чт 17 октября 09:27
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Книжкин дом

Книжкин дом

[b]Больное царство Елена Съянова. Десятка из колоды Гитлера. М.: Время. Серия «Документальный роман».[/b] Историк, архивист, переводчик (все это в женском роде) – вот Елена Съянова, известная читателям, впрочем, гораздо больше как писательница. Ее открыл в этом качестве несколько лет назад критик Борис Кузьминский, руливший в то время серией «Оригинал» и выпустивший в том числе роман «Плачь, Маргарита». Потом, уже без Кузьминского, в издательстве ОЛМА-Пресс вышли еще два романа трилогии – «Гнездо орла» и «Каждому свое». Первые два были о том времени, когда Гитлер и его сотоварищи были на пути к своей жуткой славе, третий – об их закате. Все эти романы были очень хороши по части фактмата, но не вполне состоятельны литературно. «Десятка из колоды Гитлера», обладая всеми достоинствами прежних вещей Съяновой, лишена их недостатков. Так что «десятке» (Гессу, Шпееру, Штрейхеру, Венку, Лею, Геббельсу, Эйке, Мильху, Риббентропу и Шираху) повезло больше, чем Гитлеру. Эпиграфом к документальному роману Съянова взяла строки из Гете: «В горячке зла и своеволья/ Больное царство мечется в бреду». [b]Все-все-все и бонус в придачу Дмитрий Быков. Вместо жизни. М.: Вагриус.[/b] Наш замечательный дважды победитель (по итогам новогодней анкеты «Книжной лавки» и лауреат «Вечерней Москвы» за публицистические выступления) не почивает на лаврах: не успел начаться 2006-й, как у него вышла новая книга. Не роман, не книга стихов, а сборник очерков, статей, заметок и эссе, опубликованных с 2002 по 2005 год в бумажных и прочих СМИ на самые разные темы. В книге несколько разделов: «Юбилейное» (тут вам и Чехов с Набоковым, и Ахмадулина с Евтушенко), «Проклятые поэты» (из троих знаю только Лимонова), «Тенденции» (персонажи от Трегубовой до Славниковой), «Из цикла «Священные коровы» (Сокуров, Распутин, Бродский, Сорокин и «похожий на писателя» Андрей Геласимов) и «Кино» (один из лучших текстов – «Никогда не путешествуйте с отцом» о фильме Андрея Звягинцева «Возвращение»). Той нередкой птице, которая долетит до конца пятого раздела, автор щедро предлагает в качестве бонуса свой исторический календарь – из почившей в бозе программы «Хорошо, БЫков». [b]Exegi monumentum Евгений Лапутин. Студия сна, или Стихи по-японски. М.: Литтерра: Гелеос.[/b] С момента потрясшей многих ужасной гибели Евгения Лапутина прошло не так много времени, и вот уже вручили первую премию его имени, «Золотой ланцет» называется. Присуждают ее не за литературу, а за высокий профессионализм в области пластической хирургии. Но Евгений Лапутин был ведь не только самым знаменитым пластическим хирургом, а еще и главным редактором журнала «Новая Юность». Да и сам писал книги. Роман «Студия сна» читается легко и с интересом, как интересно все, что связано с двойничеством (главные действующие лица романа – близнецы). Он был номинирован на премию «Национальный бестселлер» по итогам 2003 года (по рукописи, книга вышла совсем недавно). Премии тогда роман Лапутина не получил, но критики оценили его довольно высоко, назвав «изящной музыкальной шкатулкой» и «роскошной вещицей». Жизнь, вернее, смерть добавила к этим оценкам еще одну: роман «Студия сна, или Стихи по-японски» стал своего рода памятником этому незаурядному человеку. [b]Лодочник отдыхает Алексей (Профессор) Лебединский. Фотоальбом № 1. М.: М-Пресс.[/b] Наверное, существуют фанаты творчества Профессора Лебединского, которые знают наизусть все его песни. Я же (как и большинство профанов) знаю только одну строчку из одной песни: «Я убью тебя, лодочник». За что, про что – решительно не помню. И вдруг мне приносят роскошный фотоальбом Алексея Лебединского (в скобочках все-таки стоит: Профессор), который открывается его стильным портретом и эпиграфом: «Разочароваться в жизни очень просто. Гораздо сложнее полюбить ее снова». Отличные фотографии. Отличная печать (отечественная типография «Новости»). Все немногочисленные тексты, кроме русского, еще и на английском. В том числе и добрые слова в адрес Профессора, сказанные Аллой Пугачевой, Андреем Макаревичем (это для веса), а также (что гораздо важнее) двумя профессиональными фотографами: Вадимом Пискаревым и Сергеем Максимишиным, который, в частности, пишет: «Лебединский знает, что делает. Сколько раз я поражался его умению сделать картинку из ничего!» [b]«Рыдания отверженных, вопли проклятых» Фаиза Гэн. Туда-сюда. Спб.; М.: Лимбус Пресс.[/b] Издатели, да и критики сравнивали «Туда-сюда» с «Дневником Бриджит Джонс». Полная ерунда. На самом деле эта книга – манифест. Тихий, без истерики. Юная парижанка, дочь выходцев из Марокко, пишет о жизни, своей и окружающих, таких же выходцев из Марокко и других бывших французских колоний. Они живут в беднейшем предместье Парижа, многие мечтают вернуться домой – «с того самого дня, когда они сделали глупость ступить на эту проклятую землю, думая, что когда-нибудь она станет их родиной». Они, как правило, не голосуют, потому что не надеются что-либо изменить, а следовательно – никого не интересует, как они живут. О том, как они живут, и написана книга. А что из этого может произойти, мы увидели в репортажах из рабочих парижских предместий поздней осенью и в начале зимы. Книга писалась приблизительно за год до этих событий. Какое-то время ушло на то, чтобы ее перевести (с французского, переводчица Н. Князева). В выходных данных стоит: подписано в печать 20.10.05. А через несколько дней все и началось. Все, что, собственно, и предвещала эта книга.

Новости СМИ2

Полина Ледовских

Трудоголиков домашний очаг не исправит

Никита Миронов  

За фейки начали штрафовать. Этому нужно радоваться

Дарья Завгородняя

Чему Западу следует поучиться у нас

Дарья Пиотровская

Запретите женщинам работать

Оксана Крученко

Ради безопасности детей я готова на все. И пусть разум молчит

Екатерина Рощина

Котам — подвалы

Ирина Алкснис

Мы восхищаемся заграницей все меньше