вс 20 октября 06:43
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Книжкин дом Юлии Рахаевой

Книжкин дом Юлии Рахаевой

[b]Муж Конституции Майя Кучерская. Константин Павлович. М.: Молодая гвардия. Серия «Жизнь замечательных людей».[/b] 14 декабря 1825 года на Сенатской площади можно было услышать: «За Константина и Конституцию!» Позднее, на допросах по делу декабристов, на вопрос: «Что такое Конституция» младшие чины отвечали: «Жена великого князя Константина Павловича». Когда бы не реальная жена великого князя, польская княгиня Лович, Константин Павлович стал бы царем Константином Первым и, возможно, даровал бы России ту самую Конституцию, с требованием которой люди вышли тогда на площадь! Что же за человек был великий князь Константин Павлович Романов? С одной стороны, женился по любви, утратив тем самым право на престол. С другой – вроде бы не самым лучшим образом повел себя во время польского восстания осенью 1830 года. С третьей – умер, как простой крестьянин, от банальной, но оттого не менее страшной холеры… «Константин Павлович» Майи Кучерской стал одним из хитов серии «ЖЗЛ» в минувшем году – наряду с вышедшими там же книгами Дмитрия Быкова о Пастернаке и Павла Басинского о Горьком. [b]Поэт о поэзии Давид Самойлов. Книга о русской рифме. М.: Время.[/b] 23 февраля текущего года исполнится 16 лет, как с нами нет замечательного поэта Давида Самойлова. Но живы его стихи. Жив и его труд по теории русского стихосложения. Впервые увидевший свет в 1973 году, он был переиздан в 1982-м – и с тех пор стал библиографической редкостью. Конечно, на филологических факультетах учат по другим учебникам, но редкий начинающий поэт доберется до их середины. А «Книга о русской рифме» Давида Самойлова написана живо, увлекательно. О собственном отношении к предмету исследования Давид Самойлов во «Введении» пишет так: «Автор данной книги всегда принадлежал к защитникам рифмованного стиха, впрочем, занимая умеренную позицию… В этой книге рассматривается рифма с ХVIII века до 70-х годов ХХ века. Факты доказывают, что процесс развития русской рифмы не остановился… Русская рифма будет одним из определяющих факторов конструкции стиха до тех пор, пока в живом языке сможет черпать материал для своего обновления». [b]Что наша жизнь? Игра! Михаил Болотовский. Игорная проповедь. Спб.; М.: Лимбус Пресс.[/b] Ни в одном из крупных городов мира, тем более столичных, нет такого количества разнообразных казино, «Джекпотов» и прочих «Вулканов» на квадратный метр, как в Москве. В Израиле же, где согласно Интернету вот уже более 10 лет живет автор, игорный бизнес вообще запрещен. Поэтому для автора эта книга – типа как в Блэк-Джек сыграть, а вот для нас она вполне может стать учебником новой жизни. И раньше книжки про игру были (взять хоть «Пиковую даму» Пушкина, «Игрока» Достоевского и «Игроков» Гоголя), но то была высокая литература. А тут – роман из современной злачной жизни и о современных же нравах. Да и фамилии на страницах книги Михаила Болотовского мелькают самые что ни на есть узнаваемые… Сам автор называет свой роман «исповедью падшего человека». [b]Такая вот азбука Катя Метелица. Любовь. М.: Этерна.[/b] Если в «Дневнике Луизы Ложкиной» были собраны тексты Кати Метелицы из «Большого города», то большая часть новой книги – это ее колонки «Стиль жизни», которые выходят по четвергам на восьмой полосе «Независимой газеты». В книге тексты расположены не по мере их появления, а по алфавиту. Варианты ответов: алфавитный порядок – самый разумный; для смеха; для солидности. Но это не так уж и важно. Начиная с «Нового русского букваря» (а потом были еще комиксы по «Анне Карениной» и «Пиковой даме» и так далее) к тому, что делает Катя Метелица, относятся либо с любовью, либо уж чуть ли не с ненавистью. Я Катю люблю – и знаю, что сама она гораздо умнее своих лирических героинь. Но даже если она (как в книге «Любовь») пишет про арбуз, велосипед, гвоздь, Чебурашку, да хоть и про экономическую эффективность, все равно – сквозь каждый текст просвечивает такая немножко недотепистая, но ужасно симпатичная молодая москвичка, в проблемах которой без труда можно узнать свои собственные. [b]Героиня скандальных хроник рекомендует Стильные штучки Ксении Собчак. М.: Махаон.[/b] Девушка из хорошей семьи написала свою первую книгу. Казалось бы, что в том особенного? Ведь родилась она в семье уже тогда известного юриста и кандидата исторических наук. Очевидно, что и образование дочке они дали соответствующее, и о воспитании позаботились. Вот только выросла у них не кто-нибудь, а Ксения Собчак. Раньше писали: студентка МГИМО, теперь пишут: телеведущая и киноактриса. Но эти определения никогда ничего не определяли. Героиня скандальных хроник – уже теплее. Барышня, которую дружно ненавидят – и в этой ненависти объединяются – и простые домохозяйки, и такие же, как она, неутомимые тусовщицы. И вот героине бриллиантовых, сексуальных, матримониальных и прочих скандалов предложили написать книжку – о стиле, о моде, об одежде. А она, представьте себе, не отказалась. И вовсю делится своими секретами. Например, предлагает порыться в шкафу. Не надо только забывать, что шкафы у Ксении Собчак и ее потенциальных читательниц – разные. И возможности – тоже.

Новости СМИ2

Никита Миронов  

Смелых становится все больше

Екатерина Рощина

Елки, гирлянды и мыши: новогоднее безумие стартовало

Елена Булова

Штрафовать или не штрафовать — вот в чем вопрос

Александр Хохлов

Шестнадцать железных аргументов Владимира Путина

Михаил Бударагин

Кому адресованы слова патриарха Кирилла

Оксана Крученко

Детям вседозволенность противопоказана

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

В чьей ты власти?