Главное
Карта событий
Смотреть карту

Новый порядок: удастся ли России выработать другие правила игры в мировой экономике

Сюжет: 

Эксклюзивы ВМ
Экономика
Новый порядок: удастся ли России выработать другие правила игры в мировой экономике
Президент РФ Владимир Путин принимает участие в режиме видеоконференции в XIV саммите БРИКС / Фото: Михаил Метцель / РИА Новости

Пожелание присоединиться к странам БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай и ЮАР) выразили Аргентина и Иран. Российские политики на фоне обрушения отношений с Западом из-за военных действий на Украине все чаще говорят и спорят о том, реально ли, что именно объединение БРИКС, население стран которого составляет почти половину населения мира и значительную часть мирового ВВП, сможет стать одной из основ нового миропорядка.

Говорят, в начале нулевых сам термин BRIK (тогда без ЮАР) придумал один банковский аналитик в американском инвестбанке «Голдман Сакс» — для обозначения тогда казавшихся наиболее перспективными и динамичными экономик мира. Но сейчас уже не этот признак объединяет пятерку стран, их развитие не вполне равномерно, по разным причинам. В то же время, наверное, одной из важнейших «скреп» объединения является попытка выработать и заставить работать «правила игры» в мировой экономике, которые будут отличными от тех, что диктует сегодня практически монопольно коллективный Запад.

В этом смысле БРИКС — это скорее «коллективный Юг». Несмотря на довольно длительное сосуществование, БРИКС все еще не является формальным экономическим блоком, хотя медленно двигается в данном направлении. Потенциал есть: общее население объединения составляет около 3,2 млрд человек (более 40 процентов населения мира!). Правда, подавляющее большинство этого населения проживает в Индии и Китае, которые составляют костяк объединения, рассматривая его как важный рынок сбыта своей продукции. По состоянию на прошлый год, совокупный ВВП стран, входящих в БРИКС, оценивался МВФ в 25,3 трлн долларов.

БРИКС постепенно создает собственную финансовую инфраструктуру. В 2014 году был учрежден Новый банк развития (НБР). Он стал первым международным банком, созданным странами, считающимися «развивающимися». Целью его является финансирование в основном инфраструктурных и других долгосрочных проектов не только в государствах БРИКС, но и в других развивающихся странах. В 2021 году НБР одобрил расширение состава членов за счет ОАЭ, Уругвая и Бангладеш.

Уже не первый год ведется работа по созданию единой резервной валюты БРИКС, о чем вновь напомнил недавно Владимир Путин, обращаясь к участникам делового форума БРИКС. Однако пока никакой конкретики на сей счет не появилось, мы в самом начале пути. Мотивы России на сегодня понятны, она — едва ли не самая заинтересованная страна.

После начала военных действий на Украине Запад пытается организовать полную экономическую и финансовую изоляцию России. Поэтому российские власти провозгласили курс на снижение роли доллара США и евро в международных расчетах при возрастающей роли валют «дружественных стран» и рубля. Новая резервная валюта необходима также в целях обслуживания внешнего долга и проведения взаиморасчетов между дружественными странами.

Она могла бы позволить избежать финансовых рисков отдельных валют стран БРИКС. В принципе другие страны БРИКС тоже заинтересованы в дедолларизации, хотя для них это «не так срочно», как для России. В разное время ведь все пять членов объединения оказывались в той или иной степени под санкциями США, а на сегодня не только Россия, но и Китай, хотя в несравнимо меньшей степени, находятся под западными ограничениями.

Китай, который имеет огромный товарооборот с Америкой (766 млрд долларов по состоянию на прошлый год), являясь ее главным торговым партнером, проявляет осторожность, открыто не выдвигая лозунг дедолларизации, однако поддерживает тезис о «диверсификации» системы расчетов и готов в принципе поддержать идею единой резервной валюты внутри БРИКС. При этом, по сравнению с другими членами БРИКС, Китай обладает большими ресурсами и лучше подготовлен для продвижения дедолларизации сразу по нескольким направлениям, включая БРИКС.

Нынешний президент Бразилии Болсонару придерживается более прозападной (проамериканской) ориентации, чем его предшественник, социалист Лула да Силва. С одной стороны, произошел рост торговых отношений Бразилии и Китая, в которых обе страны стали более активно использовать двусторонние расчеты в национальных валютах.

