день и следовать ему.  

Читайте также: Средний чек: как москвичу уложиться в продуктовую корзину за 706 рублей

Новости СМИ2

Сергей Лесков

Все, что требует желудок, тело и ум

Екатерина Головина

Женщина, которая должна

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

Чтобы быть милосердным, деньги не нужны

Георгий Бовт

Верен ли российский суд наследию Александра Второго Освободителя?

Оксана Крученко

Соседи поссорились из-за граффити

Александр Никонов

Искусственный интеллект Германа Грефа

Ольга Кузьмина  

Выживший Степа и закон бумеранга