чт 17 октября 21:45
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Из КВН вышла АМБА

Из КВН вышла АМБА

В Московском Дворце молодежи заканчивалась первая в истории КВН игра на Кубок Москвы

[i]Зал пребывал в тревожном напряжении, ожидая решения не столько жюри, сколько сидевшего в зале мэра Москвы. Именно от него в конечном счете зависело, какая из команд станет обладателем главного приза. А волноваться было из-за чего. С одной стороны, изумительно тонко, изящно и остроумно выступали «Махачкалинские бродяги» из Дагестанского госуниверситета. С другой стороны, им на пятки наступал «Эскадрон гусар» — команда Министерства обороны и Современного гуманитарного университета. И многие зрители опасались, что политика может взять верх: все же «Гусары» выглядели более «московской» командой. Но Ю. М. Лужков оказался на высоте. И под всеобщее ликование приз правительства Москвы — автомобиль «Москвич» — был вручен дагестанцам. Это было уже года полтора тому назад. И это был триумф, к которому дагестанцы шли, по сути, больше 10 лет. В середине 80-х, на заре возрождения КВН, у них возникла мысль, что надо бы во всем этом участвовать. Но не просто участвовать — стать чемпионами. В 1993 году команда впервые приехала на Фестиваль КВН — он тогда проходил в Воронеже. В 1996 году «Махачкалинские бродяги» стали чемпионами высшей лиги КВН — то есть, того КВН, который мы в основном видим на телеэкране.[/i] [b]Из разговора с художественным руководителем команды А. Галановым. — Андрей, сколько я общаюсь с кавээнщиками (или кавээновцами — как правильно, по-моему, никто так и не знает), мне всегда хочется понять: «Почему?». Вот почему человек — я уже имею в виду тебя — имея, казалось бы, вполне нормальную жизнь, профессию, перспективы роста (Андрей — по специальности историк, преподаватель исторического факультета ДагГУ, но это уже в прошлом. — Е. Т.), вдруг бросает все и очертя голову начинает заниматься совершенно новым делом. Причем делом, в котором можно стремиться к успеху, но гарантированно рассчитывать на него, — вряд ли.[/b] — Я даже не знаю, что ответить. Потому что в нашем случае все произошло действительно вдруг. То есть, не на пустом месте, конечно же. Традиции КВН в университете, городе и республике были. «Старики» вспоминали, что даже приходилось «вничью» встречаться со знаменитой еще по «тому» КВНу командой легендарного Гусмана. И даже подавалась заявка на участие в телевизионной игре. Но — не успели: телеигру прикрыли. Вполне возможно, что все эти разговоры — из области преданий и легенд. Но легенд и преданий очень красивых, в которые хочется верить. Тем не менее, какие-то традиции у нас действительно были. И они были сильны. Может быть, не совсем КВНовские: это был больше СТЭМ — студенческий театр эстрадных миниатюр (очень сильный, кстати, именно на истфаке ДагГУ), а из истфаковского СТЭМа впоследствии и составился костяк команды, фестиваль «Студенческая весна»… То есть, в общем-то, ничего оригинального. Все, как у всех, и все банально. Кроме того, что однажды мы решили, что пора выходить на более высокий, чем республиканский, уровень. А поскольку другого, кроме телевизионного, более высокого уровня мы не знали, выбора, собственно говоря, не было: только Москва, только ТВ. Да ничего другого на тот момент и не существовало. Это сейчас, кроме телеэкрана, есть Первая лига, Дальневосточная лига… Но даже если бы тогда и было что-то подобное, мы бы все равно поехали в Москву, решив, так сказать, не мелочиться, раз в республике мы уже были лучшие. Сказать, что ребят поддержала вся республика — было бы, мягко говоря, преувеличением. Наоборот, подавляющее большинство голосов слилось в единый хор: «Да куда вам?! Да вы что, с ума сошли?!». В общем-то, было от чего прийти в недоумение. Как вспоминает сегодня Андрей, им даже не с кем было посоветоваться. Единственные, кто был рядом, — команда КВН Баку. Туда и поехали. Но Баку — это другое. Баку по сравнению с Махачкалой — огромный город. Бакинцы сказали своим юным коллегам, что прежде всего им надо бы найти 70 тысяч рублей (в конце восьмидесятых). А как же? До Москвы надо добраться, там надо на что-то жить… Сумма прозвучала едва ли не как приговор. Во всей республике таких денег было даже не у кого попросить. Пришлось искать другие пути. Но какие? Вот так просто взять и позвонить? В Москву? В «Останкино»? В такое не верилось. [b]Из разговора с А. Галановым.