С другой стороны, экспорт Бразилии в США составляет около 20 процентов общего экспорта страны, а доля доллара в экспортных расчетах Бразилии составляет не менее 90 процентов. Поэтому, не выступая против дедолларизации, Болсонару не хочет все же рисковать.

Индия до последнего времени не поддерживала идею новой резервной валюты БРИКС. Отношения Индии с США в последнее время улучшаются, тогда как историческое соперничество с Китаем никуда не ушло. В принципе Индия заинтересована в двусторонней торговле в национальных валютах. Однако более 80 процентов индийского импорта осуществляется в долларах, хотя только 5 процентов импорта страны приходится на США. Более 80 процентов индийского экспорта также осуществляется в долларах, хотя доля экспорта в США составляет лишь 15 процентов. Что касается ЮАР, то ее экономика слишком мала, чтобы навязывать свои условия, но в целом она поддержит усилия по продвижению использования местных валют во взаимной торговле.

Теоретически курс новой наднациональной валюты должен быть привязан к курсам национальных валют. То есть речь пойдет о корзине валют стран БРИКС. При этом новая резервная валюта не может быть построена на китайском юане как на «главной» валюте. Она должна быть свободно конвертируема (этим свойством на сегодня не обладает ни одна валюта стран БРИКС), ее должны принимать и обменивать все банки мира. Если речь не только о безналичной форме, то валюта должна также повсеместно приниматься к обмену. Также валюта должна быть «подкреплена» товарами и ресурсами стран — членов БРИКС.

Эмитентом новой валюты мог бы стать НБР, где каждая страна имеет около 20 процентов доли в капитале. Однако надо учитывать, что после начала военной операции на Украине НБР заморозил все операции с Россией. Что будет дальше, пока неясно. Однако в условиях, когда даже отдельные страны — члены БРИКС вынуждены хотя бы частично соблюдать антироссийские санкции (как Китай или Индия, например), ни о какой единой валюте речи быть не может.

До последнего времени товарооборот между членами объединения продолжал расти. Так, по итогам прошлого года товарооборот нашей страны со странами БРИКС вырос на 40 процентов — до небывалых 164 млрд долларов. Рост продолжился такими же темпами в этом году.

Что касается идеи расширения числа участников БРИКС, то сама по себе эта идея не нова. Она высказывалась еще в 2013 году, когда страны БРИКС по инициативе Южной Африки начали приглашать соседей и потенциальных партнеров участвовать в саммитах в качестве наблюдателей. В 2017 году под временным председательством Китая был запущен в ход термин «БРИКС плюс».

Новый порядок: удастся ли России выработать другие правила игры в мировой экономике Фото: forumspb.com

Однако до сих пор по этому вопросу не достигнуто никакого прогресса: отсутствуют критерии и механизм принятия, также предполагается, что прием должен быть одобрен всеми участниками — консенсусом. Возможно, с этим будут проблемы, учитывая также то обстоятельство, что внутри БРИКС существуют давние и глубокие противоречия и соперничество между Китаем и Индией, которые сами по себе угрожают единству БРИКС.

Также до недавних пор считалось, что Китай использует предложение о расширении как еще один инструмент для распространения своей мягкой силы.

Впрочем, в нынешних условиях Россия явно не будет возражать против такого расширения. Москва видит в расширении объединения возможность развивать интеграцию с другими региональными блоками.

Это также послужило бы укреплению веса БРИКС в международных финансовых организациях, продвижению платежных систем в национальных валютах и сотрудничеству между региональными финансовыми институтами. В нынешних условиях санкций такие инициативы помогут защитить российскую экономику от западной изоляции. Также заинтересована в расширении и ЮАР, которая стремится укрепить свои позиции в качестве «ворот в Африку».

А вот Бразилия и Индия менее склонны к экспансии. Некоторые недавние заявления указывают скорее на негативное отношение к приему Аргентины к вступлению в БРИКС (экономика этой страны достаточно слаба, до 2020 года она пережила девять дефолтов по внешним долгам, инфляция превышает 50 процентов в год). Индия, в свою очередь, не будет в восторге от присоединения к БРИКС Пакистана (такие предложения звучали), с которым у нее исторический пограничный конфликт. Также Индия опасается, что расширение БРИКС за счет близких к ней стран (в том числе Ирана) будет благоприятствовать интересам Китая, связанным с инициативой «Один пояс, один путь».

