Чувства эпохи потребления под великую музыку Пуччини
В левой части снимка, в белом — Светлана Касьян (ЧиоЧио-Cан) и Хачатур Бадалян (Пинкертон) / Фото: Даниил Кочетков/«Новая Опера»

Чувства эпохи потребления под великую музыку Пуччини

Культура
В афише «Новой Оперы» появилась «Мадам Баттерфляй» — шедевр итальянца Джакомо Пуччини, одного из самых любимых авторов мирового музыкального театра.

Но знаменитая история трагической любви 15-летней японской гейши и американского офицера редко приживается на столичных сценах, так как требует от исполнителей незаурядных прежде всего вокальных сил. «Новая Опера» отважилась на постановку, рассчитывая на собственных солистов и пригласив для создания спектакля востребованного режиссера Дениса Азарова в тандеме с художником Алексеем Трегубовым.

Пуччини, чье творчество завершает классический период в истории музыки, как известно, в реальной жизни славился не только своим музыкальным талантом, но и патологической жестокостью. Тосканец был страстным собирателем холодного оружия исключительно со следами крови охотничьих трофеев, а в одной из комнат своего дома в Торредель-Лаго он и вовсе устроил фамильную усыпальницу. При этом композитор, как никто другой, умел писать оперы с таким эмоциональным накалом, что от избытка чувств над ними до сих пор рыдает весь мир. Поэтому билеты на все ближайшие представления уже распроданы.

Но в «Новой Опере», будто пытаясь оправдать название театра, нарочито загубили ядерным взрывом (сюжет оперы разворачивается в Нагасаки) всякую чувственность оперы. Режиссер поселил всех героев в абстрактное серое бомбоубежище, похожее на психиатрическую клинику. И рассказал историю по принципу: два мира— две политики как противостояние Востока и Запада. «Сопротивление» пуччиниевского материала режиссеру помогает преодолевать дирижер (Ян Латам-Кениг). Оркестр звучит выхолощенно и даже грубо, не находя взаимопонимания с певцами. Каждый из солистов пел кто как мог. И никто из них не избежал существенных вокально-технических потерь. Хотя сопрано Светлана Касьян (Чио-Чио-Сан), конечно, не похожа на наивную 15-летнюю девочку, но она запомнилась очень красивым голосом, а тенор Хачатур Бадалян (Пинкертон) — эмоциональностью, что в этом спектакле было под запретом.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Денис Азаров, режиссер:

— В этой истории четко просматривается идея потребления. Она притягивает к себе все: дом, женщину, даже любовь. Чио-Чио-Сан любит по-настоящему, чисто и искренне, носталкивается с отношением «потребителей». Отсюда истолкновение культур. Мыстремились раскрыть этот конфликт с помощью узнаваемых предметов, без привязки к конкретному времени: с одной стороны, японский мир, с другой — евро-американская концепция жизни.

Google newsGoogle newsGoogle news