чт 17 октября 06:42
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Близкий родственник фильма

Близкий родственник фильма

Почему у нас не делают полноценное «мыло»?

[i]Валерий Тодоровский — самый, может быть, известный из режиссеров нового, постсоветского поколения. Его фильмы горячо обсуждает критика и охотно прокатывают прокатчики — потому что их охотно смотрят зрители. Он режиссер «по группе крови», поэтому оказался недавно востребован в масштабной политической режиссуре — «ставил» предвыборную кампанию президента Украины Леонида Кучмы. «Страна глухих» Тодоровского-младшего стремительно разошлась на кассетах среди очень молодых людей: он открыл ею, что называется, новые таланты и, как минимум, двух свежих — и обольстительных — звезд — Дину Корзун и Чулпан Хаматову... Новый талант недавно открылся широкой публике — а у кого она шире, чем у ТВ? — и в самом Тодоровском-младшем. Он всерьез взялся за телесериалы и оказался дельным продюсером. На его студии «Рекун-фильм» снимается 16-серийный детектив «Каменская», который в конце марта выйдет в эфир на НТВ. [b]Валерию ТОДОРОВСКОМУ[/b], режиссеру, продюсеру и человеку, корреспондент ТV-Текста задала вопросы о судьбах отечественного телесериала.[/i] [b]ТТ: Валерий, а как возникла идея экранизации Марининой? В.Т.: [/b]Года два назад я познакомился с Олегом Евгеньевичем Новиковым — хозяином издательства «ЭКСМОпресс». Мы разговорились, и он сказал, что романы Марининой могли бы стать хорошей основой для телесериалов. Он человек дела, поэтому на следующий день прислал мне ящик книг, все, что издано. Я сел и стал читать. [b]ТТ: Понравилось? В.Т.: [/b]Я время от времени покупал книги в мягких обложках — просто было любопытно, что представляет собой наш рынок коммерческой литературы. Так вот, выяснилось: становится невыносимо на второй странице. Кроме книг Марининой. Значит, есть в ее стиле, сюжетах, героях нечто, меня не раздражающее. После первой же ее книги я понял, что Новиков прав. К телевидению это очень близко. Там есть несколько вещей, ключевых для телесериала. Во-первых, герои. Сериал — это, в первую очередь, герой или героиня. Человек, к которому спешишь из вечера в вечер. Согласитесь, что «Семнадцать мгновений весны» — прежде всего Штирлиц. Во-вторых, детективный сюжет. И наконец, современная жизнь, очень разные ее пласты. Ведь среди персонажей Марининой и политики, и академики, и урки, и люмпены... Ну, а дальше разрабатывалась схема, отбирались книги, думали, сколько делать серий. Параллельно шли поиски телеканала, который станет сопродюсером проекта. Этим занимались Новиков и сама Маринина. В конце концов договорились с «НТВ-Кино». Я сразу пришел к его руководителю Владилену Арсеньеву и предложил в качестве режиссера Юрия Мороза. [b]ТТ: А почему не себя? В.Т.: [/b]Во всяком случае, не из снобизма. Режиссер такого большого фильма — профессия, требующая и определенных человеческих и физических качеств. Как в беге. Есть спринтер, который пробежит за 10 секунд 100-метровку, но никогда не одолеет марафонскую дистанцию. Так вот, режиссер сериала — это стайер, марафонец. Я знаю, что не смогу сделать сериал достойно, потому что быстро вспыхиваю и быстро гасну. У меня за картину получилось бы, наверное, 10 хороших сцен, а остальное — в провале. Мороз — человек разумный, терпеливый, мудрый, очень профессиональный. Он смог прожить полгода съемок, не ударившись в истерику, не исхалтурившись. «Страну глухих», которая идет 1 час 50 минут, я снимал 2 месяца, а Юра за 6 месяцев снял 8 таких фильмов! Я первый раз в жизни делал телесериал, но у меня есть теория, в которой я абсолютно убежден: съемки сериала — это компромисс между качеством и скоростью. Вылизываешь два дня один эпизод — потом снимаешь все подряд, не глядя. Телеканал назначил дату эфира, режиссер скован временными рамками: он не может снимать медленно, но при этом должен снять как можно лучше. [b]ТТ: Вы вмешивались в режиссерский процесс? Или в процесс написания сценария? В.Т.: [/b]Профессия продюсера подразумевает участие во всем. В принципе, хороший продюсер может не быть ни сценаристом, ни режиссером, но понимать должен во всем. И иметь идеи. Если продюсер не в состоянии что-то предложить, он плохой продюсер. Люди сидят и пишут шестнадцать серий, в какой-то момент они неизбежно начинают топтаться на месте. Вот тогда и нужен свежий взгляд человека, который бы предложил что-то новое. Это такой близкий родственник фильма, небезразличный и понимающий. Режиссер создает фильм, а продюсер его делает. Делает так, что фильм случается, не умирает на полпути, потому что правильно выбраны режиссер, сценарист, актеры и аудитория. [b]ТТ: Много ли из того, что вы предлагали, Мороз принимал? И много ли отвергал? В.Т.: [/b]Примерно 50 на 50. Бывало, я что-то предлагал, а потом сам понимал, что это неправильно. Но предлагал, а не настаивал. [b]ТТ: В титрах «Каменской» есть фраза: «При участии Александры Марининой». Она писала сценарий? В.