чт 17 октября 04:02
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Пиво, раки, блюз!

Пиво, раки, блюз!

Лучшая блюзовая команда России играет в пивной

[b]Такой блюз, какой выдает солист группы «Modern Blues Band» Гия Дзагнидзе, в России услышишь не часто. Закрываешь глаза — и видишь негра в ковбойской шляпе, с пальцамисардельками, с хрипотцой и меланхолией в голосе. Открываешь — негр оказывается грузином в кепке.[/b] «Modern Blues Band» некоторые критики называют первым блюзовым коллективом России. Ансамбль выступает на самых престижных международных джаз-, блюз-, рок-фестивалях. Например, на Международном музыкальном фестивале «Bllues Summit», который собрал популярнейших блюзовых музыкантов из США, Великобритании, Ирландии, Польши и стран Балтии, Россию представляли Дзагнидзе и К°.[/i] Примечательно, что у такого именитого коллектива до сих пор официально не вышло ни одного компакт-диска: на студийную запись нет денег. «Неофициальная» пластинка, сделанная с концертных микрофонов, ходит по рукам среди друзей и поклонников. Зато почти каждый день музыкантов можно встретить в одной из столичных пивных. По средам, например, они играют в клубе «Форте», по пятницам — в баре «Толстый Мо» на Студенческой. Программа начинается в восемь, все столики забронированы уже в шесть, свободных табуретов у барной стойки не найдешь. Забавно и то, что [b]Гия Дзагнидзе [/b]по профессии — инженер. Первый раз он вышел на сцену в седьмом классе. — К нам пришли из Дома профсоюзов (есть такой в Тбилиси) и спросили: «Дети, кто умеет играть на гитаре?» Я поднял руку. У меня брат был хорошим гитаристом, хотя специально нигде не учился. Как-то раз я пристал к нему: «Научи меня играть «Лед Зеппелин». Он не соглашался, говорил, что у них очень сложные композиции. Но в итоге научил — просто чтоб от меня отделаться. Так вот, поднимаю я руку, а меня тут же на сцену: «У нас концерт»… Так и пошло. Поиграл года два в Доме профсоюзов, пришла пора поступать в институт. Тбилисский технический институт славится тем, что в нем есть прекрасный блюз-бэнд, который существовал там с 50-х годов… [b]— И вы поэтому туда пошли?[/b] — ([i]смеется[/i]) Нет, это совпадение. О группе я узнал уже после поступления. [b]— А почему не поступали в музыкальное училище?[/b] — Есть, знаете ли, дети, которые ходят в музыкальную школу, занимаются в кружках… А меня никто не водил, и я об этом не задумывался. У нас вся семья пела (в Грузии все хорошо поют), но не профессионально. Отец был биологом, мама — учительницей русского языка и литературы. К тому же гитарная школа была тогда только классической. А я хотел играть блюз. [b]— Гия, сейчас вам, как руководителю популярной группы, не обидно играть и петь для «жующей публики»?[/b] — Мы играли и в концертных залах, и на стадионах. И могу вас заверить, что в клубе играть сложнее. В больших залах совершено другой звук, там легче скрыть недочеты. А здесь все более интимно, ты весь на глазах у публики. Тем более что публика у нас очень образованная, в джазе разбирается. [b]— Японских менеджеров для избавления от психологических зажимов заставляют спускаться в подземный переход и там петь…[/b] — А я как раз с этого начинал. Ой, да где я только не играл! Даже в школьном туалете. А обычно собирались в подвале, приходили друзья, пять-десять человек, для меня это тогда была большая аудитория. Взрослые нас постоянно гоняли… Я никогда ничего не «отрабатывал», всегда играл от души. Даже когда работал тапером. В свое время был такой шикарный ресторан «Англетер», и мне приходилось играть одному по пять—шесть часов каждый день. Конечно, это хорошая школа для оттачивания техники. Но через полгода «режим» надоел, и я уволился. — Мы все раньше играли в серьезных местах, — вступает в разговор [b]Сергей Слободин[/b], бас-гитарист группы. — Наши музыканты работали в биг-бэнде Георгия Гараняна, в оркестре Анатолия Кролла, играли с Алексеем Козловым… Но по клубам мы можем дать, например, 15 концертов, а в концертном зале — всего один. А сколько времени уйдет на то, чтобы его организовать! Когда я понял, что хочу выступать каждый день, а не два раза в месяц, я ушел от «штатной работы». Правда, теперь почти все вечера у нас заняты, но зато дни целиком свободны! Остается время, например, на увлечения. У меня вот хобби — самолет собирать. [b]— ?![/b] — Десять лет собирал. По книжкам. Иногда друзья что-то подсказывали. Разумеется, в квартире он не помещается, часть хранится дома, часть в гараже, раскладывается на воздухе. Часа три уходит, чтобы его собрать, часа три — чтобы разобрать, и большое поле нужно, чтобы разогнаться, так что часто летать не удается. [b]— Как получилось, что группу профессиональных музыкантов, да к тому же москвичей, объединил тбилисский инженер?[/b] [b]Гия:[/b] — Я играл в Тбилиси в ансамбле «Рot Ash». Однажды мы поехали на гастроли в Москву, и в клубе «Парижская жизнь» я познакомился с барабанщиком Дмитрием Матюхиным. А через несколько лет я перебрался в Москву окончательно. Приехал и первым делом позвонил Дмитрию, предложил создать новую группу. Мы сыграли вместе, обоим понравилось. Дмитрий нашел Сергея Слободина. А потом к ним присоединился клавишник — Евгений Ревнюк. Публика поглядывает на часы, пальцы нетерпеливо выстукивают блюзовый ритм. Пора на сцену. Через полчаса, как всегда, зал забудет о пиве-раках и будет хором подпевать за Гией: Mj-j-jo mor-king…

Новости СМИ2

Полина Ледовских

Трудоголиков домашний очаг не исправит

Никита Миронов  

За фейки начали штрафовать. Этому нужно радоваться

Дарья Завгородняя

Чему Западу следует поучиться у нас

Дарья Пиотровская

Запретите женщинам работать

Оксана Крученко

Ради безопасности детей я готова на все. И пусть разум молчит

Екатерина Рощина

Котам — подвалы

Ирина Алкснис

Мы восхищаемся заграницей все меньше