пт 18 октября 15:01
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Светлана Тома: Мне дарили дома и машины

Светлана Тома: Мне дарили дома и машины

Светлана «Табор уходит в небо» (тот самый, получивший тридцать кинопремий) был снят в 1976 году. Его главная героиня Рада, Светлана Фомичева («Тома» она по француженке-бабушке), сразу же получила титул первой красавицы Союза («секс-звезда-совецка» так ее представляли на зарубежных показах мод: она успела побывать и моделью) и остается ею до сих пор. Она молодая и стройная, ей идет трико. На вопрос «а как вам удается…» она отвечает: «Просто не распространяю плохую энергию, не злюсь и не кипячусь». Мы сидим в небольшой уютной кухне и пьем чай. Говорит Светлана Андреевна нараспев. Слушать ее можно часами. [b]– Светлана Андреевна, о вас пишут, что вы – волевая, энергичная и жесткая…[/b] – Я разная. Могу быть очень мягкой, ленивой даже. Но, скажем, с людьми, мне неприятными и малоделикатными, я общаюсь жестко. [b]– «Звездной» болезнью никогда не болели?[/b] – Наоборот, я всю жизнь избавлялась от комплексов. И признание зрителей переживала. Мне казалось: а что такого особенного в том, что я сделала? Я просто работала. Правда, после успеха от тебя ждут взятия следующей «планки». А после «Табора...» такой звездной роли больше не было. «Табор…» – десятый фильм в моей биографии, а фильмов за сорок. И если говорить о фильмах после «Табора», становится грустно... Почему не было? На эту тему можно много размышлять, но от этого все равно ведь ничего не изменится. Жизнь как идет, так она и идет. Все-таки не зря прожила: ребенка родила, роль такую сыграла, деревья сажала... [b]– В переносном смысле сажали?[/b] - В прямом. Я ведь часть своего детства прожила в деревне. Телят, козлят, лошадок растила. [b]– И землю любите?[/b] – Очень. Человек так устроен, что ему необходимо общаться с землей. Когда ты копаешь, сажаешь – земля дает тебе такую энергию! [b]– Готовите вы, конечно, сами?[/b] – Ну конечно же! И иногда это даже становится творческим процессом. [b]– Слышала, вы вегетарианка.[/b] – Да, это правда. [b]– И мужа мясом не кормите?[/b] – Нет, я готовлю все. И даже отбивные, которые я сама в детстве любила. Муж тоже пытался отказался от мяса, но вегетарианцем так и не стал. Я никому ничего не навязываю. Я не диктатор. [b]– А живности дома никакой не держите?[/b] – Сейчас нет. Но когда дочка была маленькой, она часто подбирала котят и приносила их в дом. И мы их всех кормили из пипетки, растили и куда-то пристраивали. Были и хомячки, и попугаи. У моей дочери сейчас пять кошек! Это семья: мама, два сына и дочка (папа Пухля умер уже) и еще кот, которого дочке подарили. Мамукошку мы подобрали маленькой и ободранной в метро. Теперь это потрясающая красавица, мы ее называем Наоми Кэмпбелл. [b]– Ваша дочь Ирина Лачина – тоже актриса.[/b] – Да. Совсем недавно она сыграла в сериале «Леди-бомж» и «Леди-босс». А вообще у нее семь больших картин, она много снимается за рубежом. [b]– Вы не жалеете о том, что она пошла в актрисы?[/b] – Нет, почему же? Она девочка у меня совершенно замечательная, Дева по знаку, очень сильная, закончила школу с медалью и могла, сдав один экзамен, поступить в любой вуз! Я, к примеру, хотела, чтобы она выбрала ТВ-журналистику. Но она пошла работать на киностудию монтажером. И я не имела права сказать ей «Нет». А потом она поступила в Щукинское училище. Когда я пришла туда месяца через три после ее поступления, встретила ее педагогов Ширвиндта и Катина-Ярцева, с которыми когда-то снималась. На вопрос о том, что я тут делаю, ответила: «Здесь учится моя дочь». И они, обомлев, спросили: «Кто?» И когда я сказала, что Ира Лачина, оба воскликнули: «Лачина?! Твоя дочь?!» Она упорно скрывала, что ее мама – актриса. [b]– Говорят, будто бы вас не то ассистент режиссера, не то сам Эмиль Лотяну нашел на автобусной остановке...