сб 19 октября 01:15
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Стервы доводят нас до безумия

Стервы доводят нас до безумия

Театр Табакова продолжает исследовать темы безумия и войны полов

[b]А. Стриндберг. «Отец». Реж. А. Григорян. Театр Олега Табакова [/b] [i]Театр Табакова, похоже, начинает уставать от своей «молочно-восковой спелости», как говорит сам Олег Павлович, цитируя кого-то из партбоссов. Театр Табакова продолжает исследовать темы безумия и войны полов, поставив вслед за «Любовь как милитаризм» и «Идиотом» «Отца» Августа Стриндберга.[/i] Театр Табакова снова напомнил, что мужская его часть богата не только великолепной троицей Машков—Миронов—Безруков. И вслед за «Идиотом», поставленным на Виталия Егорова, в «Отце» сделали ставку на Андрея Смолякова — одного из самых глубоких актеров труппы (по крайней мере, он способен «вытягивать» даже такие средненькие спектакли, как «Чемпионы»). Назвать его «старейшим» язык не поворачивается, но тем не менее в «Табакерке» он еще с тех времен, когда она была студией в подвале, а не солидным театром. «Отец» сыгран на качелях (художник [b]Александр Боровский[/b]). Качели в саду — одна из примет семейной идиллии — к концу спектакля превращаются чуть ли не в символ расшатавшегося бытия: они и прибить могут, и скинуть на повороте. В этой семейной трагедии сумрачный и опасный Август Стриндберг показывает, как просто расшатывается хрупкое и уязвимое человеческое сознание; как легко и уверенно химеры безумия, зародившиеся от самого нелепого предположения, заставляют разлагаться самый светлый разум. И с какой наркотической охотой сам разум готов отдаваться этим химерам. Солдат ([b]Сергей Угрюмов[/b]) отказывается признать будущего ребенка своей забеременевшей подруги. Ротмистра с интеллектом большого ученого ([b]Андрей Смоляков[/b]) начинает мучить эта старая, как мир, история — свидетельство того, что в жизни почти нельзя восстановить подлинность (французский писатель Андрэ Жид написал целый роман о подлинности — «Фальшивомонетчики»). У ротмистра тоже растет дочь, ставшая ареной борьбы между отцом и матерью за власть в доме. Желая сохранить власть над дочерью, а дочь при себе, и блестяще чувствуя, где находится слабое место мужа, жена дьявольски сыграла на этой струне и довела его до безумия. Женоненавистник Стриндберг боялся как раз того, что так мастерски умеет сыграть Евгения Симонова, — стервозной напористости женщин, их «сокрушительных побед» при почти ангельской чистоте облика. Разум начинает мутиться именно от этой несовместимой двойственности, остальное — дело техники. Андрей Смоляков играет процесс помешательства так, что до последнего момента не веришь в победу его безумия. Веришь, наоборот, что как раз он-то сумеет справиться — слишком силен его интеллект, слишком нелепы его сомнения. Но в том-то и дело, что в тайниках сознания глупее всего искать логику. Андрей Смоляков играет сопротивление безумию, которое он все-таки успевает фиксировать, — играет ясно, сдержанно, почти глухо. Очень по-мужски. Слезы и конвульсии остаются в этой труппе прерогативой Сергея Безрукова. Но главное для меня потрясение в «Отце» — [b]Наталья Журавлева [/b]в роли Кормилицы — чистый импульс доброты, которая не ищет выгоды и не знает логики. По злой иронии судьбы именно ей суждено стать последним разочарованием Ротмистра, которого она вскормила и воспитала. «Не надо, я сама, он ему больно сделает», — говорит Кормилица, отбирая смирительную рубашку, чтобы надеть ее на своего стареющего «мальчика», заговаривая его больной рассудок, уговаривая его «переодеться», оплакивая его и зная, что совершает «во благо» главное предательство своей жизни, которое никогда себе не простит. Эта сцена и ком в горле у сидящих в зале дорогого стоят. В общем, снова мы об актерах да об актерах. В этом театре по-другому не получается, за редким исключением. Режиссура приглашенного из Вены [b]Артака Григоряна [/b]грамотна и ненавязчива, но если говорить о каком-то особом режиссерском мире, языке и концепции, то здесь это не по адресу.

Новости СМИ2

Михаил Бударагин

Кому адресованы слова патриарха Кирилла

Ольга Кузьмина  

Москва побила температурный рекорд. Вот досада для депрессивных

Дарья Завгородняя

Дайте ребенку схомячить булочку

Оксана Крученко

Детям вседозволенность противопоказана

Анатолий Сидоров 

Городу нужны терминалы… по подзарядке терпения

Виктория Федотова

Кто опередил Познера, Урганта и Дудя на YouTube

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

В чьей ты власти?