сб 19 октября 06:08
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Патриотизм в песочнице

Патриотизм в песочнице

Вчера в борьбу за «Золотые маски» вступили драматические спектакли большой формы

[b]«Чудаки» находятся где-то на периферии горьковской драматургии. Ставят их редко, и ни одного шедевра в истории постановок не значится. По «Чудакам» очень густо рассыпаны параллели с чеховской «Чайкой» и Чеховым вообще.[/b] Горьковский вариант Тригорина, писатель Константин Мостаков (Владимир Остапов), строчит в книжечку наблюдения и афоризмы (иногда кажется, что каждый второй персонаж здесь умнее его) и разбирается со своими женщинами, «по бесхарактерности успевая и там и тут». Его жена (Лариса Гольштейн) с умелостью Аркадиной возвращает себе заблудшего мужа, с той лишь разницей, что у Аркадиной был свой бог – собственный театральный успех, а у горьковской героини нет ничего, кроме материнской заботы о писателе-муже, да памяти о погибшем ребенке (а это уже из «Вишневого сада»). Имеется и непременный желчный доктор (Борис Косницын), и свой «Сорин» (Вукол Потехин – Виктор Черноусов), можно найти немало рифм и с Ниной Заречной, и с Сашенькой, и с Медведенко. С той лишь разницей, что чеховские «Чайки» летают над театром стаями. А многословных и вторичных «Чудаков» днем с огнем не сыщешь. Впрочем, Анатолий Праудин справедливо решил, что и здесь «есть, что поиграть», как говорят актеры. Это введенное сравнительно недавно в «Золотой маске» деление драмы на спектакли большой и малой формы (больше 200 зрителей и меньше, соответственно) не так уж безусловно. Скажем, «фоменки» всегда (кроме нынешнего фестиваля) числились по ведомству малой формы просто потому, что помещение у них «малой формы». Но однажды, устроив собственный фестиваль – ретроспективу в «Новой опере», они легко доказали, что «взять» большой зал не составляет для них труда, вопреки всем разговорам о тонкости психологических кружев, что плетут «фоменки». А вот праудинские «Чудаки», несмотря на густонаселенность, достигают лишь ближнюю цель. Для зрителей задних рядов их неспешная аккуратная поступь (вышел, постоял, подумал, сунул сигарету в рот, потянулся за спичкой, вынул, передумав, сигарету, сделал еще массу всего глубокомысленного) оборачивается торжественной скукой, которую почему-то принято считать родной сестрой психологического театра. Ни драйва, ни музыкальности, ни ярких режиссерских ходов, которые как воздух необходимы большой сцене, в омских «Чудаках» нет и в помине. Но с близкого расстояния зрителю дано разглядеть массу нюансов: гримасу боли, проступившую сквозь победную улыбку у героини Ларисы Гольштейн, или трезвое осознание своего внезапного и окончательного одиночества у записного остряка и стоика Вукола Потехина, чей угрюмый сын-доктор вдруг решил уехать, убежать от себя самого куда глаза глядят. Патриарх сценографии Март Китаев создал некую среднеарифметическую декорацию (вздыбленный пол, он же – послереволюционная Россия на дыбах), грубые задники – подойдет для любой пьесы Горького и не только его. С той лишь разницей, что на переднем плане примостилась песочница – любимое место писателя Мостакова. Здесь он забывается и заигрывается своим высокопарным говорением (особенно смешно, когда, объясняясь с женой по поводу измены, он эдак ловко выворачивает на Россию и ее новых, каких-то особенных деток – и руки его быстро-быстро лепят очередной песочный замок). И в финале у Анатолия Праудина получилась очень «русская» картинка: разглагольствующий мужчина в песочнице, его женщина со слезами и благодарной улыбкой по поводу возвращения мужа, да старуха, что обмывает покойного жениха своей дочери (при жизни терпеть его не могла) и нежно поет ему колыбельную. [b]На илл.: [i]Писатель Мостаков (Владимир Остапов) неплохо проводит время в песочнице с одной из своих женщин – Зиной (Светлана Батина).[/b][/i]

Новости СМИ2

Михаил Бударагин

Кому адресованы слова патриарха Кирилла

Ольга Кузьмина  

Москва побила температурный рекорд. Вот досада для депрессивных

Дарья Завгородняя

Дайте ребенку схомячить булочку

Оксана Крученко

Детям вседозволенность противопоказана

Анатолий Сидоров 

Городу нужны терминалы… по подзарядке терпения

Виктория Федотова

Кто опередил Познера, Урганта и Дудя на YouTube

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

В чьей ты власти?