втр 15 октября 12:42
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Петкун минус танцы плюс Земфира

Петкун минус танцы плюс Земфира

Даже пенсионерам интересно, что их внуки нашли в ночных клубах

- О чем, собственно, мы будем разговаривать? — спрашивает Слава Петкун, тот, что прославился историями про «женщин с горящими глазами, холодными сердцами, золотыми волосами» и более поздней песенкой про следы — «Я найду твои следы / Иду за тобой». [b]— Три момента. Во-первых, группа «Танцы минус», где вы лидер-вокалист. Потом — клубы, вы ведь в «16 тоннах» трудитесь в качестве арт-директора? Ну и третий, животрепещущий момент — Земфира, конечно, которую вы, по слухам, намереваетесь сделать законной супругой.[/b] — Задавай вопросы. [b]— Расскажите про актуальные тенденции в клубной московской жизни. Есть люди, которым эта сторона жизни неведома. Нашу газету читают, в числе прочих, и пенсионеры, которые сами в клубы не ходят, но им, конечно, интересно узнать, что же там происходит.[/b] — Пенсионеров интересует, чем занимаются их внуки в ночных клубах? [b]— Да! [/b] — Внуки в клубах занимаются тем, что проводят свое свободное время в разного рода увеселениях и раскрепощениях. Нормальная жизнь молодежи. Раньше было модно строить Днепрогэс и растить хлеб там, где он никогда не рос. Сейчас модно тратить честно заработанные деньги, получая от этого удовольствие, и слушать концерты — музыку, которую невозможно услышать по радио или в кастрированном эфире канала МTV. Клубный хаус, дип-хаус, джаззи-хаус. [b]— А какие-нибудь самые последние тенденции, за последние года два, например? [/b] — Да просто жизнь изменилась после кризиса. Кризис ударил именно по среднему, так называемому мидлклассу. Если раньше человек мог ходить в клубы, зарабатывая тысячу долларов в месяц, то теперь эту тысячу не заработать. Вообще же клубная жизнь в России, даже в Москве, находится в зачаточном состоянии. [i](Если бы Слава сказал, что столичная жизнь находится в противозачаточном состоянии, — тусовщики расстроились бы еще больше.) [/i] [b]— Мне казалось, что клубов в Москве вполне достаточно. В каком же городе, по-вашему, есть клубная жизнь? [/b] — В Лондоне. И во всех крупных европейских городах... Так! Не засыпай! А то я сам засну! [b]— А почему? [/b] — Вчера был концерт, сегодня концерт и завтра еще концерт. [b]— Вы стрижете купоны? [/b] — Нет! Просто нравится выступать. Стоять на сцене — заразно. Хочется вылезать снова и снова. [i]Мой собеседник родом из Питера. Перебрался в Москву три с половиной года назад — «все! невозможно стало там играть, никакого развития». Нынче, к слову, возлагает надежды на воскрешение родного города на такого же бывшего ленинградца — одного мастера спорта по карате. А в Москве сразу позвали — туда, сюда: сборники, фестиваль «Поколение», клубы. В конце февраля 2000-го — релиз второго альбома. Называется он «Флора и фауна». Правда, сейчас от оригинального состава группы «Танцы минус» остался только Петкун. Самый жизнестойкий, значит.[/i] [b]— Какая аудитория у «Танцев минус»? [/b] — Достаточно молодая публика, любящая хорошую музыку. Нормальные люди, которые приходят отдыхать, а не затем, чтобы снимать телок. [i](А чем плохо «снимать телок»?) [/i] [b]— Если я назову «Танцы минус» танцевальным проектом, я ошибусь? [/b] — Да, конечно. [b]— А как? [/b] — Мы пишем песни. [i]Петкун немного о тех, кто хочет быть (и жить) музыкантом: [/i] — Людей приучили к безынициативности. Все ждут, пока на них свалится мешок с деньгами или придет такой большой дядька и скажет: «Слышь, орел, у тебя отличные песни. Давай я сниму тебе 100 клипов, потом дам тебе 100 тысяч, и все у тебя будет хорошо!» Надо проявлять инициативу, чтобы что-то делать. Но вера утрачена. В честность, в идейность и еще во что-то. Благодаря средствам массовой информации. (Ничего себе заявочки!) Гораздо легче плыть по течению — найти какую-то работу, бросить музыку, нарожать кучу детей, ходить на рыбалку, в