втр 22 октября 07:26
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Книжкин дом

Сергей Собянин рассказал о планах по созданию новых выделенных полос в Москве

Владимир Жириновский высказался за введение многоженства в России

СК опубликовал видео с места обнаружения тел депутата и ее семьи в Подмосковье

Вильфанд сообщил, сколько продержится теплая погода

Названы пять лучших марок автомобилей для русской зимы

Эдгард Запашный: Цирк для зоозащитников — инструмент самопиара

«Готовим законопроект о запрете аниме»: как японцы обидели Поклонскую

Нагиев впервые в истории «Голоса» встал на колени перед участницей

Владимир Соловьев попал в Книгу рекордов Гиннесса

Михаил Ефремов: Горбачев спас Россию

Ректор Института им. Б. В. Щукина рассказал о «дедовщине» в своем вузе

Кончаловский трогательно поздравил младшего брата с днем рождения

Книжкин дом

[b]Как выращивать овощи и член Ольга Кучкина. Этаж, или И сомкнулись воды. М.: Время.[/b] Роман писался себе и вышел бы своевременно. Но тут произошло то, что произошло. Жизнь если и не дописала роман за автора, то уж точно поторопила завершить и несколько иначе расставить акценты. Вы, конечно же, помните, как «Комсомолка» горела, как ее заливали, как потом красиво из окон спускались ледяные сталактиты… При чем тут «Комсомолка»? Притом что в течение долгих лет вся жизнь автора была связана именно с этой газетой, которая жила-была на Шестом этаже (в романе он на всякий случай назван Седьмым). Но вот пришел рынок, а на нем главным стал «запрос читателя: что желает скушать на медийный завтрак, что на обед и ужин…» А значит, вместо былого Большого стиля – «советы всем категориям граждан, от пенсионеров до садоводов, от одиноких женщин до импотентов, как выращивать овощи и член, как следить за модой и мужем, как выглядеть подороже, а выезжать на отдых в Турцию и Египет подешевле». Вот он, универсальный рецепт успеха, который пытались заполучить многие СМИ, но кто-то сумел сделать это раньше прочих… Именно эта линия романа оказалась мне наиболее близка. А ведь там есть и про любовь, и про предательство, и много про что еще… [b]Любителям прекрасного Михаил Шишкин. Урок каллиграфии. М.: Вагриус.[/b] После того как Михаил Шишкин стал букеровским лауреатом, он вовсе не проснулся знаменитым. Во всяком случае, широко. Уж очень непрост для чтения оказался его роман «Взятие Измаила». «Венерин волос» был не то чтобы сильно проще, но полученная писателем за него премия «Национальный бестселлер» сделала практически невозможное: довольно-таки эстетский роман несколько недель входил в рейтинги лучших продаж крупных столичных книжных магазинов. Книга, которую предлагает вашему вниманию «Вагриус», совершенно другая. В нее вошел роман «Записки Ларионова», ранее выходивший под названием «Всех ожидает одна ночь», и тоже довольно давние рассказы «Урок каллиграфии» и «Слепой музыкант». Этими произведениями может зачитаться каждый, настолько кристально чист, великолепен русский язык того, прежнего Михаила Шишкина. Сделанный как мистификация роман и вовсе стилизован под хорошую прозу первой половины ХIХ века. Единственная новая вещь в сборнике – расположенное в самом конце маленькое эссе «Спасенный язык». [b]Ужель та самая? Геннадий Седов. Мадам Семнадцать: Матильда Кшесинская и Николай Романов. М.: Текст.