[/b] – Да, действительно, в Кишиневе. После такого случая начинаешь верить в судьбу. Я поступала на юридический факультет, мечтала стать криминалистом, воспринимая эту профессию в некоем романтическом свете. Но ко мне на троллейбусной остановке подошел ассистент режиссера: группа искала актрису, исполнительницу главной роли. И вот Михаил Христофорович Бадиков (его, к сожалению, нет в живых – впоследствии он стал режиссером, и я снялась в главных ролях в двух его картинах) задал мне классический вопрос: «Девушка, не хотите сниматься в кино?». [b]– И вы, конечно, согласились?[/b] – Нет. После моего отказа Михаил Христофорович стал мне рассказывать о том, как это замечательно – сниматься в кино, и какой я стану кинозвездой. А я смотрела на него как на дядьку, который понятно чего хочет от молоденькой девушки! Мои тетушки, которые жили в Кишиневе, говорили мне все время: Светунечка, будь осторожней, потому что в городе много жуликов. Я и подумала: точно, жулик. И в это время подошел Эмиль Лотяну (как я потом узнала, в трех кварталах от остановки была киностудия), такой красивый молодой человек в белом костюме: «Я – кинорежиссер. Вот кинопробы... киностудия» Я вообще не понимала, о чем он говорит – слова были незнакомые. А Лотяну: «Ваш телефон... Где вы живете?..». И я подумала: вообще-то здесь одни жулики, но симпатичные. Ну и дала им телефон. На следующий день к моим тетушкам пришел Эмиль Владимирович Лотяну вместе с Михаилом Христофоровичем, вместе со вторым режиссером и директором фильма, и стали уговаривать, чтобы меня отпустили на кинопробы. [b]— Документы не показывали?[/b] — Показывали! Тетушки пошли со мной на кинопробы на киностудию. Сначала меня попросили прочитать стихи, потом попросили сыграть сцену с актером, исполнявшим главную роль. Я так стеснялась! Для меня это все было нелепо: какая я актриса, и вообще, я всегда носила очки. А через неделю я уехала на съемки. Но перед этим они еще съездили к моим родителям, потому что тетушки сказали категорически «Нет»: «Ведь это клоака! Светочка, это такая клоака!» И папа был против. А через неделю мама сказала: «Пусть она сама принимает решение». На премьере в Кишиневе были и мои тетушки, и мои родители. [b]— Как вы любовь определяете?[/b] — Любовь – это когда ты можешь отдавать человеку себя и все, что ему нужно, ничего не требуя взамен. Когда ты становишься его частью, принимаешь его боль, его проблемы. А если и он тебя принимает такой, какая ты есть, и вы вместе, – это совершенно потрясающе! [b]— Ваш идеал мужчины?[/b] — Ну, идеала нет. У меня такое впечатление, что мужчины – вечные дети. «Но как на свете без детей прожить?»… [b]— Говорят, что вы человек свободолюбивый и у вас есть принцип — не регистрировать брак. Это так?[/b] — Принципа такого не было. Более того – я замужем. Но замужество для меня – это ответственность за жизнь поначалу чужого человека. [b]— Но ведь любимый человек – не чужой![/b] – Но ведь он и не сразу становится любимым. К примеру, я со своим нынешним мужем встречалась несколько лет, прежде чем вышла за него замуж. [b]— Что вы читаете?[/b] — Книги по психологии, философии, истории; биографии. Люблю «Мифы народов мира»... Ну а Чехова можно перечитывать всю жизнь. [b]— Вы любите путешествовать?[/b] – Очень! И мне в этом повезло: благодаря «Табору» я была на всех континентах земного шара. В Перу, в городе Лима, после премьерной демонстрации фильма и встречи со зрителями надо было выйти из зала, сесть в машину и куда-то ехать дальше. Но выйти из зала я не смогла, потому что толпа зрителей окружила меня и не выпускала. Мою шаль, связанную из розочек, разорвали на сувениры! Но поклонники и сами дарят подарки. Посылки присылали, где было все: от книг до мягких игрушек. Мне ведь дарили даже дома и машины — сплошь жители Кавказа: присылали фото на фоне «Волги» и огромного дома с предложением руки и сердца. Причем они на фото всегда стояли вот так (облокотилась на край стола, вальяжно выгнув спину). [b]— Правда, что в одном из городов после показа «Табора» вы вышли на сцену и увидели перед собой полный зал цыган?