Таким образом, говорить о том, что уже в скором времени по степени интеграции БРИКС сравнится с ЕС, пока рано.

Однако и сам Евросоюз шел к нынешнему состоянию более полувека. Так что в долгосрочном плане БРИКС имеет некоторые шансы стать мощным интеграционным объединением, живущим по собственным правилам, а не тем, которые диктует «коллективный Запад».

МНЕНИЕ

Будущие лидеры планетарной системы

Максим Чирков, доцент Кафедры политической экономии экономического факультета МГУ:

— Аргентину и Иран, я думаю, в БРИКС примут. На наших глазах формируется блок стран, которые в течение ближайших лет станут лидерами мировой экономики. Дело в том, что авторитет и инвестиционная привлекательность как США, так и стран ЕС стремительно снижаются. Заморозка российских валютных резервов наглядно показала, что политика у сегодняшних мировых лидеров идет впереди экономики. Сохранность средств они не гарантируют, а значит, и инвестировать в их экономику становится опасно.

Есть и другая проблема: практически ничего реального нынешние номинальные лидеры не производят. Ну да, есть «Гугл», «Фейсбук» (запрещен на территории РФ. — «ВМ») и «айфон». Но без них не так уж трудно обойтись. А как обойтись без нефти, газа, одежды, обуви, продуктов питания? Страны БРИКС сегодня представляют реальный сектор экономики, который в связи с разразившимся на фоне Украины кризисом наконец-то вышел на первое место. Мало кого волнует, сколько стоит «Гугл», — всех волнует, сколько стоит газ! Пока БРИКС — это экономическое содружество. Но, как показывает практика, такие союзы быстро становятся политическими. Особенно если учесть, что, например, у России, Китая, Бразилии и Индии есть серьезные претензии к США. А про Иран и говорить нечего.

Иными словами, общий противник присутствует, он должен объединить. Кстати, уже сейчас БРИКС мощнее «Большой семерки». В странах блока живут 43 процента населения земли. А совокупный ВВП — 25 процентов мирового, если считать в долларах. А если этот ВВП перевести в товары и объем услуг, то выяснится, что он значительно больше. Я убежден, что за странами БРИКС будущее. Мировые лидеры меняются, это неизбежный процесс. Россия, вступив в БРИКС, оказалась в правильной компании.

Появился свежий полюс силы — Евразийский

Василий Колташов, руководитель Центра политэкономических исследований:

— «Большая семерка» себя изжила. Ну приехали ее лидеры в Баварию, сняли пиджаки, пошутили, пофотографировались на фоне любимых гор Гитлера. А дальше-то что? Справиться с Россией, даже сообща, они не могут. Инфляция в их странах — самая высокая за последние 30–40 лет. В Европе она даже выше, чем в среднем по миру. Прогнозы лидеров стран «Большой семерки» не сбываются, и мир движется по траектории, которую не они начертили. «Большая семерка» — это уходящая натура. А приходящая — это БРИКС. Это второй, набирающий мощь полюс силы — Евразийский, ведь ядро БРИКС — это Россия, Индия и Китай. Вообще БРИКС — это «антисемерка», которая, я думаю, вырастет до 20–30 стран.

Туда могут войти Венесуэла, Мексика, Индонезия, Малазия, Филиппины, то есть государства с большим населением и, как следствие, большим рынком сбыта. Эти страны вполне могут поддерживать друг друга, заключая договоры между собой и развивая собственные экономики. Блок БРИКС будет кардинально отличаться от «Большой семерки», которую справедливо называют «США и ее шестерки».

У этого блока не будет одного явного лидера, а взаимоотношения станут основываться не на выкручивании рук, а на принципах взаимной выгоды — экономической и политической. А также на соблюдении принципов ООН и международных законов. Почему это произойдет? Потому что мир устал от однополярного мира, он не хочет подчиняться США, которые думают исключительно о своих интересах. Такой миропорядок пытались разрушить антиглобалисты, пик деятельности которых пришелся на 1995–2005 годы. Но у них ничего не получилось по одной простой причине — не было экономической базы.

Блок БРИКС — эта экономическая база и есть. Пройдет несколько лет, и он заменит собой самозваных лидеров мира.

Подкасты