втр 15 октября 12:44
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Конкуренция в парижской жандармерии

Конкуренция в парижской жандармерии

В наш прокат выходит фильм «Набережная Орфевр, 36», снятый бывшим французским полицейским

[b]Набережная Орфевр, 36, – адрес французской Полицейской жандармерии. Структура, контролирующая всю Францию. Поэтому весть о появлении фильма, рассказывающего о, как говорили у нас в недалекие времена, героических трудовых буднях французских чекистов, не могла не вызвать интереса. Особенно тем обстоятельством, что фильм «Набережная Орфевр, 36» поставил режиссер Оливье Маршалл – в недавнем прошлом сам полицейский офицер, знающий систему изнутри.[/b] Традиции французского полицейского фильма хорошо известны и у нас, в России. Развеселая комедия, в которой полицейский ловок, как бандит, а бандит бывает благороден, как полицейский. Или захватывающий «экшн» с участием звезд-мужчин и с непременной темой трогательной мужской дружбы. Оливье Маршалл предлагает совсем иной жанр. Ведь это, как-никак, «из первых рук»! Черный фильм в крайне мрачных тонах, с явными социально-критическими нотами. История, которая легла в основу сюжета, основана на реальных событиях, несколько лет назад всколыхнувших всю французскую полицию. Итак, Полицейская жандармерия. Огромная структура делится на две поменьше: Отряд по борьбе с бандитизмом и Отряд особого назначения. Но руководитель только одного из этих двух подразделений станет шефом всей Полицейской жандармерии вместо отправляющегося на пенсию старого начальника. Высокий пост надо заслужить, поймав терроризирующую весь город банду. И начинается конкуренция между людьми, которых когда-то, намекают в начале авторы фильма, связывали приятельские отношения… Оба они настоящие оперативники – смелые, хитрые, профессиональные. Дени Кляйн (Жерар Депардье) – храбрый до безрассудства, жестокий, несчастный. Замкнут. Много пьет, в том числе на работе. Это его подводит: во время облавы он, успев выпить в машине целую бутылку коньяка, нарушает план и выходит против бандитов один на один. Что стоит жизни не ему, а коллеге, пользовавшемуся всеобщей любовью. И Кляйна начинают ненавидеть – как раз тогда, когда ему так нужна поддержка: ведь он давно мечтает занять высокую должность. А его соперник Лео Вринкс (Даниэль Отей) вовсе ни о чем таком не мечтает. Он свыкся с ролью «копа с пистолетом», легко общается с парижским «дном», выуживая нужные сведения у проституток и сутенеров, но и не брезгуя незаконными методами дознания. Иногда – на грани фола: зная преступника точно, но не имея возможности посадить его законно, он со своими ребятами вполне может схватить его на темной улице, сунуть в полицейский фургон, а там – раздеть и до полусмерти избить. Французский сайт фильма открывается слоганом: «Месть – это не справедливость, насилие – это не сила». Девиз французской полиции почти до самого финала кажется мрачным издевательством. Потому что подставленный своим стукачом, но невиновный Вринкс окажется в тюрьме, куда его упрячет, воспользовавшись оплошностью конкурента, строгий Кляйн. Тут выяснится и еще одно обстоятельство: когда-то жена Кляйна ушла к Вринксу. И теперь счастливо живет с ним. А Кляйн, может быть, с тех самых пор и пьет… Стремительно развивающийся сюжет под конец превращает Кляйна в совершеннейшего мерзавца, ставшего в своем ведомстве диктатором. А Вринкса – в безмолвную овцу-жертву. Впрочем, выйдя из тюрьмы, он мстит ставшему шефом Кляйну… но мстит благородно. Как в кино. И это тот самый полицейский, который так свирепо расправлялся с куда менее опасными преступниками?! Такая психологическая недостоверность слегка разочаровывает. Нарушая чувство жестокой правдивости, она кажется данью жанровому кинематографу, в котором обязательно торжествует хитрая киношная справедливость: «плохой парень» должен быть наказан, но так, чтобы «хороший парень» не утратил зрительского сочувствия. И вот именно он, Вринкс, несчастная жертва неправедного судьи и подловатого коллеги, оказывается честным полицейским, носителем нормальной корпоративной этики и, соответственно, зрительской симпатии. Назидательность финала – тоже, по-видимому, дань. Только уже не жанру, а бывшему месту работы. Справедливость, а не месть; сила, а не насилие. Это, конечно, верно. Но до блеска, подлинно жизненного юмора и неподдельного фабульного напряжения старых французских полицейских фильмов «Набережная Орфевр» все-таки недотягивает. Одна из парижских рецензий на фильм, в целом воспринятый с большим интересом, вынесла упрек режиссеру в заголовок: «Перечернил!». Пожалуй, что так.

Новости СМИ2

Екатерина Рощина

Котам — подвалы

Никита Миронов  

Хамское отношение к врачам — симптом нездоровья общества

Ирина Алкснис

Мы восхищаемся заграницей все меньше

Сергей Лесков

Нобелевка, понятная каждому

Георгий Бовт

Сталин, Жданов, Берия и «Яндекс»

Оксана Крученко

А караван идет…

Ольга Кузьмина  

Без запуска социального лифта нам не обойтись

Александр Никонов

Чему нам действительно нужно учиться у Запада