сб 19 октября 05:52
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Боксер – человек благородный

Боксер – человек благородный

На экраны выходит новый отечественный блокбастер «Бой с тенью»

[b]17 марта «Бой» громыхнет 321 кинокопией. В кино и на ТВ все больше заявляет о себе конкуренция. Не успел Первый канал выстрелить «Ночным дозором», а потом выпустить крупнобюджетный «Турецкий гамбит» – как канал «Россия» подключился к производству многообещающего «Боя с тенью» с бюджетом в 3,5 миллиона долларов.[/b] Конечно, в «Бое с тенью» есть к чему придраться, но не хочется. Огрехи тонут под напором достоинств. В картине есть многое из того, что составляет визитную карточку остросюжетного голливудского мейнстрима: зрелищность, эффектные сложно-постановочные сцены, стремительное развитие действия, которое выгодно оттеняют лирические сцены. Дорогущих спецэффектов не видно – но, может, они и не нужны в данном случае. Нет звезд международной популярности? Но хочется верить, что недалек час, когда на Андрея Панина будут идти так же, как идут сейчас на Майкла Дугласа: играет он явно не хуже. Но главное, что выгодно отличает «Бой с тенью» от голливудских боевиков, – реалистичность. Уж если ударит кого-то наш герой – молодой боксер Артем Колчин (Денис Никифоров), то это будет не просто эффектно, но и очень серьезно. А пружина криминальной интриги бросит героев в такой водоворот событий, что скучно не покажется. Мы поговорили о новой ленте «Бой с тенью» с ее режиссером Алексеем Сидоровым. Кстати, именно он снял триумфальный сериал «Бригада». [b]– В вашей картине выпячены теневые стороны спортивной жизни. Русский спортивный делец у вас еще тот фрукт, а американский – и вовсе вылитый гангстер. Это нужно было для развития сюжета?[/b] – В боксерской среде популярна то ли байка, то ли быль о нравах в мире бокса. Когда одного из светил в этом мире спросили, связан ли Дон Кинг – есть такой знаменитый американский промоутер – с организованной преступностью, тот ответил: «А он не связан. Он сам и есть организованная преступность». Есть темная изнанка и в мире кино, и на телевидении. Мы как цивилизованные люди, естественно, ее не видим, мы на поверхности. А там, глубже – сумасшедшая Атлантида криминальных отношений. Не такая, конечно, масштабная, как в 90-е годы. Но, поверьте, она существует. Такова реальность. Однако фильм не об этом. Он о человеческих отношениях. [b]– Бокс снят интересно. Может, даже лучше, чем у Скорсезе в «Бешеном быке», у Манна в «Али» или у Иствуда в «Малышке на миллион».[/b] – А я недоволен. Не удалось снять так, как хотелось. В своем воображении я видел совсем другой бой… Но соглашусь в главном: это самый достоверный бокс из тех, что были на большом экране. И самый эмоциональный. Вопросов нет, Скорсезе – великий режиссер. Майкл Манн – великий режиссер. Но во всех выдающихся «боксерских» фильмах акцент был сделан на жестокой стороне бокса. Я же хотел, с одной стороны, показать: да, бокс отнюдь не балет, он жесток. Но, с другой, что бокс – эффектное и красивое зрелище, ему присуща балетная пластика, в нем восхищает борьба характеров. [b]– Наверное, профессионалы помогали?[/b] – Работа давалась тяжело, и я благодарен президенту профессионального боксерского клуба Владимиру Ильичу Гендлину и его сыну Диме – у нас была мощная совместная работа. И Денису Никифорову, конечно, благодарен… [b]– Ну, в фильме ему крепко досталось…[/b] – Чернокожий боксер, с которым он дрался в фильме, – в прошлом чемпион Калифорнии. И каждый раз, выходя на ринг то ли в спарринге, то ли в нашем бою, показанном практически в режиме реального времени, он не давал Денису никаких поблажек. Выкладываться по полной программе приходилось еще и потому, что сам бой проходил почти без остановок в присутствии шести тысяч зрителей. Снимали мы в Подольске, в спортивном комплексе «Витязь», где регулярно проходят боксерские поединки. Хореография боя была, конечно, отрепетирована, но, по сути, это был реальный бой, и каждый противник мог получить жесточайший удар. На мой взгляд, в России не было по-настоящему удачных спортивных фильмов по той причине, что они требуют очень большой отдачи от актеров. Вы знаете, что Уилл Смит – большой, спортивно развитый парень – положил полтора года жизни на то, чтобы нарастить мышцы и приобрести боксерские навыки. Потому он так здорово сыграл Мохаммеда Али в фильме Майкла Манна. Можете себе представить, что подобным образом поступил наш актер? Денис столь убедителен на ринге потому, что в течение года очень много тренировался. С ним работали пять известных тренеров по боксу. И выпусти его сейчас на ринг, он, думаю, смог бы профессионально боксировать на уровне первенства Москвы. [b]– В голливудских блокбастерах, как правило, финальная часть не имеет ничего общего с реальностью – это просто эффектное зрелище. Ваш театрально-концертный финал со спектаклем по «Ричарду III», с громадной массовкой, со спецназом, спускающимся с неба, – дань моде? Подростки будут балдеть от такого. В этом, по-моему, есть даже какие-то сказочные мотивы…[/b] – Спасибо за «сказочные». Для нас было очень важно, чтобы за гранью этой истории явно сквозило дыхание «той стороны», ирреальности… Не знаю, чувствуется ли, но мы старались делать фильм довольно ироничным. И хотя снят он в жесткой манере, в его воздухе есть что-то бунюэлевское. Поэтому не надо воспринимать все в картине буквально. [b]– Вы попали «в яблочко» с актерами. Как вы их подбирали?