чт 17 октября 04:07
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Где черемуха цветет

Где черемуха цветет

В Театре им. Станиславского и Немировича-Данченко сыграли первую премьеру после двух пожаров

[b]«Москва–Черемушки» – единственная оперетта Дмитрия Шостаковича. Можно себе представить, сколь мучительным было для композитора воспевание рабочего класса как самой светлой, самой романтической части населения. Уж к нему-то гегемон обращался, наверное, не иначе как: «Эй ты там, в шляпе и очках!» Величайший композитор советского времени писал «Черемушки» под нажимом, со скрипом, к какому-то съезду партии, на дико фальшивое и халтурное либретто Масса и Червинского. Театр оперетты его к стенке припер.[/b] Однако дар мелодиста никуда не денешь. Чудесные мелодии стали особенно популярны после ленфильмовской картины, вышедшей на широкий экран в 1962 году: «Черемушки! В Черемушках черемуха цветет. И все мечты сбываются для тех, кто здесь живет!» Отдаленный район с милым названием принял тысячи обитателей жутких коммуналок и бараков – хоть и в хрущобы, но все же в новостройки. Демиургу Шостаковичу действительно удалось создать светлый мир свершившейся мечты, пусть и иллюзорный. Его и воспроизвели в Московском музыкальном академическом театре имени К. С. Станиславского и В. И. Немировича-Данченко. Постановка на Малой сцене (Большая откроется весной) необычная – совместно с Российской академией театрального искусства (дирижер Мария Максимчук, режиссер [b]Ирина Лычагина [/b]– кажется, сильно подправленная [b]Александром Тителем[/b], художник [b]Елена Степанова[/b]). Советский пафос для молодых артистов – далекая история пятидесятилетней давности – и воспроизводится столь же исторически бережно (хоть и без дотошного знания эпохи), как если бы это была атмосфера века XIX или ХVIII. Дурацкий текст даже слушать приятно: все эти словечки – «метрострой», «универмаг», «управдом» – ласкают ухо москвича, а еще больше – вкрапленные в песни названия: «Марьина Роща», «Песчаная», «Кузнецкий Мост», «Манежная». Ее, кстати, в 1958-м еще не переименовали в Площадь 50-летия Великой Октябрьской социалистической революции. Вчерашние студенты и некоторые артисты Театра Станиславского поют и танцуют, умело делают вид, что не задыхаются, выдавая всякие «советские» коленца – словно пыль стерли с окон с первым весенним солнцем. Энтузиазм напоминает о лучших спектаклях «Геликона». Над залом висят два «настоящих» космонавта, на сцене строят панельный дом, герои ведут борьбу с бюрократами под дурашливым взглядом Хрущева, взирающего на них с многометрового портрета-паззла. Живой и веселый спектакль дал оперетте Шостаковича новую жизнь. Да, кстати: театр, кичившийся своим названием с упорством, достойным лучшего применения, и оттого называемый все эти годы просто «Стасиком», наконец придумал себе аббревиатуру – МАМТ, что зафиксировано на гардеробных номерках. Ура, товарищи!

Новости СМИ2

Полина Ледовских

Трудоголиков домашний очаг не исправит

Никита Миронов  

За фейки начали штрафовать. Этому нужно радоваться

Дарья Завгородняя

Чему Западу следует поучиться у нас

Дарья Пиотровская

Запретите женщинам работать

Оксана Крученко

Ради безопасности детей я готова на все. И пусть разум молчит

Екатерина Рощина

Котам — подвалы

Ирина Алкснис

Мы восхищаемся заграницей все меньше