чт 24 октября 00:31
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Москва трудная и легкая

Сергей Собянин призвал москвичей предложить идеи по улучшению парков

Стоимость родового сертификата в России планируют увеличить

Назначен новый глава Департамента труда и соцзащиты населения

Малышева рассказала, когда вернется к съемкам после госпитализации

Как будут отдыхать россияне на ноябрьские праздники

Синоптики предупредили метеозависимых о риске природной гипоксии

Что стало с «Норд-Остом» после теракта

Турция отказалась считать операцию в Сирии завершенной

Кинолог рассказал, чем лучше кормить собак

«Готовим законопроект о запрете аниме»: как японцы обидели Поклонскую

Врач заявил о пагубном влиянии кофе на иммунитет

Чем опасно долгое использование смартфона

Михаил Ефремов: Горбачев спас Россию

Москва трудная и легкая

«Диалог с самим собой» Владимира Брайнина – в Малом Манеже

[b]Москву писали многие и много. Чаще всего малоуспешно. Москва – город трудный. Разномасштабный. Разномастный. Сразу ее не схватишь. Иностранцы и провинциалы нашей столицы боятся. Предпочитают западнический Питер. Но вот у Владимира Брайнина все сразу получилось.[/b] В начале 80-х Брайнин написал несколько ночных московских пейзажей и сразу стал известным, правда, в основном в профессиональных кругах. Со временем художник из юниоров превратился в настоящего мастера. И Москва его расширилась и приобрела объем. Однако осталась той же милой сердцу каждого москвича Москвой – городом, где помещичьи усадьбы и старинные сады соседствуют со скромной провинциальной застройкой XIX века, модерном, немногочисленным конструктивизмом и державным размахом 30–50-х. Эти живые и далекие от помпезности уголки великого города и воспевает художник. Не так, как советские живописцы воспевали столицу всего прогрессивного человечества, без официальщины. Потому в пейзажах Брайнина такое большое значение имеют время суток, освещение, сезон. Вот летний вечер. Вот дождливый осенний день. Тает снег. И лужи, лужи... Летние, весенние… Не только потому, что асфальт у нас кладут плохо. Но потому, что в этом есть нечто подлинное – московское. Щемящее. И что-то от тех луж, той старинной распутицы, которую воспели еще передвижники. Не прошел живописец и мимо руин и пустырей. У богато украшенного доходного дома отвалился большущий кусок штукатурки. Ностальгические печные трубы на старых крышах. Восстановленный и уже вросший в среду храм Христа Спасителя. Цветочный киоск в ночи. Красно-белая фабричная труба и такой корпус цеха. Подобный тому, которым я каждый день любуюсь из окна. Замечательно написан зеленый узор из кафельной плитки на белом фоне у подворотни в Лялином переулке. Особенно волнуют живописца скульптурные львы, каких ставили охранять дома от лихих людей. Один из них, на алом фоне невероятной красоты, вынесен на переплет каталога и пригласительный билет. Выставка большая – три огромных залах. И картины размещены густо. Да и то, как сказал куратор Юрий Никич, это лишь половина того, что художник мог выставить. [i]Выставка открыта до 1 июля[/i] [b]На илл.: [i]Коммерческая застройка конца XIX–XX вв.[/b][/i]

Новости СМИ2

Сергей Лесков

Все, что требует желудок, тело и ум

Екатерина Головина

Женщина, которая должна

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

Чтобы быть милосердным, деньги не нужны

Георгий Бовт

Верен ли российский суд наследию Александра Второго Освободителя?

Оксана Крученко

Соседи поссорились из-за граффити

Александр Никонов

Искусственный интеллект Германа Грефа

Ольга Кузьмина  

Выживший Степа и закон бумеранга