вс 20 октября 02:08
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Поражение Сфинкса

Поражение Сфинкса

В Большом театре премьера

[b]Дж. Пуччини. «Турандот». Режиссер Франческа Замбелло. Большой театр.[/b] При дирижере Александре Ведерникове Большой театр изменил своей давней традиции – открывать сезон русской оперой. Как правило, первое движение занавеса в сентябре после летних каникул сопровождалось звуками увертюры Глинки к «Ивану Сусанину». Нынешний сезон начинает постановка американского режиссера, готовившаяся все лето, сразу вслед за исполнением «Бориса Годунова» у стен Святогорского монастыря. Со времен гастролей «Ла Скала» в 80-х с грандиозной феерией Франко Дзефирелли московский зритель не избалован появлениями «Турандот» (в Большом театре опера ставилась лишь в 1931 году). Так что приглашение Франчески Замбелло – постановщицы с мировым именем – обещало Москве если не открытия, то сюрпризы. Режиссер относится к русской культуре с любовью и вниманием, она бывала в России еще в юности, поэтому работе в Большом театре придает особое значение. Для нее это третье обращение к «Турандот» после Парижской оперы и Сан-Франциско. В грандиозной опере Пуччини с великолепными хорами и сказочным, довольно жестоким сюжетом ей хотелось добиться противопоставления мифического Пекина, императорского дворца и реальной жизни. Прекрасная принцесса уподоблена зловещему сфинксу, чьи загадки потенциальным женихам безнадежно трудны, поэтому дерзкого смельчака, претендующего на сердце Турандот, ждет смерть. Если сфинкса в пустыне окружали останки растерзанных путников, то дворец императора Альтоума окружает забор с отрубленными головами неудачливых соискателей. При этом сердце красавицы (а приглашенная на главную роль итальянская певица Франческа Патане действительно обладает не только сильным голосом, но и внешностью, близкой к модельной и легко носит высокие каблуки) не сжимается от сострадания. Турандот – властная, суровая, бесстрастная, облаченная в алый наряд и перчатки с хищными накладными ногтями, – не желает уступать влюбленному в нее принцу Калафу (Роман Муравицкий). Ее высокомерие и убийственная холодность носят ярко выраженный феминистский характер. (Однажды Франческа Замбелло так и интерпретировала оперу Пуччини.) Но для Москвы оказался важнее социальный аспект противопоставления сказочных героев, гротескных министров Пинга, Панга и Понга (Николай Казанский, Вячеслав Войнаровский и Марат Галиахметов) и «черни», живущей простыми и естественными эмоциями. Народ, символично одетый в черные и белые одежды, исполняет грандиозные хоры пуччиниевской оперы и оттеняет интригу, развивающуюся между главными героями. Для того чтобы любовная линия вышла на первый план, художник Георгий Цыпинотказался от изображения на сцене сказочно-экзотического Китая, а водрузил посередине двухмерный силуэт идола – мрачный символ власти и подавленной женственности. Аскетичная и сдержанная декорация, оживляемая игрой света, стилизованные под Восток костюмы главных героев (художник Татьяна Ногинова) и обезличенная масса хора создают антураж для развязки. Как известно, Пуччини умер от рака горла, не дописав оперу «Турандот». Она заканчивалась у композитора смертью Лю (Лолитта Семенина), не пожелавшей предавать любимого ею Калафа. Финал вполне в духе Пуччини, не признающего хеппи-энда в своих оперных творениях. Законченная Франко Альфано опера приобрела финальный любовный дуэт Турандот и Калафа, логика и скорость возникновения которого в произведении очень относительны. А Большой театр и его главный дирижер Александр Ведерников обзавелись в репертуаре еще одной славной итальянской оперой, знаменитым режиссерским именем и постановкой, обреченной на зрительский интерес.

Новости СМИ2

Никита Миронов  

Смелых становится все больше

Екатерина Рощина

Елки, гирлянды и мыши: новогоднее безумие стартовало

Елена Булова

Штрафовать или не штрафовать — вот в чем вопрос

Александр Хохлов

Шестнадцать железных аргументов Владимира Путина

Михаил Бударагин

Кому адресованы слова патриарха Кирилла

Оксана Крученко

Детям вседозволенность противопоказана

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

В чьей ты власти?