вс 20 октября 06:37
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Татьяна Устинова: Обожаю детективы. Свои - тоже

Татьяна Устинова: Обожаю детективы. Свои - тоже

[b]Телекомпания «Феникс-фильм» начала съемки сериала «От сумы и тюрьмы» по детективам Татьяны Устиновой. Правильное решение! Автор, которому особо привередливые читатели отдают первое место в мире «женского детектива», должен быть знаком и телезрителям. То есть всем![/b] [b]— Нынче у писателей принято укрываться за псевдонимом. Отчего-то мне казалось, что Устинова — тоже псевдоним. Может быть, причиной тому английский писатель и актер Питер Устинов. Или книги нашего современника Сергея Устинова. А был еще экс-министр обороны Дмитрий Федорович Устинов. Он часом не ваш родственник, Татьяна Викторовна?[/b] — Когда я работала в администрации президента, у меня был начальник — мальчик Дима. Не знаю, успел ли он окончить институт, но «мерседес» у него был. В первый же мой рабочий день Дима поинтересовался, имею ли я родственные связи с маршалом Устиновым. «Нет, — заверила я. — Это фамилия мужа». К сожалению, Дима страдал тем, что слышал только то, что хотел слышать. Поэтому примерно раз в три дня он продолжал пытать меня насчет экс-министра обороны. Наконец я не выдержала и выпалила в ответ: «Я его внучка». Больше Дима меня не терзал. Полностью удовлетворенный, он тут же сообщил об этом всем сотрудникам. По счастью, мои коллеги обладали чувством юмора и не слишком во все это поверили. [b]— А как вы попали в администрацию?[/b] — Благодаря телевидению. А началось все с того, что я окончила Московский физико-технический институт, факультет аэромеханики и летательной техники, перебиваясь с двойки на тройку. Впереди маячил Центральный аэрогидродинамический институт, но я даже помыслить не могла, что буду там работать! Когда я впервые увидела его прокуренные коридоры — отсюда и до заката, табличку с надписью: «Вход в аэродинамическую трубу», то поняла, что ни за что в эту «трубу» не войду. И тут моя сестра позвала меня к себе... Она к тому времени окончила Российский гуманитарный университет и устроилась на только что созданное Российское телевидение. Многие считают: раз ты работаешь на телевидении, должен непременно «сидеть в кадре», а если не сидишь — значит дурак дураком. На самом деле «сидят в кадре» несколько десятков человек, тогда как несколько десятков тысяч «невидимых» обеспечивают им такую возможность. Начинала я секретаршей. А что такое секретарь? Телефон звонит — отвечаешь, надо ксерокопию сделать — делаешь. [b]— Можно еще ногти полировать.[/b] — Я предпочитала зарабатывать деньги. Имея в активе английскую спецшколу, я стала делать переводы, благо тогда появились такие программы, как «Служба спасения 911» и телемосты Познер–Донахью. Я переводила, мне платили, и я была счастлива. Начальник быстро оценил мои старания и попросил меня удалиться... в структуру творческую. Тогда на ВГТРК как раз начиналось утреннее вещание, там я и стала редактором. А потом, это был уже 1994 год, один из наших режиссеров сказал: «Мне звонил знакомый, им нужен редактор на политическое вещание». Я уточнила: «Кому — им?» Он не стал запираться: «Первому каналу. Пойди поговори, может, что и сложится». Я пошла, поговорила, написала какие-то тексты, и меня взяли. Только не на Первый канал, а в администрацию президента. Там, в пресс-центре администрации, я и проработала несколько лет, пока не пришел Чубайс со своей командой, и «старичков» попросили очистить помещение. [b]— Теперь понятно, откуда у вас, писателя, такие знания из жизни политиков, олигархов, бизнесменов...[/b] — С телекамерой и микрофоном мы были допущены к первым лицам государства и отчасти причастны к их тайнам. Поэтому написанное мной в книгах – не всегда выдумка. Я действительно в этом «жила», мне известно, например, как бывает, когда кортеж, мчащийся по тундре Ямало-Ненецкого автономного округа, разворачивается по звонку президента и несется на аэродром, где ждет самолет на Москву. Все это было очень любопытно. [b]— Охотно верю.[/b] — А вот моему мужу совершенно неинтересно! Когда мой текст шел по TV, мой драгоценный супруг удалялся с собакой на улицу. Как я бесилась! Но потом поняла, что и политика, и его жена в политике ему безразличны. С этим надо было смириться и поблагодарить Господа, что уберег от ошибки. [b]— А муж у вас кто?[/b] — Железный флегматик! Женя тоже учился на физтехе. У нас весь факультет был завешан его фотографиями! Он и Ленинский стипендиат, и какой-то чемпион по какому-то бегу на какие-то дистанции. Короче, пришлось выйти за него замуж. [b]— Почему пришлось? Завидный жених?[/b] — Я была влюблена в другого человека. Я скакала за ним, как коза, а он скакал от меня, потому что был озабочен своей карьерой. Наскакавшись, я согласилась с Ахматовой, что женщина не должна бегать за мужчиной, из этого ничего, кроме срама, никогда не выходило. Пойду-ка я лучше замуж за этого зануду из Прибалтики! [b]— Вы такая динамичная, импульсивная, как же вы уживаетесь?