чт 17 октября 01:38
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Андрей Соколов: Раньше мужчины охотились, а не вышивали шарфики

Андрей Соколов: Раньше мужчины охотились, а не вышивали шарфики

Что он ищет: философский камень… четвертое измерение… эликсир молодости… Может, просто желает пококетничать с вечностью?

[i]Заставить Соколова усидеть на одном месте оказалось делом нешуточным. Постоянно куда-то спешит, каждую минуту с кем-то встречается, его где-то ждут, куда-то зовут, от него все чего-то хотят… Актер двух театров («Ленкома» и «Театра Луны»), заслуженный артист России, поэт, прозаик, режиссер… На его счету четыре высших образования — МАТИ, Иняз, Щукинское театральное училище и Высшие режиссерские курсы. Что он ищет: философский камень… четвертое измерение… эликсир молодости… Может, просто желает пококетничать с вечностью? Роль, которую артист Соколов сыграл в «Маленькой Вере», весьма характерна для человека, воспринимающего мир отнюдь не глазами и ушами, как большинство городских жителей. Для Андрея главное — ощущение реальности. В этом смысле он гораздо ближе к деревенским. Психология называет этот феномен «кинестетической репрезентацией мира». Для того чтобы понять другого человека, истинному «кинестетику» необязательно вести длительные беседы — достаточно просто посидеть рядом, дотронуться, заглянуть в глаза. Возможно, поэтому он не любит так называемые «тусовки» и не очень жалует журналистов.[/i] [b]— Андрей, говорят, чем хуже нервы, тем выше мастерство актера. Ты с этим согласен? [/b] — Актерство не диагноз. Театральная система образования заключается именно в том, чтобы расшатать нервную систему студента, а потом настроить ее таким образом, чтобы ею легко можно было управлять. Человек приходит в институт со своим мировоззрением, которое надо нейтрализовать и научить его рефлекторно отвечать на какие-то вещи — заплакать или засмеяться там, где это необходимо. Все это нужно накатать до автоматизма, а остальное забыть. То состояние, когда на сцене происходит нечто помимо твоей воли, и называется импровизацией… Но иногда бывает, что нервную систему расшатали, а обратно собрать не удалось. Поэтому заигрываться ни в коем случае нельзя. У меня однажды была картина — «Бездна», после которой я очень тяжело отходил — год ничего не мог делать. [b]— Есть какие-то вещи, которых ты не сделаешь ни при каких обстоятельствах? [/b] — В гроб не лягу. Суеверия возникли не на пустом месте — это жизненный опыт многих поколений, и к нему надо прислушиваться. У каждого человека свой взгляд на вещи, один и тот же стакан можно увидеть по-разному. Я до сих пор помню, как однажды вечером, еще когда я учился в школе, вдруг почувствовал в комнате чье-то присутствие. Мне стало не по себе и я сказал вслух: «Если здесь кто-то есть, пусть свет погаснет». Свет погас. Я подумал: «Если погас свет, значит, я не сошел с ума и здесь действительно кто-то есть. Надо проверить еще раз». И повторил: «Если в комнате кто-то есть, пусть свет мигнет два раза». Свет мигнул два раза. [b]— Какое у тебя самое яркое воспоминание детства? [/b] — Сон во сне. Я вырос на улице Димитрова в небольшом деревянном домике, и однажды мне приснилось, что пока я спал, пришли дяденьки-инопланетяне в круглых скафандрах и стали куда-то уводить мою маму… Этот кошмар остался со мной на всю жизнь. [b]— Я слышала, ты заядлый охотник.[/b] — Я ходил практически на всех — начиная с уток и заканчивая лосями и кабанами. А вот на медведя не могу себя заставить пойти — очень большое уважение к этому зверю! Думаю, что охота — это удовлетворение инстинктов, доставшихся нам от неандертальцев. Но раньше мужчины охотились, а не вышивали шарфики и не подводили губки. Я понимаю, что в отличие от первобытных людей, мы не умираем с голоду, но ведь и зверей специально разводят в охотничьих угодьях — если не мы, их убьют другие охотники! Вообще охота — это длительный процесс. Сначала мы созваниваемся друг с другом: Вася может, Петя не может, Федя не знает… Договариваемся, собираемся, едем. Садимся в машину в военных формах, с карабинами, с мыслями, далекими от городской суеты. Иногда мы катаемся на «Буранах» — снежных мотоциклах, а если на дворе лето, то будут грибы, рыбалка, приятная компания, в конце концов. Во многом охота — повод, чтобы увидеть людей, которых достаточно приятно ощущать рядом. Поехать для того, чтобы выпить, уколоться и упасть — это одно, а охота — нечто абсолютно другое… Это не развлечение