Романтика возвращается на столичные подмостки
Актер Сергей Новосад в роли Сергея Филатова и народная артистка России Марина Неелова в роли его матери Марины Филатовой — главной героини спектакля «Собрание сочинений» в постановке Виктора Рыжакова по пьесе Евгения Гришковца. Она была написана специально для «Современника» / Фото: Даниил Примак / Пресс-служба театра «Современник»

Романтика возвращается на столичные подмостки

Культура

В октябре театр «Современник» открыл юбилейный, 65-й театральный сезон. Корреспондент «Вечерней Москвы» посетила две премьеры. Оба спектакля стоят того, чтобы о них говорить.

«Будущее в прошлом» — так обозначена концепция развития театра на текущий сезон. Устремленность вперед через проживание опыта семьи, страны, предшествующих поколений — вот что чувствует зритель, когда смотрит новые постановки «Современника». Спектаклем, открывшим сезон, стала премьера художественного руководителя театра Виктора Рыжакова по пьесе Евгения Гришковца «Собрание сочинений». До постановки это произведение даже не публиковалось.

— Мир изменился. Изменился, наверное, и театр, — говорит Виктор Рыжаков. — Текст мы выбирали с Евгением Гришковцом, который работал над пьесой вместе с нами, с артистами, которые тоже думали о том, как сегодня говорить со зрительным залом.

И беседа получилась. Этот спектакль — маленькое чудо, наполненное добротой и жизнью. История о переезде Марины Сергеевны Филатовой, которую играет Марина Неелова, выходит за границы личной драмы пожилой женщины. Она говорит со зрителем обо всех ценностях, которые принято воспевать, но делает это предельно искренне и просто, трепетно и при этом современно. Эмигрировавший в Америку старший сын Коля (Никита Ефремов), вышедшая замуж за немца дочь Таня (Светлана Иванова), младший сын Сергей (Сергей Новосад), который служит на флоте, — взрослые дети Марины Сергеевны. У каждого из них своя жизнь, мотивация и оправдания. Но самое удивительное в «Собрании сочинений» то, что, несмотря на остроту затронутых тем, в спектакле не звучат обвинения. Когда смотришь его, то невольно приходишь к пониманию, приятию.

— Хочу напомнить, что театр — это не артисты, не зрители, не помещение, в котором он находится, — обращается к людям Виктор Рыжаков. — Театр — это место, где встречаются художники и зрители для того, чтобы между ними что-то произошло.

Театральное волшебство заполняет сцену. На ней то неоновый лабиринт раздвигает пустое белое пространство, то серые томики книг сдавливают стены, то экранные помехи засыпают воспоминания электронными снежинками, то манит вычищенный подъезд. Все это шелестит, пахнет, что-то напоминает, возвращая каждого зрителя в его личные детство, юность, родительский дом.

В открытости и нежности вторит большой премьере и новая постановка на другой сцене «Современника» — спектакль Ивана Комарова по пьесе Геннадия Шпаликова «Девочка Надя, чего тебе надо?» По многоуровневой конструкции летящей походкой в легком платье спускается девочка Надя (Марина Лебедева).

Девушке зябко, но она об этом не думает, рассказывает зрителю Слава (Семен Шомин). Надя спешит к людям, которые хотят возложить на нее свои надежды и чаяния — избрать депутатом. Действие происходит в 60-е годы.

На сцене одновременно размещены кабинет начальника и комната в коммуналке, квартира главной героини и пивная, улица и кафе… Лаконичный металлический умывальник или платяной шкаф — достаточно одной детали, чтобы воображение дорисовало остальное. Зритель видит несколько разных людей одновременно, с их сложностями, мечтами, радостями. Смотрит на них и Надя, но видеть не хочет. Она не хочет идти на компромиссы, смиряться, жить по принципу наименьшего зла. Она не хочет быть представителем таких людей, но хочет менять мир, каждого конкретного человека. Ощутив на плечах ответственность, Надя не сбрасывает ее, но учится с ее помощью летать. Это трудный процесс, чреватый падениями.

— Вместе с командой артистов «Современника» мы пытались понять, возможен ли сегодня такой герой, как Надя Смолина или Жанна д’Арк — тот, кто готов погибнуть за свою идею, — рассказывает режиссер Иван Комаров. — Можем ли мы противопоставить 60-е эпохе иронии и постиронии? Нужен ли сегодня молодым новый романтический взлет?

Органичными паузами, связующими артистов и их персонажей, звучат рассказы актеров об их личном восприятии советской жизни, об ассоциациях с тем временем. И историческая грань стирается, делая Надю современной героиней, рискнувшей восстать против того, что мы часто оправдываем нашей человеческой природой. Спектакль поднимает вопросы, на которые нет однозначных ответов.