[/b] – Андрей Панин и я «подобрали» друг друга лет пять назад – встретились однажды на «Мосфильме», часа полтора проговорили, и с тех пор мы друзья. Так что у меня вопросов не было, кому играть главного злодея. Другое дело, что Андрей мог не согласиться, поскольку много подобного наиграл. Он мог захотеть сыграть, например, чернокожего боксера или его столь же чернокожего промоутера – и сыграл бы, уверяю вас! Он, как и следовало ожидать, оправдал наши надежды. И более того, по просьбе продюсера, мы сохранили жизнь его персонажу – по сценарию он должен был погибнуть в финале. Так что если состоится продолжение картины – а оно должно состояться, – Андрей и его герой вновь будут в деле… Что же касается Дениса Никифорова и Лены Пановой, то они – моя любовь и моя гордость. Найти такого человека, как Денис, или такую девушку, как Лена, конечно же, непросто. И чтобы они вместе смотрелись – чтобы «химия» возникла, как говорят американцы. Мы рассмотрели двадцать пар, и репетировали, и пробы снимали – все это длилось месяца полтора. А с Денисом и Леной все решилось практически мгновенно: они поговорили 15 секунд – по три реплики сказали, и я объявил: все, утверждаю. [b]– Сюжетно напрашивалась хотя бы одна эротическая сцена. Почему ее нет?[/b] – Честно говоря, мне очень хотелось ее снять, но не удалось. А потом я понял, что это к лучшему. Фильм же действительно ориентирован прежде всего на подростковую и молодежную аудиторию. По этой же причине мы старались не перегнуть палку с показом жестокости и насилия. [b]– У вас с продюсером возникали конфликты? Обычное дело для крупнобюджетного проекта[/b]… – Режиссер – зависимое существо. Но работалось комфортно. Был, правда, один трудный момент. Потребовалось резать по живому – сократить первоначальную 170-минутную версию на 40 минут. В интересах прокатной судьбы картины. Но все выброшенное и многое другое зрители увидят в мини-сериальном варианте, который будет показан на канале «Россия» уже этой осенью. [b]– И все-таки: почему вы решили делать фильм именно о боксере?[/b] – Потому что знаю бокс не понаслышке. Мой отец и его друзья – заслуженные боксеры, были чемпионами области и очень уважаемыми людьми. Тогда было престижно выдать дочь за боксера. Для меня бокс – это особый образ жизни. И бокс, как мне кажется, максимально соответствует драматичному времени, в котором мы живем. Боксер в моем понимании – человек благородный. Он не тратит время впустую, постоянно самосовершенствуется, закаляет и воспитывает свое тело, свою волю, свой дух. И осознать необходимость этого именно сейчас очень важно для любого мужчины. [b]– Вот мы и заговорили о социальном смысле фильма.[/b] – Я не ставил перед собой задачу снять социальный фильм. Но вот сегодня посмотрел картину, в еще незавершенном виде, и все равно почувствовал, что она в каком-то смысле… реваншистская. Есть ощущение, что подъем начался, а реванша еще нет, и это ощущение, как мне кажется, волнует многих, и его, как мне кажется, и передает наш фильм. Понимаете, у подавляющего большинства нашего народа существует имперское сознание. У совсем молодых его, может быть, уже и нет. Но для меня, например, актуален комплекс неполноценности в связи с тем, что в 90-е годы рухнуло многое из того, что составляло понятие «Советский Союз». Сейчас наблюдается какое-то движение вперед, нация в целом пытается самоутвердиться и на международной арене, и во внутреннем самосознании. Хочет наверстать упущенное, вписаться в мировой процесс и занять в нем достойное место. Наш герой – один из этих людей. Он пытался идти по нормальному человеческому пути, но сбился. Прошел через тяжелое испытание – и финал картины возвращает его на цивилизованный путь развития спортивной карьеры и самореализации личности.

Новости СМИ2

Михаил Бударагин

Кому адресованы слова патриарха Кирилла

Ольга Кузьмина  

Москва побила температурный рекорд. Вот досада для депрессивных

Дарья Завгородняя

Дайте ребенку схомячить булочку

Оксана Крученко

Детям вседозволенность противопоказана

Анатолий Сидоров 

Городу нужны терминалы… по подзарядке терпения

Виктория Федотова

Кто опередил Познера, Урганта и Дудя на YouTube

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

В чьей ты власти?