сб 19 октября 01:23
Связаться с редакцией:
Вечерка ТВ
- Город

Пикник на обочине

Пикник на обочине

Герой нового фильма Владимира Хотиненко «Страстной бульвар» совершает своеобразное путешествие в «прошлую жизнь»

[b]Там он был вовсе не истопником, а знаменитым актером, покорявшим женские сердца, но так и не сыгравшим Пушкина. Почему Пушкина? Да кто его знает? [/b] [i]«Страстной бульвар» — это слепок нашей жизни, а Пушкин действительно наше все, считает режиссер. Автору сценария и исполнителю главной роли Сергею Колтакову юбилярные кучеряшки и бачки, бесспорно, к лицу. Съемка началась два года назад, монтаж был закончен год назад. Следовательно, картину, участвовавшую в XXI Московском кинофестивале, по праву можно назвать очередным «предчувствием» Хотиненко.[/i] [b]— Пушкинская линия у вас изначально задумывалась как пародия на грандиозные торжества, устроенные в честь великого поэта? [/b] — Тогда даже в голову не могло прийти, что по всей стране пройдут такие празднования. Два года назад я практически навязал такое количество «Пушкина» в картине. Меня считали за сумасшедшего и относились к этой идее очень настороженно. Если тогда это воспринималось как преувеличение, то сейчас это реальность. Снимали, конечно, с пережимом, но никак не пародию. Скорее, иронию, потому что Пушкин действительно «наше все». Можно бесконечно над этим иронизировать, но от этого все равно никуда не убежишь. Вот в чем фокус. Десять лет пройдет — и забудут про иронию. С этим ничего не поделаешь. Герою в его «прошлой жизни» не удалось сыграть мечту — Пушкина. Проснувшись с похмелья одним осенним утром, Андрей Соколов (Сергей Колтаков) видит у себя на окне здоровенного черного ворона. [b]— «...ты добычи не дождешься, черный ворон, я не твой»? [/b] — Ворон из мифологии, конечно же. Но захотелось немножко поменять кровавый имидж этой птицы. Она обычно или парит над покойничками, или читается как вестник беды. У меня это не знак беды, а знак судьбы. Хотелось сделать его симпатичным и смешным, поэтому птица у нас говорящая и... пьющая. [b]— В картине пьют постоянно и все, даже птицы. Это сделано сознательно? [/b] — Не надо все воспринимать буквально. Мы снимали не детектив и не правду жизни. Это не бытовая драма — это театр жизни. [b]— К какому жанру вы относите свою картину? [/b] — Естественно, это драма. Но ни одну свою картину я не снимал в одном жанре. Эта не исключение. Здесь трагическое и комическое затянуто в один узел. [b]— Извините, мне было не до смеха. Разве что — сквозь слезы.[/b] — Вы, наверное, очень серьезный человек. В фильме масса смешных сцен, которые специально снимались, чтобы зритель в этот момент смеялся. Например эротическая. [b]— Она с трудом воспринимается как эротическая.[/b] — В определенном смысле она, конечно, пародийная, ироничная. У русского кинематографа нет практики и традиции снимать постельные сцены. Поэтому мне даже в голову не приходило всерьез этим заниматься. Актеры веселились и мы тоже за кадром, снимая ее. Я вас уверяю: придете в зал — публика в этом месте будет обязательно хохотать, что и требуется в принципе. [b]— По фильму создается впечатление, что вы не очень жалуете «слабый пол». Да и «слабым» у вас его можно назвать с трудом.[/b] — Женоненавистником меня тоже назвать нельзя. В фильме есть пролог. В кочегарке сидят мужики и под «белую» обсуждают, как и почему мужики наши стали подкаблучниками. Но сцена тоже ироничная, и ничего от серьезности в ней нет. На мой взгляд, она просто смешная. И дальше раскрывается ее содержание: есть женщина, казалось бы, несчастная, покинутая мужем и собственным ребенком. Но какой у нее порыв и мощь, когда она поет! Она взлетает. Если бы я был женоненавистником, я бы ее на метлу посадил. [b]— О чем ваша история? [/b] — История поколения, которое растерялось, не смогло себя найти в сегодняшней жизни. Но это не приговор. Мы еще не знаем, поражение это или победа. Я только констатирую. Кто-то ушел во внешнюю жизнь, в суету. А для очень многих людей это оказалось неприемлемым. По многим причинам. Из-за принципа или неспособности перестроиться. Мы снимали историю человека, который пытается найти этот ориентир. И ищет он его внутри, а не снаружи. Конечно, это намного сложнее, чем стать социально успешным человеком. [b]— Вы сознательно оставили таких людей за кадром? [/b] — Есть люди, которые могут и хотят помочь герою, но их нет специально в кадре. Всегда, когда герой хочет сменить свое амплуа, с ним что-то случается. Кто-то или что-то его не пускает. Его как бы не пускают в другую жизнь. В финале, жестоко избитый (он как раз ехал начинать другую жизнь), полуживой доползает до обочины дороги и видит людей у костра. Они пекут картошку. И они счастливы. Это фильм про людей на обочине. На обочине, но у костра. Это картина не для отдыха. Хочется надеяться, что, кроме отдыха, зрителю надо еще что-то почувствовать. Это картина для чувств.

Новости СМИ2

Михаил Бударагин

Кому адресованы слова патриарха Кирилла

Ольга Кузьмина  

Москва побила температурный рекорд. Вот досада для депрессивных

Дарья Завгородняя

Дайте ребенку схомячить булочку

Оксана Крученко

Детям вседозволенность противопоказана

Анатолий Сидоров 

Городу нужны терминалы… по подзарядке терпения

Виктория Федотова

Кто опередил Познера, Урганта и Дудя на YouTube

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

В чьей ты власти?