пт 20 сентября 21:55
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Свобода, тюрьма, слезы и любовь: МХТ готовит спектакль-экперимент

Свобода, тюрьма, слезы и любовь: МХТ готовит спектакль-экперимент

Спектакль начинается с событий 1900 года, а точнее, с первой пьесы Чехова «Три сестры»

Екатерина Цветкова / пресс-служба МХТ им. А.П. Чехова

Переубедить худрука МХТ Сергея Женовача, что между голубым экраном и сценой нет общего (Сергей Васильевич считает, что театр и кино, не говоря уже о ТВ — разные виды искусства) взялся продюсер и автор идеи спектакля-проекта Константин Эрнст. Он предложил хореографу, режиссеру, умной и опытной Алле Сигаловой поставить двухчасовую драму с прологом, музыкой и танцевальными этюдами, отражающую историю ХХ века посредством литературы, кино, политики и моды.

Историк моды Александр Васильев вместе с Марией Даниловой создал костюмы, которые детально соответствуют эпохе и героям. Спектакль начинается с событий 1900 года, а точнее с первой пьесы Чехова «Три сестры», написанной специально для Московского Художественного театра. Мечта сестер «В Москву, Москву» объясняет главную декорацию спектакля — вокзал. Точнее, разные вокзалы, откуда уезжали  десятки тысяч русских людей, вынужденных эмигрировать, скитаться или просто следовать по делам или без дела. Любовь Раневская из «Вишневого сада» бросает свою семью, страну и старого Фирса ради того, чтобы бесславно умереть в Париже. Ее утонченная фигурка мечется по вокзалу и бежит по узорчатым лестницам в Мансарду, где она живет, как человек третьего сорта. Она — пережиток дворянства и бесполезная особа. Новый век требует решительных, мужественных героинь, и на сцене — женщина-комиссар.

Если первое действие, с литературным отсылом, абсолютно оригинальное, эксклюзивное, то второе грешит заимствованиями / Екатерина Цветкова / пресс-служба МХТ им. А.П. Чехова

Если первое действие, с литературным отсылом, абсолютно оригинальное, эксклюзивное, то второе грешит заимствованиями

ФОТО: Екатерина Цветкова / пресс-служба МХТ им. А.П. Чехова

Комиссар Ирины Пеговой — это и комиссар из «Оптимистической трагедии» Вишневского, и из голливудской комедии «Ниночка». Разумеется, Ирина Пегова не повторяет ни Маргариту Володину, сыгравшую комиссара в фильме Самсона Самсонова, ни Грету Гарбо из «Ниночки», но экран с изображениями невольно напоминает осведомленным зрителям о ее «прекрасных двойниках». Ирина Пегова исключительно с помощью хореографии и искусства жеста передает страшную судьбу ее героини — личности сильной, страстной и беспощадной. Предыдущей работой Ирины Пеговой с Аллой Сигаловой была роль Катерины Измайловой в хореографической драме  Московского театра Табакова «Катерина Ильвовна».

Комиссар чем-то напоминает Леди Макбет Мценского уезда. Одна из героинь спектакля — легендарная танцовщица Айседора Дункан. Танец босоножки с красным шарфом-флагом — иллюстрация всеобщего дурмана Октябрьской революции, жертвами которого стали многие художники, включая героев «Бала» Владимира Маяковского, Сергея Есенина, Александра Блока. Революция показана в «Бале» как скоростной поезд, который беспощадно летит на зрителя, как это происходит в фильмах 3D. Любопытно, что одни бежали из революционной России за границу, а другие, наоборот, ехали туда обмениваться опытом и учиться. Самая душераздирающая сцена спектакля — 22 июня 1941 года, когда вчерашние выпускники школ надели шинели и пошли на фронт. Фактически это могло быть только в Бресте. В спектакле нет конкретного места — любое, куда можно доехать на поезде.

Если первое действие, с литературным отсылом, абсолютно оригинальное, эксклюзивное, то второе грешит заимствованиями. На театральных сценах Москвы есть хореографические и музыкальные спектакли, среди которых «Москва и москвичи» в театре «Русская песня», «Четыре Любы. Оттепель» в Московском театре «Мост», в которых история советского народа отображается по значительным событиям: Всемирный фестиваль молодежи и студентов в Москве, полет Гагарина в космос, выступление поэтов-шестидесятников на стадионах. Да, спектакль Сигаловой технически более оснащенный,  продуманный, но суть в том, что идея не нова. Некоторые сцены «Бала» вызывают если не насмешку, то улыбку. Наивно думать, что можно инсценировать бегущую босиком по летнему дождю девушку, телефонную будку и молодого Михалкова, и получится такое же волшебное пространство, как в фильме Георгия Данелия «Я шагаю по Москве». Как спектакль — единая ткань со своим воздухом, химией, так и кино... Алле Сигаловой удалось поставить «Твинс Пикс» со студентами Школы-студии МХАТ, но тот спектакль — по одному фильму, а смешивать реальную историю с художественными фильмами — совсем другое.

«20 век. Бал» — поиск новых средств выражения, нового языка и технических возможностей сцены / Екатерина Цветкова / пресс-служба МХТ им. А.П. Чехова

«20 век. Бал» — поиск новых средств выражения, нового языка и технических возможностей сцены

ФОТО: Екатерина Цветкова / пресс-служба МХТ им. А.П. Чехова

Постановка Аллы Сигаловой и Константина Эрнста лично мне напомнила сразу две популярные передачи, выходившие в 1987 году: «Взгляд» (в ней работал и Константин Эрнст) и «До и после полуночи» Владимира Молчанова. В спектакле — многогранный мир, в котором есть и комедия, и трагедия, и любовь, и ненависть, и великая музыка, и развлекательная попса, и свобода, и тюрьма, и веселье, и слезы. Правда, если эти передачи смотрели все зрители, в этом была их уникальность, то спектакль «Бал» некоторые не выдерживают.

Одни покидают зал из-за нежелания лишний раз переживать (есть очень волнительные сцены), другие из-за того, что спектакль очень экспериментальный и далеко не мхатовский. «20 век. Бал» — поиск новых средств выражения, нового языка и технических возможностей сцены. Пока эта постановка состоит из разнородных частей, сцен, сюжетов. История — все-таки явление единое. Неспроста история употребляется в единственном числе. И век берется один, и делить его на составляющие или сюжеты, как это происходит в телевизионной программе, вряд ли возможно. По большому счету, «20 век. Бал» — красивый, интересный, зрелищный, эмоциональный спектакль, но слишком населенный, хаотичный, замысловатый и местами надуманный.

Новости СМИ2

Георгий Бовт

Газовая война между Россией и Украиной: кто «моргнет» первым?

Екатерина Рощина

Простите девочкам слабость — быть глупыми

Оксана Крученко

Пусть будет очередь для тех, кому «просто спросить» 

Никита Миронов  

Батька прав. Не хамите педагогу

Геннадий Окороков

Общественности стоит поменьше возбуждаться

Александр Никонов

Требуйте обязательный ЕГЭ по английскому

Михаил Виноградов  

Почему онлайн-календарь прививок — безусловное благо