чт 24 октября 00:23
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

До свидания, алфавит!

Сергей Собянин призвал москвичей предложить идеи по улучшению парков

Стоимость родового сертификата в России планируют увеличить

Назначен новый глава Департамента труда и соцзащиты населения

Малышева рассказала, когда вернется к съемкам после госпитализации

Как будут отдыхать россияне на ноябрьские праздники

Синоптики предупредили метеозависимых о риске природной гипоксии

Что стало с «Норд-Остом» после теракта

Турция отказалась считать операцию в Сирии завершенной

Кинолог рассказал, чем лучше кормить собак

«Готовим законопроект о запрете аниме»: как японцы обидели Поклонскую

Врач заявил о пагубном влиянии кофе на иммунитет

Чем опасно долгое использование смартфона

Михаил Ефремов: Горбачев спас Россию

До свидания, алфавит!

Вчера от обширного инфаркта умерла Татьяна Бек

[b]«Смерть каждого человека умаляет и меня», – эту фразу из знаменитого стихотворения Джона Донна (другую фразу взял эпиграфом к роману «По ком звонит колокол» Хемингуэй) вспоминаешь всякий раз, когда слышишь о чьей-то смерти. Но смерть Тани Бек не просто умалила, а потрясла всех, кто ее знал. Никто не ожидал ничего подобного. Кроме, пожалуй, ее самой – в стихах настоящих поэтов всегда можно найти строки, в которых они предсказывают свою кончину. У Тани – навскидку – я нашла, помимо известной строфы из книги «До свидания, алфавит» (2003) – «Звуков мало и знаков мало, /Стихотворная строчка спит... /Я истаяла. Я устала. /До свидания, алфавит», целое стихотворение, написанное много лет назад и опубликованное в книге «Замысел» (1987).[/b] [i]Я надышалась – и за мною выдох. А до сих пор, беспечна и смела, Я плакала на ваших панихидах, Но смерть во мне без просыпу спала. ...Все изменилось! На простые вещи, По узкому шагая рубежу, Не то чтобы угрюмо и зловеще, Но с ясностью прощальною гляжу. Я не пойду дорогою окольно, Не стану прятать знание в стогу... Я мысль о смерти сделаю настольной, Как лампа, без которой не могу.[/i] Теперь, когда все свершилось, любившие и знавшие Таню встретятся, чтобы поплакать на ее панихиде. А стихи – останутся жить. [b]Прощание с поэтессой Татьяной Бек состоится в столичной больнице имени Боткина в четверг, 10 февраля. Гражданская панихида начнется в 11.00. В больничном храме пройдет отпевание. Тело будет кремировано, а похороны состоятся на Головинском кладбище, где покоятся ее родители.[/b] [i]Татьяна Бек родилась 21 апреля 1949 года в семье прозаика Александра Бека (наиболее известны его повесть «Волоколамское шоссе» и роман «Новое назначение»). В 1972 году окончила редакционно-издательское отделение факультета журналистики МГУ. В 1971–73 гг. была библиотекарем во Всесоюзной Государственной библиотеке иностранной литературы, в 1976–81-м сотрудником журнала «Вопросы литературы». С 1990-го вела творческий семинар поэзии в Литинституте (вместе с С. Чуприниным); доцент. Автор поэтических сборников «Скворешники» (1974), «Снегирь» (1980), «Замысел» (1987), «Смешанный лес» (1993), «Облака сквозь деревья» (1997), «Узор из трещин» (2002), «До свидания, алфавит» (2003) и «Сага с помарками» (2004), а также множества поэтических и критических публикаций в периодических изданиях и альманахах. Стихи Татьяны Бек переводились на болгарский, грузинский, итальянский, немецкий, польский, шведский и датский языки. Ею составлены сборник «Акмэ /Антология акмеизма» и учебная антология «Серебряный век». Член Союза писателей с 1978 г.; член секретариата Союза писателей Москвы; член Русского ПЕНцентра с 1991 г. Член редколлегии журнала «Вопросы литературы». С 2000 г. – сопредседатель (вместе с Олегом Чухонцевым) программы «Новые имена в поэзии» при Фонде культуры. Лауреат премий журналов «Литературное обозрение» (1979), «Звезда» (1995), «Знамя» (1997).[/i]

Новости СМИ2

Сергей Лесков

Все, что требует желудок, тело и ум

Екатерина Головина

Женщина, которая должна

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

Чтобы быть милосердным, деньги не нужны

Георгий Бовт

Верен ли российский суд наследию Александра Второго Освободителя?

Оксана Крученко

Соседи поссорились из-за граффити

Александр Никонов

Искусственный интеллект Германа Грефа

Ольга Кузьмина  

Выживший Степа и закон бумеранга