[/b] — К тому моменту у нас сложилась своеобразная ситуация. Мы помогли стать народным депутатом СССР (тогда выбирали Съезд народных депутатов) «своему» кандидату. В каком смысле «своему»? Мы его знали, активно ему помогали в предвыборной кампании. И победили. Понятно, что после такого успеха КВН показался нам даже несколько мельче наших возможностей. И мы попросили нашего депутата позвонить на ТВ. Ему ответили: «Пусть приезжают со сценарием». Мы с Шабаном Муслимовым — капитаном команды, поехали в Москву. Приходим в «Останкино». Находим. Какая-то маленькая комнатка. Сидит Александр Масляков. Мы ему — дескать, со сценарием приехали. А он нам: «Хорошо. Отдайте Марфину». Ну как же Марфину? У нас в Дагестане всю жизнь было принято, что все отдавать надо и можно только самому большому начальнику. Но в конце концов отдали Марфину. Миша совершенно серьезно и абсолютно спокойно, ни разу не улыбнувшись, не говоря уже о том, чтобы засмеяться, прочел сценарий и сказал: «Хорошо. Приезжайте на фестиваль». Нам это в общем-то показалось несколько странно: мы были уверены, что любой даже при чтении нашего сценария живот надорвет. Но, с другой стороны, нас вроде бы одобрили: тогда на фестиваль еще не приезжали все желающие. Так что повод возгордиться собой возник, и мы решили, что мы уже действительно самые лучшие. До самых лучших, правда, было еще далеко. На фестивале ребята убедились, что не все так просто. Однако решили провести что-то подобное у себя в республике. Потренироваться-поучиться. Пошли на жуткий риск, пригласив участвовать таких грандов (своих кумиров!), как Днепропетровский университет и Ереванский медицинский институт. Понимали, что на фоне таких участников сами будут выглядеть бледновато, но опыт лишним уже не казался. В КВНе они шли к своей цели, не перескакивая ни через одну ступеньку. 3-е место в 1/4 финала — хорошо, что прошли в следующий круг. 2-е место в 1-й игре сезона 1995 года — и многие плакали, потому что хотели быть первыми. Но в 1995-м произошло событие, которое стало для команды переломным. В декабре 1995 года в Москве прошел первый музыкальный фестиваль команд КВН «Голосящий КиВиН» (в силу выборов в Госдуму переименованный временно в «Голосующего»). [b]Из разговора с А. Галановым.[/b] — Мы, когда ехали на этот фестиваль, даже не представляли себе в полной мере, что нас ждет в Москве. Замотались настолько, что подробностей не успели уточнить. Знали только, что нужно сделать музыкальный номер. Будет ли какое соревнование — не уточняли. Решили, что главное, хорошо выступить. А потом, когда объявили, что нам вручают «КиВиНа в золотом» — мне на какое-то мгновение показалось за кулисами, что я куда-то взлетаю. Я даже не понимал, что происходит. Аплодисменты, улыбки… Это было здорово! А каков был номер! Представьте себе: на сцене стоит урна для голосования. Вокруг нее — толпа во главе с тем, за кого и должны были бы все проголосовать. Вдруг урна открывается, из нее появляется совершенно растерянная физиономия и произносит: «Иван Иванович! Одного голоса не хватает!». И понеслось: артисты, ансамбли, жители начинают агитировать за Ивана Ивановича… Накануне выборов в Госдуму это смотрелось! Честно говоря, смотрится и сейчас. Примерно тогда ребята окончательно нашли свой стиль. Правда, даже