чт 24 октября 00:13
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Первый эшелон

Сергей Собянин призвал москвичей предложить идеи по улучшению парков

Стоимость родового сертификата в России планируют увеличить

Назначен новый глава Департамента труда и соцзащиты населения

Малышева рассказала, когда вернется к съемкам после госпитализации

Как будут отдыхать россияне на ноябрьские праздники

Синоптики предупредили метеозависимых о риске природной гипоксии

Что стало с «Норд-Остом» после теракта

Турция отказалась считать операцию в Сирии завершенной

Кинолог рассказал, чем лучше кормить собак

«Готовим законопроект о запрете аниме»: как японцы обидели Поклонскую

Врач заявил о пагубном влиянии кофе на иммунитет

Чем опасно долгое использование смартфона

Михаил Ефремов: Горбачев спас Россию

Первый эшелон

Сегодня Олегу Ефремову исполнилось бы 75 лет

Мужчина - это дело, которое он сделал. Ефремов сделал «Современник». Поэтому рассказывать о нем вне контекста «Современника», вспоминая лишь жанровые сценки из его частной жизни, нелепо. Еще и потому, что его частная жизнь по преимуществу была работой. Об Олеге Ефремове рассказывают его соратники по «Современнику». [i][b]Актер не может плохо жить[/i] Виктор СЕРГАЧЕВ, актер МХАТа, в 50–60-е годы – актер театра «Современник»:[/b] — «Современник» начался с группы актеров из семи человек, в которой был и я. Нам предоставили аудиторию в школе-студии МХАТ и положили какую-то зарплату. Потом через Моссовет мы получили статус Студии молодых актеров. Потом долго играли на сцене гостиницы «Советская». Название «Современник» появилось позже. Студию Олег Николаевич устроил демократическим образом: главным органом управления был совет, который решал все вопросы, причем не только творческие, сообща. Мы вместе принимали новых людей в театр. Вместе из театра и увольняли. Мы были компанией единомышленников. Если к нам просился очень хороший актер, но мы знали, что он потянет одеяло на себя, то мы его не брали. И, наоборот, если наш по духу актер погибал в каком-то театре, мы его звали к нам. Совет собирался часто. Как-то за месяц мы провели 65 заседаний. Сами понимаете, что в основном по ночам. [b]— Почему по ночам?[/b] — Потому что утром репетиция, а вечером – спектакль! [b]— Чем отличался «Современник» от других театров? От МХАТа, из школы которого он вырос?[/b] – Эстетикой. У нас со сцены звучала интонация жизни, которой во МХАТе и других официальных театрах давно уже не было. «Современник» тогда кто-то назвал «третьим вариантом». Это верно. Мы не были ни в лагере официальной идеологии, ни в лагере диссидентов. Интеллигентные девочки и мальчики, создавшие театр, хотели просто отражать жизнь. [b]— По тем временам достаточно, чтобы получать по шапке.[/b] — Нас не раз закрывали. В последний раз Фурцева закрывала за спектакль «Чудотворная» по повести Тендрякова. О.Н. ездил и объяснялся со всеми. Перед этим – за «Голого короля». Спас спектакль Любимов. Он был в составе коллегии, которая хотела его закрыть. Было бурное заседание. Он сказал: «Я положу партбилет на стол, если вы его закроете!» Его послушались – оттепель, как-никак. «Случай в Виши» про уничтожение евреев в фашистской Франции, тоже чуть не закрыли, к чертовой матери. Потом все-таки разрешили. О. Н. был очень дипломатичный человек и умел убеждать в личной, частной беседе наших руководителей. [b]— Он не шел на открытый конфликт?[/b] — С чиновниками – нет. Знаете, чего он никогда не прощал? Когда актер уходил из «Современника». Он считал, что человек не просто сменил театр, он идею продал. Не его, не театр, а идею. И пошел устраивать свою жизнь. [b]— А если актеру, скажем, было нечем семью кормить?[/b] — Он считал это такой роскошью – работать в театре! Привилегией. Подвижничеством. Он говорил, что материальная сторона вообще не должна беспокоить актера. Плохо живет – ну и пусть плохо живет. У него другая наполненность жизни должна быть. Он увольнял из театра, если человек заботился о своем собственном, личном успехе больше, чем об успехе спектакля. [b]— Он и к себе эти принципы применял?[/b] — Он никогда не был богатым. У него не было ни дач, ни машин. [b]— Он что, на троллейбусе в театр ездил?[/b] — На машине. Но на служебной. [b]— К кино он относился так же серьезно, как и к театру?[/b] — Олег Николаевич к кино относился как ко вторичному искусству. Он в кино даже в полную силу не играл, я говорю вам это как актер! Он там не переживал и не анализировал – играл полунамеком. И киношные успехи не ценил. Мы хотели взять одного чудного парня к нам в театр, хорошего артиста. Ефремов сказал: «Он слишком известен по кино. Зрители будут видеть в нем персонажа. Нам таких не надо». [b]— Говорят, у Ефремова был непростой характер.