втр 15 октября 10:21
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Секс-то у нас есть. А любовь – в дефиците

Секс-то у нас есть. А любовь – в дефиците

Чем порадуют москвичей театры в Валентинов День?

[b]И что только у нас не отмечают: что ни месяц – то новый красный день календаря! Добрались даже до Дня святого Патрика. Но с ним еще не очень понятно что делать. А вот святой Валентин у нас прижился вовсю. Тем более что он самый романтичный.[/b] А как у нас с нежными чувствами на театральных подмостках? При ближайшем рассмотрении вопрос оказался непростым. Взглянешь на афишу в праздник святого Валентина – тотчас видно: почти никто не играет в этот день подходящий спектакль. Больше того, вздрагиваешь от заголовков: «Петля» соседствует с «Царем Иоанном Грозным», а «Чума на оба ваши дома» – с « Полетом черной ласточки Конечно, «Дама с собачкой» Камы Гинкаса – прекрасный спектакль, и любовная тема там присутствует, но все же мрачность преобладает. При определенных усилиях удалось найти историю из жизни «Дон Хуана» (театр «Сфера»), не менее любвеобильного «Слишком женатого таксиста» («Сатира») и комедию о поголовно повлюблявшихся знатных особах «Сон в летнюю ночь» (Театр на Юго-Западе). В Щукинском училище решили коротко и ясно: здесь сыграют спектакль под лаконичным названием «Любовь». И в Центре на Страстном: здесь и вовсе отыскалась постановка «Валентинов день». Правда, не очень лирическая, да и качество оставляет желать, но зато название – в яблочко. Ведь это только так кажется, что спектаклей о любви в Москве пруд пруди. От названий рябит в глазах: «Любовь и карты», «Сублимация любви», «Дом, где разбиваются сердца», «Мужчина и женщины», «Бумажный брак». Найдутся даже «Приворотное зелье» и «Школа любви». И, конечно, куда же нам без вечных «Ромео и Джульетты», причем и в драматическом, и в мюзикловом варианте. Выдохнули? А ведь есть еще «Любовь глазами сыщика», «Любовь – книга золотая», «Кто последний за любовью?», «Любовный капкан», «Лунный свет, медовый месяц», «Интимная жизнь», «Так любят только гусары», «Пирам и Фисба, или Роковая любовь», «Усилия любви», «Коварство и любовь», «Синтезатор любви», «Поздняя любовь»… Но стоит сунуться хоть на половину из этих спектаклей – с досадой понимаешь, что настоящих любовных историй сегодня кот наплакал. На последнем фестивале «Новая драма» была оживленная дискуссия о том, появляются ли сегодня вразумительные пьесы о любви. Выяснилось: в остром дефиците! Ибо говорить о чувствах смело, но не пошло, аккуратно, но без ханжества – самое сложное из умений. Неудивительно, что основное количество спектаклей на чувствительную тему ставится на основе классического материала. Одно из немногих исключений – «Скользящая Люче» в постановке Владимира Скворцова (Центр драматургии и режиссуры Казанцева-Рощина). Не очень ладная, но достоверно сочиненная пьеса об обыкновенных людях, ищущих путь друг к другу, трогает публику. А совсем недавно в недрах Театра на Малой Бронной бесславно погиб один из лучших столичных спектаклей о любви: «Учитель ритмики» Владимира Агеева по пьесе Екатерины Садур. Неуловимая, томительная природа любви была передана режиссером и актерами так тонко и ощутимо, что кусочек атмосферы этого дивного зрелища зрители унесли с собой навсегда. Хорошо еще, хватит на наш век неустаревающих сюжетов. Еще лучше, что находятся режиссеры и актеры, способные их воплотить. Неспроста сохраняет популярность история о Сирано де Бержераке – дерзком поэте, сгоревшем от любви. В Театре Вахтангова его играет Максим Суханов. В Театре Моссовета – Александр Домогаров. А в недавнем прошлом играли – Виктор Гвоздицкий (МХТ им. Чехова) и Михаил Пореченков (антреприза «Гертруда & сестры» ). Никакие обстоятельства не скосят легендарную «Юнону и Авось» в «Ленкоме»: посмотреть на «посвящение в любовь» графа Резанова и юной Кончиты публика приходит уже больше двадцати лет. Тема любви может трактоваться авторами и режиссерами как угодно. В первую очередь как история соперничества. На все готова пойти героиня одноименной драмы Ибсена Гедда Габлер, только бы отомстить бывшему возлюбленному, не захотевшему вновь упасть к ее ногам – даже расстаться с собственной жизнью, пустой в отсутствие сумасшедшей страсти. Сюжет о властной красавице Гедде увлекает в основном молодых режиссеров – Миндаугаса Карбаускиса, Ирину Керученко (ныне идущие спектакли в «Мастерской Фоменко» и Центре Мейерхольда соответственно), Нину Чусову (уже ушедший, увы, спектакль в «Сатириконе»). Кстати, о Чусовой можно сказать как об одном из лучших в своем поколении творце любовных историй. Ее «Гроза» в «Современнике» и «Вий» в Театре Пушкина покоряют чувственностью и трагичностью. Иногда проще погибнуть, чем сохранить любовь, говорят они. А иным сюжетам, где авторами заложено «пять пудов любви», везет куда меньше. Певцу страстей человеческих Теннесси Уильямсу, популярному и у зрителей, и у режиссеров, нынче не везет явно. Постановщики выхолащивают из его пьес чувства, придумывая истории заново и совсем о другом. Пример тому – два «Трамвая «Желание» (Театр Моссовета и МТЮЗ). Нет, сами спектакли достойны внимания, особенно тюзовский, только любви в них нет в помине, и со сцены пугающе веет смертельным холодом. Кто спорит, любовь – это не только сонеты и вздохи под луной. Без страстей тут никак. Иначе не появлялись бы у нас многочисленные секс-символы, на которых так и бегают глазеть девчонки не только в День святого Валентина.

Новости СМИ2

Екатерина Рощина

Котам — подвалы

Никита Миронов  

Хамское отношение к врачам — симптом нездоровья общества

Ирина Алкснис

Мы восхищаемся заграницей все меньше

Сергей Лесков

Нобелевка, понятная каждому

Георгий Бовт

Сталин, Жданов, Берия и «Яндекс»

Оксана Крученко

А караван идет…

Ольга Кузьмина  

Без запуска социального лифта нам не обойтись

Александр Никонов

Чему нам действительно нужно учиться у Запада