сб 19 октября 01:18
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Стеблов сибаритствует под Истрой

Стеблов сибаритствует под Истрой

Мальволио в спектакле «Двенадцатая ночь» - самая последняя роль на сцене Евгения Стеблова

[i]В Театре имени Моссовета — премьера. Спектакль «Двенадцатая ночь» поставлен Марком Вайлем. Осовремененные шекспировские герои ходят в джинсах, поют под гитару, раскованно и азартно танцуют. И лишь Мальволио — управляющий графини Оливии — будто вынут из нафталина. Это самая последняя роль на сцене [b]Евгения Стеблова[/b]. Мы сидим с Евгением Юрьевичем в гримерной и беседуем в перерывах между его выходами на сцену. Такая встреча — редкая возможность наблюдать работу артиста как бы изнутри. Вот только что он покинул гримерку как чопорный и скучный домоправитель, способный даже собственную тень обучать хорошим манерам, а через несколько минут вернулся уже страстным, пылким влюбленным. А еще через мгновение передо мной обычный, спокойный, уравновешенный Стеблов...[/i] [b]— Вас сравнивают порой с дремлющим вулканом.[/b] — Насчет дремлющего согласен. Не скрою, обожаю поваляться на диване, полениться, посибаритствовать. Наверное, это от предков, а они у меня были дворянских корней. Хотя вообще-то я по натуре человек импульсивный, взрывной. И взять нужную тональность, войти в образ для меня не проблема. Правда, так было не всегда. Когда я только начинал актерствовать, настраивался долго. Ехал на спектакль или съемку, а по дороге проигрывал роль, и случалось, что перегорал еще до самого действа. [i]Стеблову 54 года. А на сценических подмостках он уже чуть ли не четыре десятка лет. Почти 30 из них служит в Театре имени Моссовета. За это время сыграл около сотни ролей, включая кино и телевидение.[/i] [b]— Скажите, вы продолжаете гоняться за репертуаром? [/b] — Нет, в таких гонках я теперь не участвую. Предпочитаю не спеша вживаться в образ, вынашивать, оттачивать его, открывать через него что-то новое в самом себе. В принципе я чрезвычайно рад тому, что наконец-то в очередь со мной стали работать молодые актеры. К примеру, в «Двенадцатой ночи» роль Мальволио исполняет также Андрей Ильин. Это дает мне свободу маневра. [i]А свобода Стеблову нужна позарез. И не только для участия в антрепризных спектаклях. Помимо актерства, у него есть другая пламенная страсть — писательство. Сегодня, впрочем, многие артисты балуются литературным трудом. Но у Стеблова тяга к перу с юности. В 1983 году в журнале «Октябрь» вышла его первая повесть — «Возвращение к ненаписанному». Через некоторое время этот, по его выражению, «сюжет души» был переиздан в Чехословакии. Недавно на прилавках магазинов появилась новая книга Стеблова — «Не я», повести, рассказы, статьи. Сейчас же автор «беременен» мемуарами. Издательством «Алгоритм» «роды» назначены на эту осень...[/i] — С этой затеей я просто потерял покой. Потому что требуется 300 страниц книжного текста, а я пишу весьма лапидарно: у меня емкие, конкретные образы. И запланированный издательством объем для меня очень велик. [b]— За мемуары берутся обычно на склоне лет. Не рановато ли вы обратились к этому жанру? [/b] — Я пишу не столько о себе, сколько о тех, с кем мне посчастливилось работать. А это Фаина Раневская, Любовь Орлова, Вера Марецкая, Ростислав Плятт, Андрей Попов... Моей крестной матерью в театре была легендарная вахтанговская принцесса Турандот — Цицилия Львовна Мансурова. И взялся я за мемуары потому, что боюсь, как бы за нынешней мишурой люди не забыли настоящих мастеров. Сейчас идет обесценивание истинного таланта. Титулы, звания раздаются направо-налево, одних лауреатов всяческих премий тьма тьмущая. Хотя, если посмотреть, что человек сделал в искусстве, оказывается, ничего особенного. А в эстрадном мире что творится? Все спешат «озвездиться», увековечить себя на «Площади звезд». Но ведь судья творцам только Время. Вообще предугадать, кто и что войдет в историю, практически невозможно. Скажем, когда снимался фильм «Я шагаю по Москве», мы и не думали, что он станет классикой. [b]— А чем, по-вашему, объясняется