[/b] — Сложный. Страдающий. Осуществить то, что ты хочешь, в театре возможно всегда лишь отчасти. Поэтому он постоянно переживал. У него была перманентная художественная неудовлетворенность. [i][b]Он весь светился[/i] Нина ДОРОШИНА, актриса театра «Современник»:[/b] — Наша учительница часто возила нас на спектакли Центрального детского театра. А Олег Николаевич там играл главные роли. У него был роскошный репертуар. Все девочки влюблялись в него. Я – не исключение. Я пересмотрела все его спектакли по нескольку раз. [b]— Как вы познакомились?[/b] — На съемках моего первого фильма. Это был «Первый эшелон» Михаила Калатозова. Съемки проходили на целине. Секретаря комсомольской организации играл Олег Ефремов. Это было счастье моей жизни – сниматься с артистом, которого я обожала с седьмого класса! [b]— Вы ему это рассказали?[/b] — А как же. Я все ему рассказала. [b]— После этого он обратил на вас внимание?[/b] — Но у него было столько поклонниц! И потом там, на съемках, у него была любовь. Он каждую ночь звонил в Москву своей любимой женщине, актрисе их театра. Я жила на почте и была тому свидетелем. Мое обожание Ефремова тогда носило романтический характер. Мы там все очень сроднились. Восемь месяцев мы жили в палатках и вагончиках. Костры, песни, потрясающая природа Алатау. Все девочки Ефремова обожали. Изольда Извицкая, Элла Леждей – все умерли, уже никого нет. Таня Доронина и я остались только из этого фильма. [b]— Чем он так покорял женские сердца?[/b] — Талантом, конечно! В нем все было талантливо. Еще были юмор, мягкость, обаяние. Он весь светился. Когда погода была несъемочная, то мы с ним танцевали на партикаблях. Это такие площадки, на которые ставят съемочную аппаратуру. И в танцах он был тоже талантлив. Равнодушным к нему остаться было невозможно. [b]— Он был искренний человек?[/b] — У него было много романов и влюбленных в него женщин. Но в тот момент, когда он любил, он любил абсолютно искренне. Без лжи и притворства. И был только с той, кого любил. Потом он уходил. Но каждой, кого он любил, наверное, кажется сейчас, что именно она была его единственной по-настоящему любимой. Если он не был увлечен артисткой, с которой играл любовь, у него ничего не получалось. Он даже репетировать не мог. Он начинал тогда что-то придумывать. Внушал себе, что в этой женщине есть то, что он хотел. Влюблял себя в эту женщину. Спектакль кончался – все кончалось. [i][b]Был он деятель![/i] Людмила ИВАНОВА, актриса театра «Современник»:[/b] — Был он – деятель! Он всегда умел нам доказать, что главное – это общее дело. Ведь как получилось с постановкой «Двух цветов»? Нам принесли пьесу, основанную на реальном случае – хулиганы убили комсомольца. Пьеса нам показалась довольно ходульной. Мы собрались вместе, и каждый стал предлагать: «А вот я сделал бы так…» И мы создали спектакль, после которого зрители отрядами записывались в комсомольцы! [b]— Он никогда не позволял себе расслабиться?[/b] — Он к спектаклям, как и к жизни вообще, относился страстно. Я всегда буду помнить его лицо в пьесе «Никто» Эдуардо де Филиппо: такое беззащитное, удивленное, неверящее лицо человека, который достиг желанного, – и вдруг в него выстрелили! Это забыть невозможно. [b]Досье «ВМ»[/b] [i]Олег Николаевич Ефремов родился 1 октября 1927 года в Москве. Окончил школу-студию МХАТ в 1949 году. Работал в Центральном детском театре, преподавал в школе-студии МХАТ. В 1956 году создал и возглавил театр «Современник». С 1970 года – главный режиссер МХАТа имени Горького (с 1989 – имени Чехова). Сыграл 50 ролей в театре, 70 – в кино. Поставил более 70 спектаклей, снял несколько фильмов. Играл в фильмах «Живые и мертвые», «Война и мир», «Три тополя на Плющихе», «Берегись автомобиля», «Гори, гори, моя звезда», «Еще раз про любовь», «Здравствуй и прощай» и др. Народный артист России (1976). Умер в мае 2000 года.[/i]

Новости СМИ2

Сергей Лесков

Все, что требует желудок, тело и ум

Екатерина Головина

Женщина, которая должна

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

Чтобы быть милосердным, деньги не нужны

Георгий Бовт

Верен ли российский суд наследию Александра Второго Освободителя?

Оксана Крученко

Соседи поссорились из-за граффити

Александр Никонов

Искусственный интеллект Германа Грефа

Ольга Кузьмина  

Выживший Степа и закон бумеранга