СПРАВКА

Театр «Современник» основан в 1956 году. Возглавлял его Олег Ефремов. Расцвет нового театра пришелся на 60-е. В 70-х театр раскололся. В 1972 году художественным руководителем стала Галина Волчек, которая была в числе основателей театра. С января 2020 года «Современником» руководит Виктор Рыжаков.

Наука сопереживания

Иосиф Райхельгауз, художественный руководитель «Школы современной пьесы»:

Для меня очень ценно, что мы снова можем показывать зрителям премьеру, поставленную незадолго до самоизоляции, — спектакль «Фаина. Эшелон». К 75-летию Победы мне не хотелось ставить что-то из замечательных старых пьес.

Я думал, что сейчас может заставить человека сопереживать. И решил, что таким материалом может стать биография моей мамы — простой женщины, которая пережила то, что кажется невыносимым любому нормальному человеку: потерю родителей, дома, тяжелую работу санитаркой и многое другое. Еще несколько лет назад я попросил ее записать свои воспоминания. Потом показал их в разных редакциях, и их издали в одном журнале, в другом, вышла книжка. А спустя некоторое время я дал почитать текст Елене Санаевой, и он ее тронул. И мы поставили этот спектакль. Работали над ним с моей дочкой — сценографом Машей Трегубовой. К сожалению, мама до премьеры не дожила — не так давно на 92-м году жизни она умерла.

Спектакль очень хорошо приняли.

Я не читал еще ни одной отрицательной строчки, ни одного слова. Его уже пригласили на фестиваль — мы везем эту постановку в «Балтийский дом».

Вообще мы — «Школа современной пьесы». И мы всегда ставим не просто пьесы, а то, что никто, никогда, нигде до нас не делал. Только мировые премьеры. Поэтому мы можем поставить роман, стихи, документальную хронику, как «Фаина. Эшелон». Нам бы повод для спектакля, и мы все поставим.

У нас уже запланированы несколько премьер. Ближайшая — 10 октября, и на нее уже нет билетов. Это спектакль «Все тут» выдающегося современного режиссера и художника Дмитрия Крымова. По мотивам пьесы Торнтона Уайлдера «Наш городок» он ставит спектакль о своих великих родителях — отце Анатолии Эфросе, маме Наталье Крымовой, о себе. О том, как юношей он попал в театр и был очарован им, родителями, которые смотрели спектакль и плакали, и теперь плачет он, вспоминая об этом. Я очень жду спектакль — это очень интересная работа! Дмитрий Крымов, который украсит фестиваль любого уровня, ставит у нас.

Следом у нас выйдет спектакль «Толстого нет». Это история о семье Льва Толстого, из которой гений убегает. Его нет — он убегает. Но есть его жена, Софья Андреевна, которую играет Ирина Алферова. Спектакль про последние дни этой семьи, про время, которое часто изучается литературоведами и философами, интересующимися Толстым. Это тоже премьера ближайшего времени.

У нас большие планы на сезон. Следующая работа будет по сатирической повести Андрея Райкина «Задняя часть слона». Нам буквально только что отдал свою замечательную пьесу Дмитрий Быков. Нам отдал свою новую пьесу Михаил Барщевский. Только что у нас появилась чудесная пьеса Евгения Водолазкина. Мы же берем только пьесы в самый первый раз, и мы много чего делаем. Будем рады видеть вас в нашем театре.

Шекспировская любовь, разрывающая человеческие сердца

Спектакль Юрия Бутусова «Отелло» в «Сатириконе» уже можно отнести к театральной классике, которую хочется пересматривать.

Театр нужно не понимать, а воспринимать. Сколько ни читай Шекспира, многим из текста порой сложно понять причину любви Гамлета к блеклой Офелии или посочувствовать беспочвенной и убийственной ревности Отелло. Но на сцене все иначе — там сухие буквы превращаются в живых людей. В театре по воле режиссера сменяют друг друга вселенные. Вот среди мрачного хаоса появляются почти мультяшные персонажи. Вдруг в черно-красный мир, заполненный отражениями, просачивается искусственный райский сад. Но в каждом из миров чувства остаются настоящими, а эмоции — подлинными. Их не замаскировать ни гримом, ни костюмами. И даже на самом дальнем ряду зритель ощущает, как внутри человека, сидящего к залу спиной, происходит нечто такое, что пробирает до самого сердца.

