чт 17 октября 01:35
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Леди карате

Леди карате

В новом фильме Анна Терехова пускает в ход кулаки при каждом удобном случае

Не ругайте наше кино, оно в поисках. Осваивает новые технологии. Сериалы освоили. Пальбу, драки, погони, переворачивающиеся автомобили, фонтаны крови, пожары и взрывы тоже освоили. Постельные разборки и кульбиты худо-бедно освоили. Очередь за восточными единоборствами. Есть уже пара «Ударов лотоса», есть и свой Чак Норрис, или Стивен Сигал, или Чарли Шин – как хотите — Джамал Ажигирей. Профессионал. Его, а также другого профессионала Александра Соловьева пригласил сниматься в своей новой ленте «Загадка сфинкса» режиссер Геннадий Байсак. Что не удивительно, ибо действие картины происходит в элитном московском клубе, где проводятся подпольные поединки мастеров восточных единоборств. Удивило нас другое: в главной роли — этакой «леди карате» — снялась [b]Анна Терехова[/b], и играет она не утомленную любовью и мужской несостоятельностью даму, что было бы вполне естественно для сложившегося имиджа актрисы, а женщину-бойца, пускающую в ход кулаки при каждом удобном случае. Чтобы не ударить в грязь лицом, Анна стала посещать занятия по восточным единоборствам и так увлеклась, что продолжает осваивать ушу по сей день, хотя съемки уже завершились. [b]— Анна, как девушки доходят до жизни такой?[/b] — Я всегда хотела сыграть что-нибудь экстремальное. И однажды мой приятель, постановщик трюков, сказал: «Есть такой проект. Хочешь попробовать?» Почему бы нет? Было крайне любопытно, что из этого получится. Потом вошла во вкус. Хотя меня не назовешь неспортивным человеком. Занималась легкой атлетикой, художественной гимнастикой, плаванием. В десять лет вместе с мамой ([i]актриса Маргарита Терехова[/i]. — [b]Р.С.[/b]) училась ездить верхом. Была даже кандидатом в мастера спорта. Да и в Театре пластической драмы Аллы Сигаловой, где начиналась моя карьера, физических нагрузок хватало. [b]— И все-таки… Даная, Николь, потрясающая Таис Афинская и вдруг — «леди карате»![/b] —Я работала с каскадерами, настоящими профессионалами, это захватывало, затягивало, завораживало. В какой-то момент захотелось выполнять трюки самой, без дублера, и ребята пошли навстречу. Можно было, конечно, в полной безопасности махать руками и ногами (благо растяжка наработана танцами) – потом смонтировали бы. Как это обычно и делается: актриса пудрит нос, а дублер сигает с крыши. Но желание примерить экстремальную ситуацию на себя оказалось сильнее. Вы не представляете себе эти ощущения. Когда дерешься, скажем, на строительных лесах, в пятнадцати метрах от земли, без страховки. Это не бутафорские мечи и томные объятия на сцене, это нечто принципиально другое. Я после этого фильма и к мужчинам стала иначе относиться. [b]— Хуже?[/b] — Лучше. Впрочем, я всегда к ним хорошо относилась. Просто я увидела тут настоящих мужчин. Я поняла, например, что наши каскадеры сильнее, профессиональнее западных. При том, что у наших нет ни тех страховок, ни того технического обеспечения, ни тех гонораров. А риска гораздо больше. Снимали эпизод с автобусом. Я попросилась за руль, хотя должен был сниматься дублер. На крыше автобуса идет драка, люди один за другим падают на полном ходу. Затем и вовсе сносит крышу, остается пол-автобуса. Восемь лет вожу машину, но не думала, что с автобусом так трудно справиться. Поворачиваешь руль направо, а он идет прямо и «думает», повернуть ему или нет. Ребята заранее расчистили от камней места, куда должны падать. Сверху летит вертолет. Мне с крыши кричат: «Направо!» Я кручу руль, а автобус по инерции мчится вперед и поворачивает совсем не там, где надо. И ведь все равно прыгают — не туда, куда рассчитывали, а прыгают. [b]— Было страшно?[/b] — Был какой-то безумный азарт. Снимали поединок с женщиной. Я по сюжету на стороне добра, она – на стороне зла. Полностью потеряла чувство времени, а после выяснилось, что дрались целых пять часов. Из которых на экране останется, может быть, пара минут. [b]— Вы всегда так самозабвенны?[/b] — Смотря в чем. Бывало, десять раз подумаю, прежде чем с «тарзанки» прыгнуть. И потом, есть ребенок… Тут, видимо, внутренняя необходимость назрела – глубже профессию понять, ощутить эту грань между игрой и правдой. Между «казаться» и «быть». И потом, я раньше с каскадерами мало общалась. Это ведь не актеры, это совсем другой народ. Съемки закончились, а я все еще хожу на занятия, там есть чему поучиться – я имею в виду не только единоборства. Ребята обещали, например, научить прыгать с парашютом. [b]— Хорошо хоть с парашютом. Слушайте, а может, тут не обошлось без...[/b] — Без романа? Нет, не было романа. [b]— Как думаете использовать каскадерские навыки?[/b] — С удовольствием сыграла бы еще в каком-нибудь трюковом кино. А пока начинается работа на другой картине. Совсем про другое. Мама ставит чеховскую «Чайку». Этот проект она давно и серьезно готовила. [b]— И там вы играете...[/b] — Не хотелось бы говорить, кто кого играет, не все актеры утверждены. Идут пробы. Но как только начнутся съемки, пожалуйста, приходите.

Новости СМИ2

Полина Ледовских

Трудоголиков домашний очаг не исправит

Никита Миронов  

За фейки начали штрафовать. Этому нужно радоваться

Дарья Завгородняя

Чему Западу следует поучиться у нас

Дарья Пиотровская

Запретите женщинам работать

Оксана Крученко

Ради безопасности детей я готова на все. И пусть разум молчит

Екатерина Рощина

Котам — подвалы

Ирина Алкснис

Мы восхищаемся заграницей все меньше