и не нажимание на курок, это — состояние души! [b]— Расскажи какую-нибудь охотничью байку. [/b] — Хорошо помню одну из своих первых охот, я тогда работал на БАМе. На каком-то островке настрелял куропаточек, сел в лодку, положил рядом с собой ружье, приладил спиннинг с «мышом» и стал мышковать. «Мышь» — это пробка, обшитая кроличьим мехом. Когда она плавает в воде, кажется, будто мышь плывет. Вот я тык-тык-тыктык… вдруг кто-то оп — и вниз! Я стал травить лесочку, а он все тянет. Лодка разворачивается, и меня начинает тащить. Вдруг из воды появляется спина, я достаю ружье — бамс! — и попадаю ему прямо в морду, выбиваю блесну. Приплываю обратно, а вслед за мной и он выбрасывается на берег. Это оказался таймень — метр пятьдесят пять! Бывают и смешные истории. Однажды, собрав ружья после неудачной охоты, подошли мы с товарищем к деревне и видим — сидит на поляне здоровенный жирный заяц. Мы, естественно, прицелились, бросили в него камень, чтобы не бить сидячего, как вдруг этот заяц подпрыгивает на всех четырех лапах и с громким «мяу» убегает в деревню! На реке Алунгра (тоже на БАМе) на охоте однажды решили искупаться. А там для того, чтобы купаться, нужно три человека — первый плавает, второй обмахивает первого, чтобы того не сожрала мошка, а третий обмахивает этих двоих и самого себя. Желательно, конечно, чтобы был еще и четвертый и все они по кругу стояли. Так вот, мы пошли купаться и оставили одного товарища дежурить возле машины. А когда вернулись через час, пришлось делать ему из спичек специальные гляделки и вставлять в глаза, чтобы он мог хоть что-то видеть! До такой степени был искусан… [b]— Чтобы так развлекаться, надо иметь хорошую физическую подготовку. Ты занимаешься спортом? [/b] — Я вполне профессионально играю в хоккей. Когда-то плавал, стрелял, ездил на машинах, да мало ли что еще! В детстве я занимался во всех спортивных секциях, какие только возможны, кроме того, ходил в музыкальную школу и был чемпионом Москвы по бальным танцам. Я даже в авиационно-технологический институт поступил потому, что до этого занимался авиамоделизмом. Тогда казалось, что в жизни это самое главное. Правда, на третьем курсе хотел все бросить и поступать в театральное, но по матушкиной просьбе не стал этого делать. Она мечтала, чтобы у меня было твердое образование. Теперь дом украшают многочисленные дипломы… Просто я очень люблю жизнь, а она быстро заканчивается. Не хочется обкрадывать себя, занимаясь чем-то одним. Так что гораздо проще рассказать, чем я не занимался! [b]— Чем же? [/b] — Вышиванием и кройкой. Хотя в свое время, помнится, мы сами шили себе кимоно… [b]— Ты ведь еще и писатель? [/b] — В «Вагриусе» у меня недавно вышел роман «Новая русская леди», а в «Детектив-клубе» — маленький сборник стихов. Мне нравится складывать буквы в слова, я даже говорить начал с полугода, а в шесть лет уже написал первое стихотворение. [b]— А бизнес? [/b] — Мне хотелось понять, возможно ли совмещать его с основной работой. Ведь мне, как и всем, надо на что-то жить! Выяснилось, что совмещать невозможно, хотя я и здесь добился определенных успехов. Есть некий поток творчества, в который входит практически все, чем я занимаюсь, но бизнес всегда стоял отдельно. Если в творчестве ты сам придумываешь законы, то бизнес диктует свои. В нем надо вариться постоянно, то есть полностью изменить образ жизни. Поэтому я остановился на этапе, когда могу привлекать деньги под те или иные проекты, не более. Я ответил себе на вопрос, смог бы я заниматься этим по-взрослому, если б захотел. Да, смог бы. Буду ли заниматься? Нет, не буду. [b]— А ты можешь, как простой смертный, проваляться неделю на диване, ничего не делая? [/b] — Это одно из любимейших занятий, ведь на самом деле я страшно ленивый человек! Иногда надо поменять ритм жизни, сделать так, чтобы этот паровоз остановился, составы побились и встали на место. Просто полежать некоторое время на диване кверху пузом или попой. В таких случаях я говорю: «Ничего не делаю. Никуда не еду. Нигде не снимаюсь. Всем до свидания!»

Новости СМИ2

Полина Ледовских

Трудоголиков домашний очаг не исправит

Никита Миронов  

За фейки начали штрафовать. Этому нужно радоваться

Дарья Завгородняя

Чему Западу следует поучиться у нас

Дарья Пиотровская

Запретите женщинам работать

Оксана Крученко

Ради безопасности детей я готова на все. И пусть разум молчит

Екатерина Рощина

Котам — подвалы

Ирина Алкснис

Мы восхищаемся заграницей все меньше