Богатырская наша сила. Кто был прототипом картины Виктора Васнецова
Фото: Картина В. Васнецова «Богатыри»

Богатырская наша сила. Кто был прототипом картины Виктора Васнецова

Культура
Картина "Богатыри" была закончена художником Виктором Васнецовым 120 лет назад. Она давно стала жемчужиной Третьяковки и даже российским символом.

Где только не встречались васнецовские богатыри в советские времена: и на обертках конфет, и на коробках с табаком, папиросами и марципаном. Ничего удивительного: увлеченный с детства фольклором Виктор Васнецов действительно создал шедевр, над которым, к слову, трудился не один десяток лет.

В то время вся интеллигентская и творческая прослойка российского общества переживала бум интереса к отечественной истории: вышли в свет знаменитые «Русские народные сказки» Афанасьева, а Бородин и Балакирев, Римский-Корсаков и Мусоргский активно занимались переложением песенного народного творчества. Под влиянием и общей этой тенденции, и личных увлечений Виктор Васнецов в 1871 году сделал первый набросок будущей картины, точнее набросок первого богатыря. Через пять лет он написал маслом бородатого Алешу Поповича, активно занимаясь поиском образа Ильи, а позже — мучительно искал пейзаж, на фоне которого расположатся впоследствии три чудо-богатыря. В результате все окончательно сложилось только к 1898 году. Над полотном, кстати, художник работал в Абрамцеве. Причем параллельно, создавая другие картины — «После побоища Игоря Святославича с половцами» (1880), «Витязь на распутье»(1882) и так далее, Васнецов неустанно искал ключ к каждому из задуманных образов. Неудивительно, что всех исследователей его творчества всегда волновал вопрос — кто был прототипом каждого из богатырей. Сегодня эта загадка практически разгадана.

Начнем, конечно, с оговорки. В реальности былинные богатыри не могли сойтись вот так, вместе, в том возрасте, в котором изображены. Если отталкиваться от образа Ильи Муромца, то Добрыня на его фоне должен был быть глубоким стариком, а Алеша — безусым мальчишкой.

Илья Муромец

Как известно из былин, Илюша тридцать лет и три года сидел на печи, а потом исцелился как по волшебству, служил князю, но был с ним в непростых отношениях. Васнецов сам описывал, как встретил после долгих мучительных поисков своего «Илью» неподалеку от московского Крымского моста — художник шел себе по делам, но вдруг увидел здоровенного детину и вмиг «узнал» в нем богатыря.

Звали его Иваном Петровым, был он крестьянином изпод Владимира.

Богатырская наша сила. Кто был прототипом картины Виктора ВаснецоваПортрет Ивана Петрова, ставшего прообразом Ильи Муромца / Фото: этюд Васнецова

Но куда любопытнее, пожалуй, другое. В 1988 году, уже на излете истории СССР, комиссия Минздрава Украинской ССР провела скрупулезное исследование останков Святого Илии Печерского, что покоились в ближних пещерах Киево-Печерской лавры. Молва давно именно его считала прототипом богатыря. И открылось удивительное. Во-первых, оказалось, что Илия Печерский очень долгие годы страдал болезнью позвоночника, так что вполне мог «лежать на печи». Во-вторых, он оказался очень высок — под 180 см, что в те времена было сродни великану. В-третьих, он явно воевал — на его ребрах были обнаружены множественные костные мозоли, оставшиеся от сращивания после переломов, а также следы других ранений. Кроме того, Илию прозывали «Чибитьком», что указано в исторических источниках — книге «Тератургима» 1638 года, а Илью Муромца — «Чоботком», и это явно одно и то же слово, лишь немного по-раз ному произнесенное. История же гласит, что на Муромца однажды напали неприятели, когда он натягивал сапоги — «чоботки». Один он натянуть не успел, им и отделал врагов.

Добрыня

С историческим прототипом Добрыни Никитича все обстоит труднее: персонажей с такими именами в истории было несколько. Но, судя по тому, что он умел играть на гуслях и петь, азартно играл в тавлею — «славянские шашки», знал основы этикета, принадлежал этот богатырь к княжескому роду. Ученые проводят параллели между этим образом и такой исторической фигурой, как дядя князя Владимира Святославовича — Добрыня Малкович из села Низкиничи (откуда и трансформировался потом «Никитич»). Если это так, то это именно тот Добрыня, который посоветовал новгородцам позвать к себе на княжение Владимира и всячески «продвигал» идею его бракосочетания с Рогнедой, княжной половецкой. Позже Добрыня даже княжил в Новгороде и способствовал его крещению, которое было произведено со всей возможной свирепостью, вплоть до сжигания домов упорствующих язычников. Но самое удивительное в том, что в чертах Добрыни угадываются портретные черты и самого Васнецова, а также его отца и деда. Так что исследователи сходятся во мнении, что портрет этого богатыря отражает родовые черты семьи художника.

Богатырская наша сила. Кто был прототипом картины Виктора ВаснецоваФото: Портрет Васнецова кисти И. Репина, 1887 год

Алеша Попович

Самый молодой и чуть скучающий на картине богатырь — Алеша Попович. Многие считают, что прототипом это былинного героя был боярин из Ростова Александр Попович, отличавшийся военной смекалкой и хитростью, погибший в 1223 году в битве на Калке. Но при чем тут тогда Алешина победа над Тугариным Змеем и Идолищем Поганым? Долгое время ответа не было, пока ученые не вспомнили о соратнике Владимира Мономаха Ольберге Ратиборовиче. В 1095 году он убил в Переяславле половецкого хана Итларя («Итларище поганый» вполне мог трансформироваться в Идолище). Прототипом же Тугарина Змея явно был половчанин Тугоркан из династии Шураканидов. Поскольку половцы «шуруканом» или «шаруканом» н азывали змей, все складывается. Ольберг же мог со временем стать «Олешей»: славяне не любили труднопроизносимых словесных конструкций. Молодому богатырю народная молва приписывала не только подвиги, но и любвеобильность.

Своего Алешу Васнецов списывал с натуры — глядя на Андрея Саввича Мамонтова, младшего сына хозяина Абрамцева. Когда Васнецов делал первые наброски, Андрею не было и 14 лет.

Увы, его жизнь была очень короткой — он, всеобщий любимец, увлекавшийся историей древнерусской культуры, умер 7 июля 1891 года от простуды; художник дописывал его уже по памяти, и получилось, что увековечил...

КСТАТИ

После «Богатырей» (картину многие ошибочно называют «Три богатыря») Васнецов не раз возвращался к исторической и былинной тематике, о чем свидетельствуют полотна «Баян» (1910), «Богатырский скок» (1914), «Единоборство Пересвета с Челубеем» (1914), «Бой Добрыни Никитича с семиглавым Змеем Горынычем» (1918) и другие.

Google newsYandex newsYandex dzen