чт 17 октября 21:36
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Победительница получает полмужа

Победительница получает полмужа

Два раза каждый месяц Алиса Фрейндлих и Олег Басилашвили будут играть «Калифорнийскую сюиту» в Театре эстрады

[b]Нил Саймон. «Калифорнийская сюита». БДТ — «Art connections». Режиссер Николай Пинигин. Сцена Театра эстрады [/b] [i]Вот беда: есть муж — любящий, остроумный, импозантный, но — гомик. Сохранять семью или нет? Другая ситуация: едет-едет мать семейства на бар-мицву, а приехав, обнаруживает в постели любящего главы семейства пьяную девицу, — родственнички подарок «подложили». Как быть? Еще проблема: у экс-супругов есть взрослая дочь. И вот она, мерзавка, сбежала от матери из Нью-Йорка к отцу в Калифорнию — ей там, видите ли, больше нравится.[/i] Возвращать ее или нет, и как это сделать, чтобы не потерять ребенка и собственного достоинства перед бывшим мужем? Говорят, эти истории из трехактной и трехсюжетной комедии американца Нила Саймона на Бродвее знают, как в России — развязку «Горя от ума». У нас же уроки семейной жизни из «Калифорнийской сюиты» извлекали как откровения звезд Санкт-Петербургского Большого драматического театра. Два дня гастролей с одним спектаклем стали настоящим мастер-классом [b]Алисы Фрейндлих и Олега Басилашвили.[/b] Спектакль показывали и приятный, и полезный: бродвейский шлягер можно было воспринимать как наглядное пособие о выживании в душевных катастрофах и, с удовольствием наблюдая игру блестящего актерского дуэта, впитывать всеми порами правильные модели поведения. Ну и что, что заокеанские, ну и ладно, что с деталями, страшно далекими от нашего народа: там жизнь без психоаналитика — нонсенс, здесь сам психоаналитик — блажь. [i]— Никому не нравится жить в Нью-Йорке, но от этого пока еще никто не умер. Ты бы согласился провести в Нью-Йорке отпуск? — Если бы все остальные оттуда уехали...[/i] Такие безмятежные диалоги из отеля в солнечной Калифорнии, где и разворачиваются события, зазвучали в репертуаре БДТ не случайно. Десять лет назад одним из самых популярных спектаклей театра был «Последний пылко влюбленный» Нила Саймона. «Калифорнийскую сюиту» того же драматурга поставили как совместный русско-американский антрепризный проект новой формы: продюсер Натан Слезингер финансирует постановку театра, театр получает право играть пьесу на своей сцене, продюсер — вывозить спектакль на гастроли. Актеры остаются верны театру, не ищут ролей в других антрепризах, продюсер окупает затраты. Далее, как отмечала питерская критика, драматическое напряжение репертуара получает разрядку, афиша БДТ — контрастный оттенок, товстоноговский театр, не считаясь с академическим саном и почтенным возрастом, позволяет себе роскошь быть легкомысленным, и... задуманное коммерческим зрелище оказывается художественным событием. С тремя историями трех разных женщин. С любовью или ее остатками. С «их» безмятежными вздохами по ролям («Как в Англии легко одеваться — что-нибудь тепленькое и все, не то что в этой Америке») и с нашими ахами по залу («Какая Фрейндлих красавица! А как играют они — вот это уровень!»). С тремя вариациями женских катастроф, которые при видимых поражениях на самом деле оборачиваются внутренними женскими победами — над судьбой, над собой, над обстоятельствами. И пусть в награду победителю останутся лишь «полмужа и три четверти карьеры» — ведь это только сегодня... А что до резюме, то, как молил один из трех героев Олега Басилашвили свою жену, готовя ее к живописному зрелищу заснувшей девицы на их супружеском ложе, прежде чем отреагировать на это, сосчитай до десяти. Та послушалась. Потом попробовала понять и попытаться забыть. Семья сохранилась. Мудрость, выдержка и терпение еще никому не мешали. И не только в Америке.

Новости СМИ2

Анатолий Сидоров 

Городу нужны терминалы… по подзарядке терпения

Виктория Федотова

Кто опередил Познера, Урганта и Дудя на YouTube

Дарья Завгородняя

Дайте ребенку схомячить булочку

Полина Ледовских

Трудоголиков домашний очаг не исправит

Оксана Крученко

Ради безопасности детей я готова на все. И пусть разум молчит

Екатерина Рощина

Котам — подвалы

Никита Миронов  

Наливайки как символ беззакония