ср 23 октября 08:33
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

ПРО ЛЮБОВЬ

Мосгорсуд выпустил из СИЗО виновника ДТП у «Славянского бульвара»

Как будут отдыхать россияне на ноябрьские праздники

Каховскую линию закроют на реконструкцию 26 октября

Политолог подвел итоги шестичасовых переговоров Путина с Эрдоганом

Эдгард Запашный: Цирк для зоозащитников — инструмент самопиара

Синоптики предупредили о снижении температуры в столице

Названа доля семей, которым хватает средств на еду и одежду

Кинолог рассказал, чем лучше кормить собак

«Готовим законопроект о запрете аниме»: как японцы обидели Поклонскую

Трамп объяснил, почему начали процедуру импичмента

Путешественники назвали способы борьбы с джетлагом

Чем опасно долгое использование смартфона

Михаил Ефремов: Горбачев спас Россию

ПРО ЛЮБОВЬ

В Московском центре искусств на Неглинке открылась под занавес сезона самая эмоциональная выставка года

[i]У выставки говорящее за себя название - «Портрет жены художника». Это работы ведущих живописцев начала двадцатого века (плюс Венецианов, Тропинин и Левицкий – на правах патриархов) из собрания Государственного русского музея. Сплошь классики, хотя и разнонаправленные: Михаил Врубель, Борис Кустодиев, Илья Репин, Илья Машков, Александр Дейнека и другие – больше тридцати работ. Кто на них изображен – понятно. Что на выставку валом повалит народ – тоже яснее ясного.[/i] Во-первых, придут разнообразные искусствоведы, архивисты и историки. Они будут копаться в своей памяти и цитировать по бумажке письма и дневники ушедших творцов. «Он сделал мне больше, чем думает, чем можно сейчас видеть. Он вернул меня к жизни. Он заполнил всю пустоту вокруг. Новый смысл приобретает все, и я не одна теперь» (1923-й год, Надежда Удальцова об Александре Древине). «Сегодня ты сказала мне в своем письме: «Я разделю с тобой все твои горе и радости» – это красиво и сильно; право, я вижу мою жену, моего товарища, которая рука об рука со своим Кузей будет принимать участие в жизненном бою» (Кузьма Петров-Водкин к Маре Йованович в 1907 году). Самое изумительное: они будут цитировать – и ничего не почувствуют. Им даже будет смешно и неловко, как министру-администратору шварцевского «Чуда» при слове «любовь». Во-вторых, женщины придут. Будут рассматривать супрематически-ренессансный костюм Натальи Манченко (Малевич) и ее погасший взгляд и сравнивать ее глаза с глазами «Неутешного горя» Крамского, и спорить о том, «прилично» ли делать бессмертную картину из смерти маленького сына. Будут сравнивать портрет Екатерины Великой с портретом Настасьи Левицкой (государыня художника натурными сеансами не побаловала, и для знаменитого парадного портрета позировала супруга Дмитрия Григорьевича – дама властная и своенравная). Будут ревниво осматривать прически, изгибы рук, читать мини-биографии и снова спорить: любил ли автор М. свою супругу Е.? Презирал ли? «Отомстил» ли в портрете? Или, быть может, польстил? Но на самом деле это неважно. Выставку не стоит воспринимать как собрание слезливых новелл о любви. В конце концов, делать из трудных и важных отношений двух людей (по крайней мере один из которых талантлив) «чтиво» для почтенной публики недостойно. Так что отнеситесь к «Портрету жены» как к «Портрету художника». Благо такой презираемый высоколобыми эстетами жанр, как (дабы избежать определения «семейный портрет») портрет близких, можно считать наиболее точным и честным отражением стиля автора и его, извините, мировосприятия. Потому что — не для музея, не на заказ и даже не для «человечества». А просто – для себя. О себе. Вон на что Борис Анисфельд или Аристарх Лентулов считаются «не портретистами по характеру дарований», а портреты жен – это и сами жены (чуть усталая, терпеливо-мудрая Мария Петровна, которая вышла за бедного Лентулова вопреки воле папы, купца новгородского; нервная и непредсказуемая Фрида Анисфельд, которая через несколько лет покончит с собой), и квинтэссенция авторского почерка. А то, что Анисфельда Фрида притягивала, как демон – Врубеля, понятно и без комментариев.

Новости СМИ2

Сергей Лесков

Все, что требует желудок, тело и ум

Екатерина Головина

Женщина, которая должна

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

Чтобы быть милосердным, деньги не нужны

Георгий Бовт

Верен ли российский суд наследию Александра Второго Освободителя?

Оксана Крученко

Соседи поссорились из-за граффити

Александр Никонов

Искусственный интеллект Германа Грефа

Ольга Кузьмина  

Выживший Степа и закон бумеранга