втр 15 октября 12:28
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Б. А., Б. Г., Ф. М. и П. П. П.

Б. А., Б. Г., Ф. М. и П. П. П.

Новейший роман Бориса Акунина зажигал на голубятне графа Орлова

[b]Вчера на затерявшейся среди пятиэтажек даче, дарованной в ХVIII веке графу Алексею Орлову-Чесменскому императрицей Екатериной Великой, стартовала мощная кампания по продвижению в массы двухтомника Бориса Акунина «Ф. М.».[/b] Борису Акунину не впервой покушаться на классику. Он уже написал свою собственную «Чайку» (не путать с чеховской), своего «Гамлета» (которого, уж точно, не спутаешь с шекспировским). А сколько литературных ассоциаций и реминисценций разбросано у него по другим произведениям! На сей раз большой баловник решил замахнуться на хрестоматийный, известный каждому со школьной скамьи роман Достоевского «Преступление и наказание», 140-летие выхода которого празднуется в этом году. Итак, «Ф. М.» – это Федор Михайлович. С тех же букв начинается каждая глава обоих томов. Например, «Форс-мажор», «Фигли-мигли», «Фата-мограна», «Фа-минор», «Фантомас и Мурзилка» и так далее. Главный герой двухтомника, продолжающего серию «Приключения магистра», – знакомый нам по романам «Алтын-Толобас» и «Внеклассное чтение» Николас Фандорин. Именно к нему в руки (из рук наркомана Рулета) и попадает кусок рукописи, на первом (на самом деле последнем) листе которой написано (естественно, согласно правилам правописания второй половины ХIХ века): «Теорийка. Петербургская повесть. Сочинение Ф. Достоевского». Понятное дело, заимев такой кусок, хочется целого. Этим, то есть поиском всей рукописи, а также некоего старинного перстня, Николас Фандорин и займется. На первых же страницах того самого куска рукописи появляются знакомые все лица, и в первую очередь – Порфирий Петрович (не то фон Дорн, не то фон Дорен). И действительно, достаточно просто прочитать пару-тройку текстов Бориса Акунина, чтобы, еще не приступив к чтению очередного, предположить: кто-нибудь из героев «Теорийки», а стало быть, и «Преступления и наказания» непременно состоит в родстве с Дорнами, фон Дорнами или Фандориными. А больше я вам, уважаемые читатели «Вечерней Москвы», ничего о романе не скажу – автор не велел. Сам он появился в «Голубятне» не сразу. Сначала журналистов отправляли в тайную комнату, где каждый должен был сделать свой выбор и обвести кружочками по одному имени из двух параллельных списков предполагаемых убийц – из века ХIХ и из века ХХI. И уже потом всем предложили подняться наверх, туда, где в давние времена господин Орлов и держал, скорее всего, отборные экземпляры выведенных им голубей. Те, ради кого все, собственно, здесь собрались, были экземплярами тоже не последними. Борис Акунин на сегодня – один из самых коммерчески успешных литературных проектов. А Борис Гребенщиков… Уж и не знаю, что о нем сказать. Когда герой Станислава Говорухина в фильме «Асса» спрашивает у Бананана, кто такой Б. Г., тот отвечает, что он бог и от него свет исходит. Но при чем здесь Б. Г.? А притом, что был и пел две песни, одна из которых – «Когда Достоевский был ранен». «А тем, кто не верует в силу культуры, – /Послушайте песню мою», – пел Гребенщиков. Мы – веруем, не так ли? Но послушать Б. Г. – это завсегда! Б. Г. спел и исчез. А Б. А. пришлось отдуваться по полной программе: говорить умные вещи («Я люблю, когда фикция становится фактом, а литература вторгается в жизнь»), отвечать на глупые вопросы («Классика остается живой до тех пор, пока возникает желание с ней спорить»). Сомнений в том, что двухтомник станет бестселлером, не было ни у автора, ни ни у кого из присутствующих. Но Акунину этого мало. Он хочет, чтобы в рейтинги лучших продаж благодаря его роману «Ф. М.» попал и роман Федора Михайловича «Преступление и наказание». Ну что ж, как говорится, мечтать не вредно. Кстати, стартовый тираж романа «Ф. М.» – 300 тысяч экземпляров. А впереди, вроде бы, маячит экранизация. Не ясно, правда, на какой все стадии, но Борису Акунину будущий фильм видится чем-то вроде микста костюмной драмы и мультфильма. Одновременно с романом «Ф. М.» стартует «Проект П. П. П.». Увы, Николасу Фандорину перстень Порфирия Петровича найти не удалось. Но благодаря подсказке это сможет сделать каждый. Достаточно лишь разгадать смысл четверостишия. Вот оно: [i]Пять камешков налево полетели, Четыре – вниз и не достигли цели. Багрянец камня светит на восход. Осиротев, он к цели приведет…[/i] В случае удачи старинный золотой перстень с бриллиантом – ваш!

Новости СМИ2

Екатерина Рощина

Котам — подвалы

Никита Миронов  

Хамское отношение к врачам — симптом нездоровья общества

Ирина Алкснис

Мы восхищаемся заграницей все меньше

Сергей Лесков

Нобелевка, понятная каждому

Георгий Бовт

Сталин, Жданов, Берия и «Яндекс»

Оксана Крученко

А караван идет…

Ольга Кузьмина  

Без запуска социального лифта нам не обойтись

Александр Никонов

Чему нам действительно нужно учиться у Запада