Т.: [/b]Нет, сама она сценарий не писала. Она читала написанное, много исправляла с юридической или психологической точки зрения. Например, как оперативник должен себя вести, войдя в кабинет следователя? Что и как он должен говорить? Есть определенные правила игры, этикет, которого мы не знаем, и Маринина, профессиональный работник МВД, подсказывала подобные вещи. [b]ТТ: То есть автор романов стал профконсультантом. А было ли что-то, что ей активно не нравилось? В.Т.: [/b]Пожалуй, только эти неточности, которые раздражали бы любого профессионала. Меня ведь тоже раздражает, когда я читаю книги про кино — полное фуфло написано. [b]ТТ: А самой Каменской она довольна? В.Т.: [/b]Да, очень. Да мы все не можем себе представить, что кто-то, кроме Лены Яковлевой, мог бы сыграть эту роль. Найти возможность сыграть так точно, спокойно, не выпукло — потому что в сериале недопустим перебор. И мне кажется, для хорошего сериала вообще нужны серьезные актеры. Вспомните, какая обойма в «Семнадцати мгновениях весны»: Тихонов, Броневой, Табаков, Плятт, Дуров. «Место встречи изменить нельзя» держится на Высоцком... [b]ТТ: А как же зарубежные сериалы? Ведь в них большие актеры не снимаются. В.Т.: [/b]Есть актеры сериалов и актеры кино. Это две разные профессии. И то, что актеры, играющие в сериалах, не снимаются в Голливуде, ничего не значит. Там, на Западе, они считаются очень большими актерами. Вы же, вероятно, имеете в виду «мыльные оперы», потому что есть еще одна профессия — артисты «мыльных опер». У них свои правила. Они обязательно должны быть красавцами и красавицами. Даже старики — седые, гладкие, загорелые. У нас, когда смеются над тем, как актеры на экране вращают глазами и размахивают руками, забывают, что в самом названии «мыльная опера» слово «опера» отнюдь не случайно. Ведь в опере тоже преувеличенно любят и преувеличенно страдают, вращают глазами и размахивают руками. Но то, что делаем мы, к «мыльным операм» никакого отношения не имеет. Это, как говорили еще в советские времена, многосерийный художественный фильм. Вот когда у нас начнут делать настоящее «мыло»… [b]ТТ: У нас когда-то начинали делать «мыло». Помните первый сериал «Мелочи жизни»? Потом интерес к нашему «мылу» заглох. Почему? В.Т.: [/b]У нас очень трудно сделать по-настоящему успешное «мыло». По нескольким причинам. Во-первых, потому что это считается дурным вкусом, в то время как «мыльная опера» — просто жанр. Его можно любить или не любить. В той же Латинской Америке есть люди, которые терпеть не могут «мыло», так же, как есть люди, которые терпеть не могут оперетту. «Мыльные оперы» — просто название жанра, а отнюдь не признак качества. Почему они не приживаются у нас? Есть одно противоречие. Дело в том, что мир «мыльных опер» — это мир богатых людей. Туда, в этот мир, может попасть какая-нибудь нищая девушка — рабыня Изаура или дикая Роза, но не бывает «мыльных опер» из жизни людей бедных, неустроенных, погрязших в быту. Там вообще быт отсутствует. Там только страсти, любовь, ненависть, предательство… А у нас среда богатых — наших богатых! — является в глазах миллионов людей враждебной. Представьте себе «мыльную оперу» из жизни новых русских: московская улица, станция метро, ларек, к нему подъезжает герой в 600-м «мерседесе»... Да его просто возненавидят! Парадокс в том, что люди хотят, чтобы им «сделали красиво», показали красивые отношения, женщин в роскошных платьях, но все это должно быть далеко, в Бразилии или Мексике. Далеко географически, что синоним удаленности психологической. И как этот парадокс разрешить, я не знаю. Во всяком случае, в ближайшие годы, мне кажется, наших «мыльных опер» не будет. [b]ТТ: А вы смотрите сериалы? В.Т.: [/b]Стараюсь не пропускать. Хотя бы по одной-две серии смотрю обязательно. Несмотря на повторяемость, усталость и некоторую общую замыленность, высокий уровень держат «Менты». Из западных — выдающееся произведение «Скорая помощь» — по вкусу, кинематографическим достоинствам: блестяще снято, блестяще сыграно, безукоризненная сценарная разработка. [b]ТТ: Вы не устали от продюсерства? В.Т.: [/b]Нет, конечно. Наоборот, у меня вкус появился. Думаю, что и дальше буду заниматься сериалами. С другой стороны, не хочется полностью погрязнуть в продюсерстве. [b](Видимо, изнурительно все-таки это многосерийное дело — ТТ).[/b]

Новости СМИ2

Полина Ледовских

Трудоголиков домашний очаг не исправит

Никита Миронов  

За фейки начали штрафовать. Этому нужно радоваться

Дарья Завгородняя

Чему Западу следует поучиться у нас

Дарья Пиотровская

Запретите женщинам работать

Оксана Крученко

Ради безопасности детей я готова на все. И пусть разум молчит

Екатерина Рощина

Котам — подвалы

Ирина Алкснис

Мы восхищаемся заграницей все меньше