танцевать в команде практически никто не умел. Но желание быть веселыми и смешными помогло им в конце концов стать чемпионами 1996 года. Хотя возможность быть смешными и уметь шутить — одна, наверное, из самых больших загадок в жизни. Если кто не верит, пусть попробует придумать хотя бы одну шутку, которая будет интересна не только ему самому. [b]Из разговора с А. Галановым. — Вас как-то отметили в республике или в университете? [/b] — От Госсовета республики выделили 100 миллионов рублей. Еще тогда неденоминированных. Ну мы их поделили между собой, учитывая, что в команде 30 человек. Университет тоже пообещал столько же. Три года прошло — обещанного пока не дождались. Но мы и не обижаемся: откуда у университета такие деньги! Что еще? Я, Шабан Муслимов и Карен Мкртчан стали заслуженными деятелями искусств Дагестана, а Ванати Алиев — заслуженным артистом республики. При том, что никакого специального образования ни у кого из нас нет. В команде вообще никогда не было профессионалов: литераторов, танцоров. [b]— А как вы поступили с врученным вам мэром Москвы «Москвичом»? [/b] — Мы его продали, а вырученные деньги опять-таки поделили между собой. Только пусть на нас никто не обижается. Что еще нам оставалось делать? Машина хорошая. Пусть генеральный директор «Москвича» это знает. Хорошая машина. Специально повторяю это на тот случай, если вдруг «Москвич» захочет стать нашим спонсором. Но ездить на подарке кому-то одному — кому? А всем вместе — так через месяц от самой хорошей машины ничего не останется. [b]— А вообще КВН вам помог хоть чем-то в жизни? [/b] — Не знаю. Я как-то об этом не задумывался. Впрочем, стало меньше проблем со штампами о прописке в паспорте: московская милиция, оказывается, тоже смотрит КВН и ТВ-6. ([i]О ТВ-6 еще будет сказано[/i]. — [b]Е. Т[/b].). Таксисты иногда узнают. Но для меня главное другое. Я ведь почему фактически забросил историю: мне очень важно быть востребованным. Сегодня эта востребованность для меня вот такая. [b]— На ваших выступлениях во Дворце молодежи мне неоднократно приходилось видеть Рамазана Абдулатипова. Это случайно? [/b] — Нет, конечно. Рамазан Гаджимурадович внимательно следит за нашими делами и много нам помогает. [b]— Как? [/b] — В основном, морально. Но моральная поддержка члена правительства России — это очень много. Увы, как это часто случается в КВНе, команды больше нет. Часть ее — уже под другим названием — принимает участие в нынешнем сезоне. Часть, объединившись с участниками команд КВН «Запорожье—Кривой Рог—Транзит», Санкт-Петербургского университета экономики и финансов, Луганского пединститута, ушла на ТВ, создав агентство «АМБА» («Агентство «Махачкалинские бродяги и Астальные»), и заставляя нас улыбнуться каждое утро при помощи телеканала ТВ-6. Идейными вдохновителями телевизионного проекта стали бывший художественный руководитель «Махачкалинских бродяг», бывший аспирант-историк Дагестанского университета Андрей Галанов и бывший капитан той же самой команды Шабан Муслимов. Собственно, раскол в рядах кавээновцев — это тоже дело не новое. На то же ТВ-6 кавээнщики дорожку проторили уже давно, оформившись в виде ОСП-студии и программы «Бис». Но, по мнению А. Галанова, ни о какой конкуренции речи не идет. Жанры разные, время выхода в эфир — тоже. А уж об опыте никто и не говорит: махачкалинцы себя считают начинающими. Хотя, на мой взгляд, опыт в данном случае у всех один: КВН.

Новости СМИ2

Анатолий Сидоров 

Городу нужны терминалы… по подзарядке терпения

Виктория Федотова

Кто опередил Познера, Урганта и Дудя на YouTube

Дарья Завгородняя

Дайте ребенку схомячить булочку

Полина Ледовских

Трудоголиков домашний очаг не исправит

Оксана Крученко

Ради безопасности детей я готова на все. И пусть разум молчит

Екатерина Рощина

Котам — подвалы

Никита Миронов  

Наливайки как символ беззакония