вс 20 октября 01:37
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Алексей Панин: Я свое уже выпил

Алексей Панин: Я свое уже выпил

Мерседес я променял на колье для девушки

[i]Леша Панин в 25 лет из рук президента получил Госпремию РФ за фильм «Звезда». Популярная личность. Его лицо не сходит с обложек таблоидов. Без него не обходится ни одна колонка «Скандалы недели». Не зная его, можно во все это поверить: внешность его к тому располагает. Но выявление фактов – самая последняя причина, чтобы назначить встречу. Хотелось просто поговорить.[/i] [b]– Не знаю, как у тебя, у меня 2005 год был просто ужас какой-то.[/b] – У всех! У меня тоже ужасный. Но этот год будет хороший, я уверен. Собаки – они хорошие. [b]– У тебя была когда-нибудь собака?[/b] – Мне в прошлом году подарили на день рождения. Она умерла через две недели. Йоркширский терьер. Говорю, все было плохо. [b]– И газеты еще добавляют.[/b] – Ты знаешь, я думал, всю эту белиберду читают только артисты, журналисты и знакомые. И вдруг тебе какой-нибудь таксист говорит: «Здрасьте, Алексей. Ну, что вы там опять такое наделали?» И всем интереснее, что там у меня в личной жизни, а не на съемочной площадке. «Подрался, напился, упал» – половина из всего этого придумана и совершенно беспочвенна. Бывают истории относительно правдивые. Есть совсем вранье. Есть еще третий вариант: берется достоверная основа, а на нее наверчено еще куча всего. Факт аварии был? Был. Машина разбилась? Разбилась. Но 80 процентов сверх того – галиматья с какими-то фотографиями какой-то машины, совершенно не той, не того года, и так далее. [b]– Ну а вот шрам на губе у тебя откуда?[/b] – На съемках упал – и прямо о бордюр. Ужасная рана была, пришлось зашивать. [b]– То, что о тебе пишут столько историй, тебе мешает в работе? Например, я режиссер, читаю про Лешу Панина и думаю: «Нет, не хочу я его приглашать в фильм! Мало ли что он вытворит!?» Тебя опасно брать сниматься?[/b] – Спроси у режиссеров, с которыми я работал. Если говорить совсем уже прямо, то послушнее и покорнее актера, чем я, вообще нет. Но я хочу сразу оговориться: для этого нужно, чтобы и люди, с которыми я работаю, были нормальными, вменяемыми. Я работал с Романом Балаяном. Спросите у него: можно со мной работать или нет? Он задолго до меня снимал, например, «Полеты во сне и наяву», Янковского. Это уже классика! Ну, как можно скандалить с такой личностью?! И спросите человека, который назвал себя режиссером, типа Руслана Бальцева. Он снял фильм «Даже не думай», который, конечно, был популярен, но Бальцев не имеет никакого отношения к кинематографу. Хотя ему почему-то показалось, что он режиссер… За него кино доделывали другие люди, вообще продюсеры. [b]– Ты поэтому отказался во второй части работать?[/b] – Нет, не поэтому. Меня в этот момент позвала Сурикова. Мне работать лучше с Аллой Суриковой, чем с Русланом Бальцевым. Или вот еще прекрасный пример. Я работал сейчас с Иратовым, мужем Алены Апиной, он продюсер, человек шоу-бизнеса. Вот он прекрасно понимает, что актеру нужно. Жилье, гонорар, чтобы покормили вовремя. И нам на съемочную площадку приносили еду лучших ресторанов города, а не как в кино – кормят из коробочек. Даже белое вино привозили, хоть я и не пил. В общем, это было в лучших традициях Европы. Мы жили в хороших гостиницах, с хорошими номерами, мы получили хорошие деньги. Когда меня спросили: «Сколько вы хотите?», я назвал сумму, но мне сами продюсеры предложили больше! Какие могут быть скандалы с людьми, которые вот так себя ведут? Никаких! [b]– Правда, что ты дрался с режиссерами?[/b] – Статьи о том, что мы подрались с режиссером «Четырех таксистов и собаки» Федором Поповым, – это, мягко говоря, неправда. Мы сидели с Федором, обсуждали, как будет исполняться сцена в новом фильме «Четыре таксиста и собака-2», и тут выходит газета, где мы читаем, что я звонил режиссеру с утра и подал на него в суд. А мы с ним на самом деле сидим и пьем чай! Еще все решили, что я много выпиваю. Это бред. Я очень давно не пью. Я вижу на разных мероприятиях актеров, которые выпивают – сильно или не сильно, – и у меня спрашивают: «Ну что, хочется?» Да не хочется! Не хочу я пить! Я свое уже выпил. Всему есть предел. [b]– Ты часто говоришь: «Я не актер, я Леша Панин». Где начинается актер и заканчивается Леша?[/b] – Актер начинается, когда раздается команда «Мотор!» «Стоп!» – все, актера больше нет. Я такие разные роли играл! Просто так сложилось, что самые популярные фильмы с моим участием связаны с бандитами, разгильдяями или военными. «Звезда», «Даже не думай», «Жмурки». «Жмурки» смотрели, наверное, все, поэтому я теперь для всех типичный бандит. Но все забывают, что я играл у Балаяна воспитателя в интернате для слепоглухонемых детей. У Суриковой – ученого-метеоролога. Я не медитирую над ролями. У меня всего лишь первый курс театрального института, на котором я учился два раза. «Я» в предлагаемых обстоятельствах. Все остальное дает Бог. Органику. Можно проучиться в десяти институтах и быть деревяшкой. К сожалению, по-настоящему органичных актеров я знаю очень мало. Живых – еще меньше. [b]– Тебе приписывают отрицательное обаяние. Слышал об этом?