сб 19 октября 11:03
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

В колледже шпионов не обслуживают

В колледже шпионов не обслуживают

Зато могут «изготовить» парочку язв или сделать волосатой нежную девичью ручку

[b]Изящную женскую ручку с маникюром зажимает в лапах мрачноватого вида молодой человек и начинает с удовольствием эту ручку уродовать. Через час на ладони красуется глубокий кровоточащий порез, парочка язв и один багровый кровоподтек. Мимо всего этого безобразия прохаживаются девушки в недошитых бальных платьях на кринолинах, со стены таращится огромный желтолицый рогатый божок. Откуда-то снизу из усилителей доносится душераздирающий скрип старой двери. Это не фантазии сумасшедшего, это обыкновенная рабочая обстановка московского учебного заведения с диковатой аббревиатурой ТХТК. [/b] [i]Собственно, странная получается профессия (художник-технолог) у тех, кто оканчивает театрально-художественный технический колледж. Потому что профессия-то не одна, их несколько. Гример, костюмер, звукорежиссер и осветитель — все-таки разные вещи. Всем этим специальностям учат только тут, в ТХТК. Уникальность учреждения можно передать тезисом, который, надеюсь, напомнит вам хорошее вино: «Основано в 1931 году. Остерегайтесь подделок». Училищу (то есть, простите, колледжу) действительно шестьдесят восемь лет. Чтобы обозреть его богатства, нужно как минимум четыре часа. К концу второго начинаешь падать от усталости. «А у нас есть еще филиал на Таганке!» — радостно сообщают «экскурсоводы»-преподаватели. — Там наша бутафория».[/i] [b]Эх, поступлю! — Вам кризис перепроизводства не грозит? Все-таки профессия у вас редкая, а народу вон сколько...[/b] — И не так уж много, —«оправдывается» [b]Галина Ермакова[/b], директор ТХТК, —всего-навсего по двенадцать человек на специальности. Правда, теперь, когда завлекательнее стало звучать «парикмахер» или «визажист», большой наплыв народу. На звукорежиссерском отделении зато человек тридцать. [b]— К вам поступать тяжело? Зинаида Стешко, зам. директора по учебной работе: [/b]— Главное наше требование на вступительных экзаменах — рисунок и композиция. Есть у нас и подготовительные курсы — правда, платные. Хотя я считаю, что стоят они не так дорого — триста рублей в месяц. Многие ребята приходят практически «с нуля», даже без художественной школы — и мы их берем. [b]— По доброте душевной? Александр Иванов, преподаватель звукорежиссерского отделения: [/b]— Просто потому, что к нам приходит совсем маленький человечек — ему пятнадцать лет. Ну как тут можно сказать, получится из него что-то или нет. Только через четыре года начинает что-то там вырисовываться. Да и то — хорошей стабильной практики получается маловато, нужно все попробовать: снять, смонтировать, озвучить, поработать и с камерой, и с лентой... В принципе, мы уже подсчитали, что нашему выпускнику нужно около месяца, чтобы адаптироваться в новом для него коллективе — и то не потому, что он не умеет с оборудованием обращаться (мы стараемся, чтобы человек все успел), а потому, что прижиться на новом месте всегда тяжело. Поэтому мы и стараемся их «натаскать». Вот Димка знает, что ему будет за сегодняшнюю работу — правда, Дим? [b](провинившийся уныло кивает. — Д. А.).[/b] [b]Денежки — Как вы сводите концы с концами? Одно-единственное «историческое» платье вы сами оцениваете в сто долларов... Зинаида Стешко, зам. директора колледжа: [/b]— Какие-то костюмы мы продаем — обязательно. Иногда заказывают модели сами театры. Нам это нужно, чтобы купить новый материал для шитья, подновить оборудование. У нас оно достаточно хорошее — на всех отделениях. Швейные машинки, компьютерная вышивка, видеокамеры... [b]Надежда Рахманина, преподаватель постижа (постиж — это все, что связано с волосами: парики, бороды, ресницы, усики... — Д. А.): [/b]— О, материалы! Кошмарно дороги! А маленький парик — это вообще больше тысячи. Но зато какие у нас изделия! Вот, допустим, простенькая бородка на тонкой марлевой основе, которую совсем не видно. Можно сделать волосатой изящную девичью ручку — хотите? [b]— Огромное спасибо. А исторический костюм в театре не рискует оказаться раритетным? [/b] — Ну академическому театру это не грозит, — уверена [b]Зинаида Стешко[/b], — достаточно прийти на любой спектакль в Малый. И поэтому у нас исторический крой — специальный курс. Вот посмотрите — разве не красота: прямо-таки авангард моды — бумажные копии средневековых платьев? А вообще у нас огромный библиотечный фонд книги по искусству. Шьют девочки в основном друг на друга — какие еще могут быть модели? [b]Брюсов Николай Алексеевич, преподаватель гримерного отделения: [/b]— Нет, ну почему? К нам приходят поработать моделями бабушки, которые тут рядышком живут. Платим мы им, конечно, копейки — но ведь они не только за деньгами сюда приходят. У нас тут почти что «клуб». Спокойствие, внимание, возможность отдохнуть от домашних дел. Наши старушки садятся в кресло, а мы уж стараемся добиться максимального сходства их лиц с лицами Сервантеса, Толстого... [b]Нарисуйте мне лицо Бонда [/b] — Вот такого человека, как Тургенев, — продолжает [b]Брюсов[/b], — изобразить с помощью грима практически невозможно. Обратите внимание, как его портреты различаются и как в то же время они однотипны! Просто потому, что никто не смог понять и выразить на бумаге его сущность. Его ведь хотели представить великим писателем, думающим о судьбах... ну и так далее. А он был просто русский барин в Париже, который любил замужнюю Виардо. Сибарит. Вот это-то противоречие внешности и внутреннего настроя человека — оно очень мешает, понимаете? [b]— К вам с вашими талантами всякие шпионы не обращаются? Рахманина Надежда Андреевна, преподаватель постижа (радостно): [/b]— Очень часто! Причем самого низкого пошиба. Самые обыкновенные бандиты. Но мы им постоянно и отказываем. У нас, гримеров старой закалки, когда-то брали подписку: ни в коем случае сомнительным людям ничего не делать, а если кого-то и гримировать — то только в соответствующей государственной организации, потому что все-таки это не шутки. Если в твоем парике пойдут грабить банк — это не очень приятно. А так, конечно, скажем, парики для киногрима совершенно неотличимы от настоящих волос. [b]Николай Брюсов: [/b]— Раньше мы никогда не позволяли себе заниматься такими видами грима, как накладывание язв, кровоподтеков, струпьев — все-таки это было совершенно не в нашей стилистике, не в традициях нашего театра, в котором все максимально выверено, рассчитано на самое чуткое ухо, на самый восприимчивый глаз. Но потом пришлось учить своих ребят и этому — все-таки современному театру нужно и такое (в голосе — явное отвращение к «такому»). [b]Процесс — учебный. Тревога — боевая Надежда Рахаманина: [/b]— Боже мой, у нас такой адский труд — правда, девочки? [b](Не отрываясь от груд ярких крашеных волос и деревянных болванок, девочки вздыхают и улыбаются. — Д. А.) [/b]Профессионал шьет парик в деньдва. Но студенту нужно найти материал, подготовить и выкрасить его, сделать эскиз, собрать волос к волосу — и ни в коем случае нельзя перепутать направление волоса: они же чешуйчатые, и вместо косы может получиться воронье гнездо. Приблизительно несложный парик — это около пятидесяти часов работы, ну а сложный — на десять больше, целый семестр. Это, конечно, испытание мастера, как и само общение с актерами. Они народ горячий, вспыльчивый. Могут и истерику устроить, и шляпкой нашего собственного изготовления «запульнуть». Но если уж почувствуют человека заинтересованного, любящего — благодарней людей просто нет. Так что у нас тут почти всегда — военная обстановка. [b]Зинаида Стешко: [/b]— Конечно, почти все наши преподаватели служат в театрах: кто в «Новой опере», кто в Малом театре, кто в Новом драматическом. Понимаете, если человеку нравится жить в театральной атмосфере, то никуда он от нее не уйдет. Даже если денег не платят, даже если приходится изворачиваться, чтобы выжить.

Новости СМИ2

Михаил Бударагин

Кому адресованы слова патриарха Кирилла

Ольга Кузьмина  

Москва побила температурный рекорд. Вот досада для депрессивных

Дарья Завгородняя

Дайте ребенку схомячить булочку

Оксана Крученко

Детям вседозволенность противопоказана

Анатолий Сидоров 

Городу нужны терминалы… по подзарядке терпения

Виктория Федотова

Кто опередил Познера, Урганта и Дудя на YouTube

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

В чьей ты власти?