баню. [b]— Материальная часть жизни является важной для вас? [/b] — Количество денег, которое у меня есть, соответствует моим потребностям. [i]Мы вспоминаем про радио. Радио Слава ругает: [/i] — В FM-формате выбор отсутствует полностью. Практически одни и те же группы и песни — и западные, и русские — ставятся в эфир. Делается это из соображений рейтинговости. Песни выбирают полезные для радиостанций, которые могут поддержать какие-то рекламные запросы радиостанции. Поэтому все радиостанции после кризиса стали очень похожими и неинтересными. Послушайте сейчас «Наше радио»: с одной стороны — очень качественная русская музыка, с другой — они позволяют себе давать Пугачеву, Кузьмина —обычную эстраду. В погоне за рейтингом — борьба за рекламные деньги. Нет попытки дать людям что-то интересное, новое. Если песня попала в мировой чарт, она попадает в эфиры. Чтобы понравиться народу, а потом привлечь рекламодателей. (Похоже, Петкун — крепкий орешек. Тихий, но точный.) [b]— Не терпится спросить про Земфиру. Информация про вашу свадьбу — правдивая информация? [/b] — Речь идет не о свадьбе, а о помолвке. [b]— ?..[/b] — Помолвка — это ничего! Просто ничего! [b]— Зачем же она нужна? [/b] — Для того чтобы люди посмотрели, поняли, зачем они друг другу. Но мы никак не ожидали, что это появится во всех средствах массовой информации. [b]— Есть ли в этой истории какой-нибудь рекламный трюк? [/b] [i]Мой придуманный в стилистике старика Хэма ответ должен был звучать приблизительно так: «Любовь! Это и есть самый большой рекламный трюк!» — так мог бы ответить Слава Петкун, однако ответил он совсем иначе: [/i] — Я думаю, что это не касается ни меня, ни Земфиры, это касается изданий и радиостанций, которые спекулируют информацией личного характера. [b]— А как она просочилась? [/b] — Рассказали люди, которые присутствовали при этом. [b]— То есть в момент, когда вы предложили Земфире... руку и сердце? [/b] [i]Славу явно смущает высокопарная формулировка: [/i] — Да! В тот самый момент. [b]— Как вы оцениваете творчество Земфиры? [/b] — Считаю, что это самый прогрессивный проект последних лет. Реально профессиональный, реально музыкальный. Думаю, что творчество ее будет развиваться дальше. Хотя сложно представить себе еще более мощное развитие. [b]— А как вы познакомились? Это не секрет? [/b] — Нет. Нас представил друг другу Бурлака [i](Леонид Бурлаков — продюсер Земфиры)[/i]. После этого мы виделись время от времени. [b]— На последнем сингле Земфира поет «Я же зверь-одиночка». Как бы вы прокомментировали эту фразу? [/b] — ...Но я тоже зверь-одиночка. Я люблю одиночество. Когда что-нибудь сочиняю, другой человек мне просто мешает. [b]— Вы не боитесь оказаться в статусе «муж известной певицы»? Когда будут говорить: «Вот идет Слава Петкун — муж Земфиры»? Ведь мужчины не очень любят быть на вторых ролях.[/b] — Я не думаю, что в нашем случае возможно какое-то соревнование. Если бы мы были, скажем, однополой парой... но мы работаем в разных музыкальных направлениях... Ну а если так будут говорить, если все, дай бог, получится, — пусть говорят. [b]P.S. [/b][i]Совершенно непонятно, чем питаются музыканты. Все они хором (первым был Найк Борзов, теперь вот Слава Петкун) публично презрели борщ. Но ведь еще древние замечали, что только человек, пребывающий в гармонии с миром, способен сварить хороший борщ.[/i] [b]Для любителей хеппи-эндов: [/b][i]После беседы с лидером «Танцев минус» я почувствовала серьезное улучшение самочувствия и, похоже, в этот момент мой полугрипп прошел [/i]

Новости СМИ2

Екатерина Рощина

Котам — подвалы

Никита Миронов  

Хамское отношение к врачам — симптом нездоровья общества

Ирина Алкснис

Мы восхищаемся заграницей все меньше

Сергей Лесков

Нобелевка, понятная каждому

Георгий Бовт

Сталин, Жданов, Берия и «Яндекс»

Оксана Крученко

А караван идет…

Ольга Кузьмина  

Без запуска социального лифта нам не обойтись

Александр Никонов

Чему нам действительно нужно учиться у Запада