- Город

«Чрево» МХТ: спектакль о домашнем насилии в царской России

Сергей Собянин выслушал просьбы жителей

Момент смертельного ДТП возле станции МЦК «Окружная» попал на видео

Заслуженный преподаватель МГУ умер после отравления «Кротом»

Синоптики подсчитали вероятность снега на Новый год в Москве

Время творить чудеса: в Москве собрали «Корзину доброты»

Стало известно, сколько историк Соколов пробудет в центре психиатрии Сербского

Спасти еду, чтобы спасти людей

США ввели новые санкции против ряда российских компаний и граждан

Стала известна стоимость билетов в парк «Остров мечты»

Названо условие, которое поможет реализовать закон о единой зарплате учителей

Пилотам, посадившим борт с Путиным, вручили пирог от шеф-повара Кремля

Назван главный цвет 2020 года

Алла Пугачева: У меня никогда не было нормальной семьи

Врачи перечислили опасные для кишечника продукты

Александр Петров впервые опубликовал фото с новой возлюбленной

«Чрево» МХТ: спектакль о домашнем насилии в царской России

Героиня рассказа Евгения Замятина «Чрево» Афимья (Ольга Литвинова) - деревенская молодая женщина, которую грубая жизнь довела до убийства мужа

ФОТО: Екатерина Цветкова

Переводить уникальную прозу основателя жанра антиутопия (роман "Мы") на язык театра еще сложнее, чем ставить Андрея Платонова. Сравнение двух писателей - начала XX века - не случайно. Платонов и Замятин - почти земляки (Платонов родился в Воронеже, Замятин - в Лебедяни близ Липецка и учился в Воронеже), оба - по профессии инженеры (Замятин говорил, что "литература для него - любовница, а наука - жена"), оба - экспериментаторы в литературе, и оба - беспощадные обличители всех форм насилия, жестокости и тирании. У Замятина был даже псевдоним - Платонов. И оба писателя в своих произведениях с тонким психологизмом, состраданием, болью и негодованием описывают жизнь простых русских женщин в России. Сердце обливается кровью, когда читаешь о девочке Насте и ее матери-покойнице в романе "Котлован" Платонова. 

Героиня рассказа Евгения Замятина "Чрево" Афимья (Ольга Литвинова) - деревенская молодая женщина, которую грубая жизнь довела до убийства мужа. Он - Петра (у Замятина в рассказе "Чрево" необычные имена) до полусмерти избивал жену в пьяном угаре, которая его не любила, а любила соседа Ивана. Причем муж делал это на глазах своего двухлетнего сына Василия. Мать мальчика он тоже убил кулаками. Петр своими сапогами убил будущего ребенка Афимьи от Ивана. Жаловаться на этого зверя женщине в дореволюционной России (рассказ написан в 1913 году) было бесполезно.

Почти все крестьянство при царе, да и при советской власти жило не по-людски - мужики пьянствовали, бабы рыдали, пахали и воспитывали детей. Все это описал Горький в романе "Мать". Актриса Ольга Литвинова голосом, стоном, жестами, глазами передает отчаяние женщины, которая так берегла своего будущего ребенка, ждала его рождения, так любила его, и его отняли у нее. Актеры читают текст Замятина, в котором натурализм (Замятин назвал рассказ по аналогии с романом своего любителя писателя Эмиля Золя "Чрево Парижа") сочетается с лиризмом и нежностью, балансируя между прозой и поэзией. Актеры используют повторы текста, чтобы усилить ужас трагедии. И поют, причем зарубежные современные хиты.

 В спектакле "Чрево" есть сцены, которые могут вызвать неприятие у зрителя, как, например, сцена, когда главная героиня стоит на столе с едой / Екатерина Цветкова

В спектакле «Чрево» есть сцены, которые могут вызвать неприятие у зрителя, как, например, сцена, когда главная героиня стоит на столе с едой

ФОТО: Екатерина Цветкова

Это обращение к иностранной музыке нашего века говорит о том, что, увы, даже Запад, которой гордится завоеваниями цивилизации, и сегодня не смог искоренить это зло - насилие сильных над слабыми, над женщинами, детьми. Мир стал еще более жестоким. Дети избивают своих родителей, бабушек, и эти преступления - не редкость: достаточно почитать уголовную хронику. В рассказе Замятина присутствует сочувствие главной героини. Несмотря на то, что она не только зарубила своего мужа, но и порезала его тело на куски и спрятала в подвал, и не обращала внимания на больного мальчика Василия, который остался сиротой, все равно она вызывает больше жалость, чем осуждение. Уж очень сильно над ней издевался муж, и все эти побои она терпела до тех пор, пока он не убил ребенка в ее чреве. Правда, в спектакле нет сцены, когда более опытная женщина Петровна, увидев, что она - убийца, оправдывает ее словами "жисть-то наша какая!", но на экране есть бегущая строка с этим финалом.

Обращение к прозе Замятина в МХТ не случайно. Ведь именно Первая студия Московского Художественного театра в 1924 году заказала писателю две пьесы. Замятин впервые попробовал себя в драматургии и написал комедию "Блоха" (сделал инсценировку рассказа Лескова) и трагикомедию "Общество почетных звонарей". Успех "Блохи" был огромный. Но прозу Замятина не ставили в театре. Для спектакля "Чрево" пригласили режиссера из Петербурга Андрея Гончарова, который успешно инсценирует сложную прозу в различных театрах России, включая БДТ. В спектакле "Чрево" есть сцены, которые могут вызвать неприятие у зрителя, как, например, сцена, когда главная героиня стоит на столе с едой. У Замятина этого нет. Но поскольку режиссер проводит параллель с нашей современностью, когда встать на стол с едой и даже станцевать - не то, чтобы норма, но и не сенсация, то эта сцена возможна. Нельзя не сказать о том, что режиссер из огромной труппы МХТ выбрал актеров, которые идеально подходят на роли героев рассказа Замятина "Чрево": Ольгу Литвинову, Валерия Трошина, Александра Ливанова.

А вот ни драматургии, ни прозы Андрея Платонова в МХТ, увы, нет. Спектакль Юрия Еремина "Возвращение" по одноименному рассказу писателя оказался неудачным и был скоро снят после премьеры. Но режиссерская лаборатория, осуществляя проект "После революции", не пройдет мимо Андрея Платонова.

Новости СМИ2

 Александр Хохлов 

Мир, война или стена

Алиса Янина

Раймонд Паулс и навязчивые русские

Камран Гасанов

Владимир Зеленский — человек посередине

Борис Клин

РПЦ и закон о домашнем насилии: что с ним не так

Ирина Алкснис

Мочить террористов в сортире. 20 лет спустя

Анатолий Горняк

Несмешной анекдот про судей

Антон Крылов

«Воинственные русские»: китайцы правы

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

Есть ли старцы сегодня?

Екатерина Рощина

Новогодний ад потребления

Кто прав, кто виноват. Хороший юрист не должен давать волю эмоциям

Быстрее всех вырастила микрорастение из пробирки

Пройдя путем героя, начинаешь больше ценить прошлое

Беззаботное счастье царской семьи