пт 18 октября 17:22
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Пролетевший над большим американским гнездом

Пролетевший над большим американским гнездом

«Авиатор»: мужская зрелость Леонардо Ди Каприо

[b]Блондинистый красавчик, баловень судьбы, голубоглазый Ромео. Юный, но уже такой знаменитый Леонардо Ди Каприо – как он подходил под манящий, красивый, пронзительный образ маленького избранника богов! Про таких древние говорили, что они долго не живут – умирают рано, чтобы навсегда остаться молодыми.[/b] И правда ведь, «Титаник», фильм, прославившийся на весь мир, принес ему такую известность, о которой можно только мечтать в столь незрелом возрасте. Но слава эта была с нехорошим оттенком: слишком шумная, она порождала обывательские кривотолки. И, ох, многие с удовольствием говорили: хорошо бы ему теперь умереть – раз лучше сыграть было нельзя, значит, дальше будет только хуже… Но дальше пошло еще лучше. Вышли «Банды Нью-Йорка» Мартина Скорсезе – в них «малыш Лео» не уступил именитым голливудским актерам. И вот теперь – «Авиатор» того же Мартина Скорсезе, после которого критики уже поспешили объявить о наступившей «мужской (именно так!) зрелости» Леонардо. В очередной раз обласканный славой, Леонардо чувствует сам, что химический состав его славы внезапно изменился… Вот он уже высказывается о «Титанике» как о далеком прошлом, вспоминая фильм с теплой усмешкой опыта: «Я многим обязан этой работе. Именно она позволила мне поймать птицу актерской удачи за хвост…» После премьеры фильма Мартина Скорсезе журналисты больше не спрашивают Ди Каприо о его родителях и увлечениях детства и юности, а он уже не рассказывает с простоватой усмешкой начинающей звезды, как его отец, итальянец по происхождению, «пудрил мозги» гостям дома, разглагольствуя о своем первом сексуальном контакте в шестилетнем возрасте. Теперь Ди Каприо рассуждает о ремесле как признанный мастер. «Я обожаю весь сконцентрироваться на характере моего персонажа, погрузиться как можно глубже в его душу. Как Роберт Де Ниро…» Есть и еще одно сходство между ним и его кумиром – впрочем, общее у всех хороших актеров, но неизменно отмечаемое журналистами каждый раз, когда в мир приходит новый крупный комедиант: восхитившись киномастерством Лео (так его называть пока еще не перестали), удивляются, какой же он обыкновенный при личной встрече… Как удивлялись когда-то, знакомясь с Де Ниро. Да и встреча с Ди Каприо – событие вполне банальное: стаканами поглощает апельсиновый сок, чужд скандалам, а если, зайдя с журналисткой в парижский бар, сталкивается с фанатами (юноши восторженно и завистливо толпятся вокруг, пожирая его глазами, а девушки пишут на белых майках фломастерами: «Лео, ты самый лучший!» и размахивают этими майками над головой), спокойно, не обращая внимания, садится за столик в углу, выпивает немного и вдруг тихо, мягко говорит: «Давайте выберем местечко поспокойнее…» Сейчас он и вправду смотрится в окружении молодых фанатов иначе, чем в период «Титаника» и «Пляжа». После «Авиатора» уже как-то неловко выглядеть юным сорвиголовой. И Леонардо Ди Каприо теперь носит короткую стрижку, как у Говарда Хьюза, его последнего героя, – для съемок у Скорсезе ему пришлось вчетверо укоротить роскошные белокурые волосы – и расхаживает по парижским кафешкам в шикарном костюме с итальянским галстуком. Кто бы мог представить себе такое еще полгода назад? Что же сделал Скорсезе со своим любимым актером? Он просто снял его в роли Говарда Хьюза. А Говард Хьюз – один из мифов Америки, одно из тех зеркал, в которые время от времени обязана смотреться нация. Поэтому роль его важна и почетна, и действительно знакова. В особенности для актерской «мужской зрелости». Бурная биография магната, чем только не занимавшегося – Хьюз делал кино, скупал отели, занимался нефтеразработками, но основное время уделял авиации, а последние десятилетия жизни провел в совершенно невменяемом состоянии, – не уместилась даже в большой, почти трехчасовой фильм. И не