[/b] В советские времена больше было известно словосочетание «особняк Кшесинской» – в этом здании после Февральской революции располагались различные организации партии большевиков, с его балкона выступал Ленин (в 30–50-х гг. ХХ века там располагался музей Кирова, затем – музей Революции). Сама она фигурировала преимущественно в клубничном контексте. Удивительно было видеть, как достойно Наталья Фатеева сыграла в 1983 г. роль зрелой уже Кшесинской в фильме Эмиля Лотяну «Анна Павлова» (сегодня Кшесинскую рвется сыграть небезызвестная Анастасия Волочкова). В новые времена имя Матильды Кшесинской употреблялось уже исключительно в связи с ее связями (простите за каламбурчик!). Еще бы! В юности – возлюбленная будущего царя Николая II, позднее – супруга великого князя Андрея Владимировича, любовница другого великого князя, Сергей Михайловича (который, кстати, подарил ей Константиновский дворец в Стрельне, где нынче резиденция президента РФ). Почему ее называли «Мадам Семнадцать»? Какой она была балериной? На эти и другие вопросы отвечает книга издательства «Текст». [b]Черный бархат, черный жемчуг Катрин Гюннек. Модистка королевы. Пер. с франц. Ю.Воркуевой. М.: Гелеос.[/b] Кто не любит историй про роскошную жизнь! Не в последнюю очередь из-за неслыханной роскоши поплатились жизнями последний настоящий французский король Людовик ХVI и королева Мария-Антуанетта. Повествование ведется от лица «костюмерши, министра юбок», как она сама себя называет, – королевской модистки Розы Бертен (настоящее ее имя – Мария-Жанна), уникальной женщины и подруги казненной королевы. Понятное дело: Наполеон Бонапарт для нее – чудовище, а все, что было до него, – волшебные времена. И она рассказывает о них тем, кто тогда не жил и знает о прошлом лишь понаслышке. Эти, по ее мнению, глупцы, приглашают ее, 66-летнюю «старую маленькую девочку, дерзкую и полную воспоминаний», на ужины – и она рассказывает им красивые истории. Где-то ближе к концу бывшая законодательница моды с глубокой грустью пишет: «Все стало вдруг невозможным. Оставалось относить каждый день один или два алмаза, колье или браслет в Пале-Рояль. Все, что не успела отобрать у меня Революция, отобрала Империя, все до последней бусинки». Бедная, бедная! [b]Зачем вы, девочки… Ирина Лобановская. Неземная девочка. М.: Центрполиграф. Серия «Семейные тайны».[/b] Самый интересный персонаж этой книги, Борис, мертв уже в первой строчке. А неземная девочка – его единственная настоящая любовь, одноклассница Нина. Так ее назвала, когда они еще учились в школе, любимая Ниной и почему-то не любимая всеми остальными учительница Надежда Сергеевна. Больше всех Наденыша (как ее называли ученики) не любил как раз Борис. Ближе к концу выясняется, почему именно. Да потому, что та очень его хотела, но не случилось. А случилось, помимо Нины, еще как минимум с тремя одноклассницами, а также с огромным количеством других женщин, подавляющее большинство которых встретилось на его похоронах. А сколько еще в силу разных причин не сумело приехать (в том числе одна вполне законная жена)! Книга полна интересными жизненными наблюдениями, точными психологическими деталями, возможно, поэтому ее хочется непременно дочитать до конца. Хотя неумение внятно выстроить сюжет этому очень мешает. Есть в романе и полудетективная линия, и тоже досадуешь, как топорно она исполнена. Есть даже мистический момент: покойный уже больше недели Борис звонит своему однокласснику Леониду. Но и он увы провисает… Но все же, но все же – читаем!

Новости СМИ2

Георгий Бовт

Верен ли российский суд наследию Александра Второго Освободителя?

Оксана Крученко

Соседи поссорились из-за граффити

Александр Никонов

Искусственный интеллект Германа Грефа

Ольга Кузьмина  

Выживший Степа и закон бумеранга

Ирина Алкснис

Экология: не громко кричать, а тихо делать

Александр Лосото 

Бумажное здравоохранение

Екатерина Рощина

Елки, гирлянды и мыши: новогоднее безумие стартовало