его долголетие? [/b] — Думаю, тем, что это была первая отечественная импрессионистская картина. В ней нет политики, нет так называемого социума, поэтому она с интересом смотрится и спустя десятилетия. [b]— Вы сыграли там свою первую главную роль. Скажите, первая роль помнится, как первый поцелуй, всю жизнь? Или от обилия следующих «поцелуев» воспоминания размылись? [/b] — Ну что вы! Такое не забывается. «Я шагаю по Москве» — это мой «звездный билет». Потому что я попал не просто в кино — я попал в мир Геннадия Шпаликова, Георгия Данелия, выдающегося оператора Вадима Юсова, в мир музыки Андрея Петрова. Кстати, песню под гитару сначала пел я, а Михалков подпевал. Но в окончательном варианте остался Никита. [b]— Это как-то отразилось на ваших дальнейших отношениях? [/b] — Что вы! Дружба, зародившаяся тогда, продолжается и поныне. Просто видимся мы редко. Недавно вот я снялся у Никиты в «Сибирском цирюльнике» в небольшой роли. А так у каждого своя жизнь... [b]— Однако ваши музыкальные эксперименты не закончились на фильме «Я шагаю по Москве». Помнится, в антрепризном спектакле «Возможная встреча» вы играли самого Баха.[/b] — Да, но это не значит, что я и в жизни играю на органе или хотя бы на фортепьяно. Вершина моих возможностей пианиста — «Собачий вальс». [b]— По-моему, этот факт не украшает вашу дворянскую родословную...[/b] — Увы! Правда, должен заметить, что я небольшой любитель копаться в своих корнях. Меня приглашали в Дворянское собрание, но, по-моему, все это отдает какой-то бутафорией. К тому же я — человек не тусовочный. Люблю уединение, покой. В деревне Славково под Истрой у меня есть дачка. Вот там почти по-дворянски и сибаритствую: либо пишу, либо на диване лежу, либо на велосипеде катаюсь. Хозяйством садово-огородным занимается жена. «Силовые» акции осуществляет сын. Он, кстати, работает у Никиты Сергеевича в студии «ТРИТЭ», занимается видео. [i]Сергей, как и отец, окончил Щукинское театральное училище. Еще учась на втором курсе, снялся в главной роли в мелодраме «Глаза». Потом — в американской картине, современной версии «Преступления и наказания» Достоевского. Играл там вместе с известными актерами — например, с Ванессой Рэдгрейв. Причем на английском языке. Вообще Сергей успел в жизни многое: окончил Высшие режиссерские курсы, написал пьесу «Пришелец», которую Стеблов-старший поставил на сцене театра «Вернисаж», в ней же оба и играли. Затем Стеблов-младший превратил пьесу в сценарий, и ежели найдутся деньги, «Пришелец» появится и в кино.[/i] [b]— Евгений Юрьевич, а вот будь у вас большие деньги, что бы вы хотели сегодня снять? [/b] — Много чего. К примеру, можно было бы продолжить телефильм «По семейным обстоятельствам», серий эдак на 100... А то смотрим какие-то бесконечные бразильские, мексиканские «мыльные оперы», а российский семейный сериал почему-то никак не можем сделать. Хотя интерес к такого рода работам огромный. Ведь каждый примеривает на себя те ситуации, которые разыгрываются на экране. [b]— А политика вас совсем не интересует? Вот ваш друг Михалков ее не сторонится.[/b] — Михалков — человек «общественного звучания». А я предпочитаю в политику не вмешиваться. Хотя отлично понимаю, что к чему. Активность проявляю во время выборов. Считаю, что к ним надо подходить очень ответственно. Видите, что получилось в результате нашей безответственности? [i]«Евгений Юрьевич, ваш выход!» — раздается в динамике. И Стеблов снова спешит на сцену, где в этот вечер правит бал любовь и героев волнуют совсем иные проблемы, нежели в нашей реальной смутной сегодняшней жизни.[/i]

Новости СМИ2

Михаил Бударагин

Кому адресованы слова патриарха Кирилла

Ольга Кузьмина  

Москва побила температурный рекорд. Вот досада для депрессивных

Дарья Завгородняя

Дайте ребенку схомячить булочку

Оксана Крученко

Детям вседозволенность противопоказана

Анатолий Сидоров 

Городу нужны терминалы… по подзарядке терпения

Виктория Федотова

Кто опередил Познера, Урганта и Дудя на YouTube

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

В чьей ты власти?