должна была уместиться. Поймет ли это наш российский зритель, для которого Говард Хьюз – персонаж новый и совсем незнакомый, – покажет время и сборы от фильма, уже вызвавшего некоторое разочарование критиков. Чем же? Может быть, как раз своей социально-критической серьезностью, от которой американское кино вот уж много лет отучивает своих поклонников с успехом и упорством, достойными куда лучшего применения. Потому что «Авиатор» Мартина Скорсезе лишь во вторую очередь кинобиография. Прославившийся жгучим интересом к социальным проблемам Скорсезе отказывается в этом фильме от дешевых зрительских приманок – нет ни по-голливудски стремительного экшна, ни жестоких сцен, которыми были нашпигованы «Банды Нью-Йорка». Предпочтение отдано психологии нации, ее истории именно сквозь психологическую историю нации рассмотрена биография «короля бизнеса». И поэтому многое ушло в подтекст. Мимо нас, если и знающих заокеанские реалии, то по идеологизированным пересказам советских политологов, легко проходит разница между двадцатыми, тридцатыми и сороковыми в американской жизни – ведь европейская и наша, российская, были совсем иными. Но для фильма эта разница имеет колоссальное значение: мелкие детали и реплики, щедро рассыпанные по его ткани (кстати, очень разговорной, текстовой), точно характеризуют и свободную атмосферу молодого предпринимательства времен конца Великой депрессии, и шумный национальный подъем тридцатых, когда расцветали «самородки большого бизнеса» вроде Говарда Хьюза, и послевоенную реакцию, у нас известную как преследование коммунистов и времена злобного сенатора Маккарти, а у Скорсезе повернувшуюся совсем иной, любопытной стороной, которая может живо напомнить нам сегодняшнее российское противостояние между коррумпированным государством и раздувшимся большим бизнесом. «Авиатор» Мартина Скорсезе может вызвать разочарование и у тех знатоков старого американского кино, кто пришел посмотреть сборник романтических историй о нашумевших любовных связях сумасшедшего богача с самыми яркими голливудскими звездами. Правда, появляются в фильме и Джин Харлоу, «открытая» Говардом Хьюзом, и своенравная и капризная южанка Ава Гарднер, а история любви с Кэтрин Хепберн, которую великолепно сыграла Кейт Бланшетт, занимает большую часть экранного времени. Все эти имена хорошо известны поклонникам старого Голливуда. Но в фильме Скорсезе это всего лишь штрихи к портрету центрального персонажа, оттеняющие и его властолюбие, и независимость характера, и природный ум, и все растущую закомплексованность, в конце концов приведшую к безумию, и – главное – трагическое одиночество сильной инезаурядной личности. Ибо именно Большого американского волка, одинокого и могучего, в той среде, где, по привычному определению, «человек человеку волк», и довелось сыграть в «Авиаторе» Леонардо Ди Каприо. Таким, по всей видимости, был замысел Скорсезе, не только ничуть не изменившего самому себе в этой работе, но и вернувшего репутацию мастера редкостной социально-исторической зоркости. В сущности, режиссер рассказал традиционную для большой американской культуры историю человека, раздавленного весом собственного богатства, не выдержавшего всегда сопутствующих баснословной удаче одиночества и предательства. Сложная, многосоставная структура «Авиатора» напоминает об изрядно подзабытых в сегодняшнем Голливуде традициях Драйзера, Норриса, о классическом «Гражданине Кейне» Орсона Уэллса. Так что Ди Каприо и в самом деле досталась «звездная» роль. И он достойно ее сыграл.

Новости СМИ2

Михаил Бударагин

Кому адресованы слова патриарха Кирилла

Ольга Кузьмина  

Москва побила температурный рекорд. Вот досада для депрессивных

Анатолий Сидоров 

Городу нужны терминалы… по подзарядке терпения

Виктория Федотова

Кто опередил Познера, Урганта и Дудя на YouTube

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

В чьей ты власти?

Дарья Завгородняя

Дайте ребенку схомячить булочку

Полина Ледовских

Трудоголиков домашний очаг не исправит