[/b] – Не-а, клянусь тебе. Наоборот, мне говорили, что у меня не получается играть отрицательные роли, потому что глаза добрые. Было так, что в сериале «Люди-тени 2» – ну ты не смотрел этот сериал, естественно, – я играл бандита. Там по сценарию я убиваю человека, а мой подельник должен стоять со мной рядом. И сценарий переписали так, чтобы именно этот подельник убивал. Потому что народ полюбил моего отрицательного героя, и все считали, что из меня убийцу сделать нельзя. А ты говоришь – отрицательное обаяние... Все говорят, что у меня положительное обаяние! [b]– Что из своего характера ты можешь показать перед камерой, а что нет?[/b] – Есть то, что остается только моим. [b]– Что именно?[/b] – То, что касается только меня, и из меня никуда не уходит. Я, по сути, одинок. Это уже личное. Я не пытаюсь кому-то понравиться. Наоборот, вот этой простотой своей я очень многое испортил. За последние полгода я многое в своей жизни пересмотрел, и у меня сейчас все сначала начинается. Все, о чем я мечтал 10 лет назад, когда пришел в эту профессию, сбылось. Вообще все! Все, что касается ролей, денег, гулянок, машин!.. Я понял, что это не главное в жизни. Кино-вино – это все вторичное. В первую очередь – семья, а не профессия. Только идиот может думать, что мерседес с откидной крышей приносит счастье. Или человек, у которого не было мереседеса. У меня был. Я менял его на колье. Приходил в ювелирный, клал ключи на прилавок, потому что у меня не хватало денег, чтобы помириться с любимой девушкой, а мне хотелось сделать ей подарок. У меня все это было. И мерседес, и не один. И BMW был. И по Парижу я накатался. И я прыгал в Сену ради любимой женщины. [b]– Что еще ты можешь сделать ради женщины?[/b] – Все. Абсолютно. [b]– А ударить можешь?[/b] – Могу. Но чтобы объяснить тебе, почему я это сделал, мне нужно будет начать рассказывать в 8 утра, а закончить в 9 вечера. [b]– Сколько тебе сейчас лет?[/b] – Мне 28. У меня больше 50 фильмов. Ни у кого из актеров моего возраста нет такого количества фильмов. Ни у кого! [b]– Есть любимый фильм?[/b] – «Звезда». Офигительное кино. Офигительное! Как тема войны может вообще оставить кого-то равнодушным? А «Жмурки» терпеть не могу, ужас. [b]– Ты никогда не скрывал, что тебе может не нравиться фильм, но ты будешь в нем сниматься ради денег.[/b] – Я привык ни в чем себе не отказывать. А без денег это невозможно. [b]– И так всегда? А я вот тебя как-то в «Ералаше» видел[/b]. – «Ералаш» – это бренд. И тебе просто нравится, что ты делаешь. У Балаяна мне совершенно не важны были деньги. У Аллы Суриковой, у Масленникова – тоже. Мне интересно работать с такими людьми, общаться. [b]– Несколько лет назад ты играл в театре, в «Солдатиках». Какие сейчас отношения со сценой?[/b] – Сейчас мы с Кучерой репетируем новый спектакль, антрепризу, «Алхимики». Астрахан ставит. Это спектакль на двоих. В принципе, там еще есть актеры, но мы – два главных героя. Я не знаю, что это будет, потому что Астрахан – очень непредсказуемый режиссер. Я удивляюсь, что ему вообще удается создавать вещи, которые так нравятся людям. Все, что он делает, пользуется популярностью у народа. Ну и дай Бог. Я работаю там за деньги. Плюс к этому очень дружу с Кучерой, и там очень хороший продюсер Олег Березкин. Театр для меня – это хобби. Кино – работа. У всех обычно наоборот. [b]– Хобби, работа… У тебя семья-то сейчас есть?[/b] – У меня нет семьи. Нет, есть, конечно, мама, дедушка. Папа, к сожалению, умер. Но я говорю о жене, о ребенке. Хотя, конечно, мама – самое важное… Мы два года прожили с Любой Зайцевой. По-моему, только ленивая газета не писала об этом. Не хочется вспоминать, но все-таки все, что случилось в последний год, связано с ней. Слава богу, все уже закончилось. [b]– Но ты в принципе готов жениться, воспитывать ребенка?[/b] – Я готов и хочу: родить ребенка, дом построить и посадить дерево. И сниматься в кино ради удовольствия. [b]– Семья семьей, а как же многочисленные компании?[/b] – Да надоело все! Я жизнь со всем этим прожил. Видеть никого не могу. По телевизору – одни и те же рожи, куда ни сунься – то же самое. Хватит! Конечно, есть люди, с которыми с удовольствием вижусь – тот же Оскар Кучера, Леша Кравченко… У меня сейчас такой этап: я уже не там, но еще не тут. Переходящий. Я уже не тот Лёша Панин, который был год назад, но еще непонятно, что выйдет. [b]– Ты сам управляешь жизнью или плывешь и смотришь, что получится?[/b] – Я на плаву. И я счастлив. Несмотря на какие-то неудачи, болячки, прощания с любимыми людьми, несчастную любовь, драмы. Ведь это жизнь. И я снова готов прыгать в Сену посреди Парижа.

Новости СМИ2

Никита Миронов  

Смелых становится все больше

Екатерина Рощина

Елки, гирлянды и мыши: новогоднее безумие стартовало

Елена Булова

Штрафовать или не штрафовать — вот в чем вопрос

Александр Хохлов

Шестнадцать железных аргументов Владимира Путина

Михаил Бударагин

Кому адресованы слова патриарха Кирилла

Оксана Крученко

Детям вседозволенность противопоказана

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

В чьей ты власти?