[/b] — Иногда видеть его не могу! К примеру, в данную минуту я расположена грезить о высоком, а у него в «плане» значится, что мы должны отправляться со старшим сыном Мишей в театр, так как Мише нужно расти духовно, или с младшим Тимофеем на прогулку, потому что Тиме нужно развиваться физически. Но все это в конечном счете пустяки. Главное — муж всегда на моей стороне! Что бы в моей жизни ни происходило, Женя никогда не говорил: «Да ты вообще дура, что ты про себя придумываешь?» Он всегда говорит: «Ты можешь все, ты лучшая из женщин!» И это все искупает. [b]— Что ж, вы должны быть благодарны физтеху хотя бы за то, что он «подарил» вам такого мужа.[/b] — И научил работать. Если бы не мои институтские мучения, я ни за что не смогла бы вкалывать по 12 часов, не вставая из-за стола. [b]— Каким же ветром занесло вас в это учебное заведение?[/b] — Я из семьи, где считали, что только научно-техническая интеллигенция — это надежно и весомо. Бабушка, которая имела на меня огромное влияние, сказала как-то: «Если хочешь, чтобы у тебя все было хорошо, а я была за тебя спокойна, поступай на физтех!» И я поступила — потому что, во-первых, не дура, а во-вторых, там был конкурс «по половому признаку». У нас на курсе учились сто мужиков и шесть барышень, по одной на группу, так полагалось. [b]— Вы обмолвились, что учились плохо. Комплексовали?[/b] — Половину своей жизни я боролась с комплексами. В школе я была самой высокой. В самом высоком мальчике было чуть больше полутора метров, а у меня — 1,78. Если бы кто-нибудь отрезал от меня полметра, я была бы счастлива! Что же касается института, то я соображала в десять раз хуже остальных, хотя были два предмета, по которым успевала хорошо, — английский и история КПСС. Я старалась сдать эти дисциплины до сессии, так как знала, что из базовых что-нибудь обязательно завалю. Какое чудовищное презрение изливали на меня однокурсники, полагавшие, что я хочу выдвинуться за счет этих никому не нужных предметов! А у меня просто не было выхода — я высвобождала время на пересдачу. А не так давно мне позвонили из ректората и сообщили, что я являюсь «почетным выпускником», и не могла бы я выступить с речью при посвящении в студенты. Я: «Но вы же сами меня носом по зачетке возили!» Отвечают: «Нет, что ты, мы тобой гордимся!» Наверное, это из-за того, что я несколько раз делала про них телесюжеты, когда еще верила, что нашу науку может что-то спасти. Теперь это хладный труп. Причем говорю я это вовсе не потому, что мой муж ушел из науки, не получив Нобелевской премии. [b]— Как же вы стали писателем?[/b] — Мне было 7 лет, родители уехали в Питер, и я написала для мамы рассказ «Одуванчик». Про то, как рос одуванчик на поляне, и птички пели, и травка росла. Я показала рассказ бабушке, и она сказала: «Нет, дорогая, писатель должен знать жизнь, должен проникать в основы, поэтому мы не покажем этот рассказ маме, лучше мы его выбросим». Я была оскорблена, но сочинять не прекратила. И в школе писала, и на физтехе, хотя в моей семье это баловство не приветствовалось. В институтские годы был забавный случай. Шла контрольная по физике, я получила свой вариант и поняла, что вообще ничего не могу решить. Рядом сидел Дима Никонов, который сейчас возглавляет научный департамент компании «Интел» в Калифорнии. Вот он и говорит: «Ты посиди тихо, я сначала свои задачи решу, потом — твои». Я кивнула и стала писать... фантастический рассказ. [b]— Роман — не рассказ, тут не часы, тут дни нужны.[/b] — После ухода из администрации я работала на ОРТ в программах «Человек и закон» и «Здоровье». Потом несколько месяцев сидела дома с сыном-первоклассником, а затем возглавила службу ПИАР в информационно-исследовательском центре «Политика. Экономика. Маркетинг» при Торгово-промышленной палате. В конце 1999 года возникла пауза: один проект закончен, другой еще не начат. Делать было нечего, и муж посоветовал мне хоть что-нибудь из своих «произведений» дописать до конца. И я написала. Звонка из издательства я ждала три месяца, с каждым днем все больше убеждаясь, что все это — полный маразм: ну какая я романистка?! Потом из издательства позвонили и сказали, что роман принят. И пошло-поехало! Кстати, мой самый строгий критик — моя мама, она читает все мной написанное еще в рукописи. [b]— А почему из фантастики ушли в детектив?[/b] — Мой бывший теленачальник Сергей Скворцов когда-то учил меня: «Если ты собираешься делать программу на телевидении, выбирай направление, продукцию которого сама потребляешь как зритель». Так вот, я обожаю детективы! И изменять жанру не собираюсь. Каждый день — ему любимому. Только в выходные не пишу, этого моя семья не переживет. [b]— Живите долго![/b]

Новости СМИ2

Никита Миронов  

Смелых становится все больше

Екатерина Рощина

Елки, гирлянды и мыши: новогоднее безумие стартовало

Елена Булова

Штрафовать или не штрафовать — вот в чем вопрос

Александр Хохлов

Шестнадцать железных аргументов Владимира Путина

Михаил Бударагин

Кому адресованы слова патриарха Кирилла

Оксана Крученко

Детям вседозволенность противопоказана

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

В чьей ты власти?