втр 15 октября 12:33
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

На пыльных тропинках Плутона

На пыльных тропинках Плутона

В прокате – новый фильм Нила Джордана «Завтрак на Плутоне»

[b]Лондонские семидесятые. Неоновые рекламы баров и ночных заведений. Молодые рок-группы наперебой поют песенки, собирая толпы фанатов. Активизируется ирландская повстанческая армия, вербующая бомбистов из желторотых школьников. А на городских киноафишах – плакат скандального «Последнего танго в Париже», знак победоносной сексуальной революции. В такой атмосфере разворачивается история странного молодого человека, мечтающего переменить пол и позавтракать на Плутоне, как поется в одной слышанной им песне. Перевоплотиться из мальчика в девочку ему удается вполне: английский актер Киллиан Мерфи, исполнитель главной роли в новом фильме Нила Джордана «Завтрак на Плутоне», с ролью справился блестяще.[/b] В затянувшейся погоне за модернизацией и высокими технологиями как-то подзабылось, что вся нынешняя эстетика, вся эклектика стилей, в которой мы сейчас оказались, родом из западных 1970-х. Не станем говорить о повсеместном распространении джинсов, но даже и пестрота в одежде – дань подражанию лидерам молодежных рок-групп, любившим эпатировать публику уже одним выходом на сцену. Городская одежда – длинные приталенные плащи, стройнящие фигуру: именно в 1970-е окончательно решили, что эталон сексуальности – высокая худоба. А сексуальная революция превзошла саму себя тоже в те годы, когда в расцветающих ночных клубах появились первые трансвеститы, переставшие скрываться. Впрочем, наивная молодежная романтика, выросшая из полета Юрия Гагарина, – это тоже 1970-е. Только вместо «пыльных тропинок далеких планет» западная молодежь мечтала о завтраке на Плутоне или, что в СССР было куда более известно по хитовой песне тех лет, хотя бы о билете на Луну. Нил Джордан создает калейдоскоп лондонских 1970-х, пользуясь классическим сюжетом английского «романа воспитания». Молодой человек без связей и средств переживает разнообразные приключения, позволяющие ему познать общество изнутри. Сперва – романтические: все начинается с любви к подружке-сверстнице. Потом смешные и неприятные: из дома приходится уйти, после того как в школьном сочинении на тему «Чего бы ты хотел добиться в жизни?» маленький Патрик честно написал, что хотел бы переменить пол. Тут начинаются приключения авантюрные, от которых дух захватывает: встретив попутчиков-рокеров, да еще знаменитых, Патрик вливается в рок-банду популярного Билла Хэтчетта, от которого балдеет весь Лондон. За безобидными следует опасное приключение: группа связана с ирландскими повстанцами, готовит взрывы, участвует в перевозке оружия. Застенчивый Патрик знакомится с терроризмом, что вовсе не входило в его жизненные планы. Арестовавший его полицейский потрясен: парень, конечно, никакой не террорист, но почему он ни в какую не хочет быть мужиком? И страж порядка из сочувствия определяет его к девочкам в публичный дом. Многовато испытаний на бедную голову несмышленыша. Но есть одно условие, которое обязательно для «романа воспитания»: счастливый конец скитаний и обретение крыши над головой. К какому же финалу приведет Нил Джордан, так талантливо переосмысляющий традиционные британские сюжеты, своего героя – не то ироническую «голубую» вариацию Тома Джонса-найденыша, вкусившего от грязной начинки жизненного пирога, не то пародийного Оливера Твиста, так и не обретшего дома и выросшего на улице неприкаянным тихоней, зеленоглазым котенком (прозвище Патрика в фильме – Киттен, котенок)? Оказывается, трансвестит Патрик – сын священника, в молодости согрешившего с хорошенькой прихожанкой. Отец (Лиам Нисон) тоже искал его, и теперь они все вместе – грешный, но симпатичный пастор, его беспутный сынок и подружка юности Патрика, успевшая родить ребенка. По сравнению с концовками старинных романов, всегда примирявших беспутных героев с протестантской моралью, финал «Завтрака на Плутоне» выглядит форменным издевательством. В нем, к счастью, не чувствуется никакого морализаторства. Просто тихая симпатия к жизни и своим персонажам. Ведь ирония, окруженная ореолом ностальгии по ушедшему времени, беззлобна. Она не окрашена ни ханжеством, ни гневом, ни пристрастием. Этим и подкупает. А еще «Завтрак на Плутоне» радует точностью стилизации под 1970-е. Фильм как будто снят в эпоху большого европейского кино. По нынешним временам это большая редкость.

Новости СМИ2

Екатерина Рощина

Котам — подвалы

Никита Миронов  

Хамское отношение к врачам — симптом нездоровья общества

Ирина Алкснис

Мы восхищаемся заграницей все меньше

Сергей Лесков

Нобелевка, понятная каждому

Георгий Бовт

Сталин, Жданов, Берия и «Яндекс»

Оксана Крученко

А караван идет…

Ольга Кузьмина  

Без запуска социального лифта нам не обойтись

Александр Никонов

Чему нам действительно нужно учиться у Запада