[/b] — Правда. И было это в Харькове, в 76-м году, когда я с кишиневским Русским театром приехала туда на гастроли. И как раз в это время на экраны Харькова вышел фильм «Табор уходит в небо». Ко мне пришел директор кинотеатра, самого большого в городе – просить меня провести встречу со зрителями. Я согласилась. И вот я вышла на сцену, и вижу зал – огромное пространство на тысячу мест – полный цыган, возлежащих, как древние греки, на полу: с детьми, с едой и водой, а все стулья составлены вдоль стен. Не успела я сказать первые фразы приветствия, как вдруг из зала закричали: «Директора! Директора! Ты кого нам тут привел?!» А это была одна из первых моих встреч со зрителями, и я была как в жизни — в очках, с хвостиком, в повседневной одежде. И цыгане вознегодовали. Они не поверили мне, они хотели вот ту красавицу, которую только что видели на экране, от которой сходили с ума… Я приняла все к сведению, и уже в следующие выходы к зрителям надевала цыганскую юбку и мониста. Были и другие случаи, которые, правда, забавными не назовешь. По филармониям вдруг появились ансамбли «Табор уходит в небо», и в каждом из них была Рада Светлана Тома! Тамбовская филармония вообще отличилась: там была какая-то певица, которая выдавала себя за меня, и устраивала в гостинице «оргии»! Однажды во время гастролей в одном из городов меня нашла журналистка, которая хотела... забрать у меня свой плащ и чемодан! Оказывается, она брала интервью у другой «Светланы Тома», и та попросила: «Меня обокрали, мне нужен плащ, чемодан и еще деньги». Журналистка ей все отдала. [b]— Сегодня вы чем занимаетесь?[/b] — Я выступаю с концертными программами, играю в антрепризе. [b]— Говорят, будто бы вы работаете в модельном бизнесе, которым, к слову, занимались в советские годы?[/b] – Бывает, что меня приглашают на подиум показать какую-нибудь красивую шубку. Актеры должны уметь носить одежду. Но все это – элемент игры, а модельным бизнесом никогда не занималась. Правда, в Риме два дня я действительно работала фотомоделью для одного итальянского журнала. Это было как раз во время поездок с «Табором…» [b]— Вы считаете себя по-настоящему красивой женщиной?[/b] – Мне говорили: «У тебя не фигура, а фигера. И ничего красивого в тебе нет». И настолько мне это все внушили, что даже теперь, когда мной восхищаются, я довольно скептически это воспринимаю. Хотя с другой стороны, родные были правы и не дали мне вырасти нарциссом. [b]— Что вы делаете, когда особенно тяжело?[/b] – Спасаюсь работой. Этого же советую и женщинам. Надейтесь на свой здравый ум, энергию, силу духа и на то, что после черной полосы непременно будет светлая. Ведь жизнь – потрясающий режиссер! [b]Досье «ВМ»[/b] [b][i]Светлана Андреевна ТОМА[/b], актриса, родилась в Кишиневе, окончила институт искусства им. Г. Музыческу (1969). С 1969 — актриса русского театра имени Чехова в Кишиневе, с 1976 - Театра-студии киноактера киностудии «Молдова-филм». В кино с 1966 года (первая роль — Иоанна — в фильме Эмиля Лотяну «Красные поляны»). Заслуженная артистка Молдавской ССР (1979). Снималась в фильмах «Табор уходит в небо», «Мой ласковый и нежный зверь», «Благочестивая Марта», «Анна Павлова», «Поезд до Бруклина» и др.[/i]

Новости СМИ2

Ольга Кузьмина  

Москва побила температурный рекорд. Вот досада для депрессивных

Анатолий Сидоров 

Городу нужны терминалы… по подзарядке терпения

Виктория Федотова

Кто опередил Познера, Урганта и Дудя на YouTube

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

В чьей ты власти?

Дарья Завгородняя

Дайте ребенку схомячить булочку

Полина Ледовских

Трудоголиков домашний очаг не исправит

Оксана Крученко

Ради безопасности детей я готова на все. И пусть разум молчит