На сцене Яго (Тимофей Трибунцев) хочет отомстить Отелло (Денис Суханов) за мифическую измену с ним жены Эмилии (Лика Нифонтова) и за то, что тот предпочел сделать Кассио (Антон Кузнецов) своим лейтенантом, да и сам он, кажется, немного влюблен в Дездемону (Марьяна Спивак). Таков сюжет, что на самом деле теряет всякое значение, оставаясь лишь стержнем, вокруг которого нагромождается спектакль из шумных персонажей, броских декораций, порывистых мелодий, будоражащих перевоплощений. Шум-гам-тарарам, где особенно отчетливо слышна тишина, тонущая в звуках. Под нее накрепко врезаются в сознание образы, которые еще долго будут всплывать перед глазами, когда завершится спектакль.

Вот Отелло — уверенный, почти идеальный, безукоризненный. Отелло, ощущающий свое уродство, обманутый, отвергнутый единственным дорогим существом на свете. Отелло мечущийся. Отелло уязвленный. Отелло, стискивающий виски, чтобы унять сумятицу навязчивых мыслей. Им управляет Яго, простой и доброжелательный с виду. Яго, плетущий свою интригу, запутывающий в нее добычу. Расчетливый и последовательный, он верит, что когда отомстит — все снова обретет смысл. Яго, теряющий все, даже самого себя. И вот Дездемона — кроткая, властная, любящая, покорная — разная.

Говорят, мы плачем над смертью. Но это не так. Мы плачем от любви. И «Отелло» Юрия Бутусова доводит зрителя до слез не жестокостью, не убийством Дездемоны, а страданиями ее палача, который при этом становится и главной жертвой. Бледный Мавр сносит на своем пути цветы, как орды — противников. Он обнажает свою уязвимость, как открытую рану. Убеждает себя в собственных страхах, пряча их от других под солнцезащитными очками. Во сне и наяву раз за разом Отелло Дениса Суханова мечется и ищет выход, следуя на поводу у любви, которая под давлением лживых слов превращается в ненависть. И равнодушно наблюдать за трансформацией этого чувства невозможно.

Его метания проявляет Дездемона, которая выходит то в образе соблазнительной невинности, то кукольной блондинка, то агрессивной ледивамп, то запивающей свое горе женщины. Марьяне Спивак удалось и показать изменения Дездемоны в восприятии героя, и передать постоянство ее чувств к Отелло.

Несколько отстраненно следит за процессом Яго. Тимофей Трибунцев словно гасит все эмоции персонажа, скрывая их в себе, не транслируя, но при этом зритель четко знает: они в нем есть, и именно они движут действием.

Спектакли Юрия Бутусова многомерны и многоплановы. Они говорят со зрителем на огромном множестве языков. Кажется, «Отелло» говорит со зрителем о верности, прежде всего самому себе.

Мнимого больного лечат смехом

Изящная комедия «Мнимый больной» в Театре Вахтангова — отличное лекарство от осенней хандры.

Известный и титулованный румынский режиссер Сильвиу Пуркарете поставил комедию-балет Жана-Батиста Мольера с российскими артистами, объединив французский фарс с итальянской комедией дель арте, во вполне реалистичной манере.

Главную роль в спектакле — мнимого больного Аргана, отца семейства, играет народный артист России Сергей Маковецкий. Помимо лекарей, заботится о его здоровье, или о том, чтобы обвести его вокруг пальца, жена Белина (Мария Волкова). Кроме прочего, она была бы рада избавиться и от падчериц, хочет, чтобы старшую Анжелику (Мария Бердинских) поскорее выдали замуж либо же отдали в монастырь. На руку и сердце девушки есть сразу два претендента — желанный ей и тот, которой мил отцу. Как же обойтись в семейных разборках без хитроумной служанки Туанетты (Анна Антонова).

Яркие повороты мольеровского сюжета позволяют в полной мере реализовать создателям массу театральных придумок. На Вахтанговской сцене покажут куда больше, чем простую линейную историю, которая актуальна уже несколько столетий. Здесь появится и театральное закулисье, в котором царственные наряды снимают за гримировальным столиком, и станцуют слаженный кордебалет с огромными костюмированными обезьянами, и разместятся взыскательные наблюдатели в изящных белых нарядах, и удивят своим появлением самые настоящие, не фантастические упыри.

В центре всех событий — герой Сергея Маковецкого, который периодически не только общается с остальными персонажами, но и идет на контакт со зрительным залом. Доброжелательная беспокойность и забавная мнительность, открытость его персонажа Аргана подкупают публику, и довольно скоро непроизвольно начинаешь ощущать себя частью этой огромной странной семьи.

Световые и цветовые решения настолько гармонично насыщают спектакль, что его стоит посетить даже ради визуального удовольствия.

Мольеровская комедия в Театре Вахтангова — очень стильное, выверенное и довольно уморительное произведение. Идти на него стоит за зарядом легкости и радости.

Читайте также: Снимайте это немедленно. Разбираем наряды звезд на открытии Московского международного кинофестиваля

Google newsGoogle newsGoogle news