- Город

Инок Киприан: Война укрепила и многое изменила. Это был главный период жизни до Бога

Москвичам напомнили о режиме работы организаций на выходных

В Москве за сутки зафиксировано еще 114 зараженных коронавирусом

Сергей Собянин открыл Некрасовскую линию метро

Врач из Германии о коронавирусе: Немцы на грани выживания, их успокаивают русские

Сотрудник Кремля заболел коронавирусом

Каким будет мировой порядок после коронавируса

Скончался президент Института Пушкина Виталий Костомаров

Вступительные экзамены в российских вузах могут перенести

«Говорили о великом Путине»: как итальянцы отреагировали на помощь России

Космонавт объяснил, как сохранить физическое и психическое здоровье в замкнутом пространстве

Роман Вильфанд рассказал о погоде на весну и лето в России

«Все идет по утвержденному сценарию»: политолог — о наступлении новой мировой войны

«Боже, храни Лукашенко!»: русско-украинская семья сбежала от коронавируса в Минск

Как мировой кризис отразится на жизни простых россиян

Врачи предупредили о новом симптоме коронавируса

Инок Киприан: Война укрепила и многое изменила. Это был главный период жизни до Бога

Инок Киприан на Красной площади перед началом парада в честь 74-й годовщины Победы

ФОТО: Сергей Бобылев/ТАСС

Валерий Бурков — так в миру зовут инока Киприана. Правда, как говорит монах, определила его мировоззрение в большей степени война, а не мир. Мой собеседник — предпоследний советский солдат, удостоенный звания Героя Советского Союза.

Валерий родился в 1957 году в Курганской области. Отучившись в школе, пошел по стопам отца, военного летчика Анатолия Буркова. Окончил Челябинское высшее военное авиационное училище, служил на Дальнем Востоке. Вслед за отцом стремился он и в Афганистан, несмотря ни на частые проблемы со здоровьем, ни на предложение хорошей должности вне зоны боевых действий. Даже гибель отца в ходе Панджшерской операции не остановила Валерия.

В 1984 году он оказался там, на войне, в должности передового авианаводчика, в чьи обязанности входила корректировка ударов с воздуха по позициям противника.

В провинции Кандагар солдат много раз участвовал в операциях 70-й отдельной мотострелковой бригады. Весной 1984 года, подорвавшись на мине, был тяжело ранен, лишился обеих ног. В процессе лечения перенес три клинические смерти. Но не сломался! Вернулся в вооруженные силы. Окончил Военно-воздушную академию имени Ю. А. Гагарина, служил в Главном штабе ВВС. В отставку вышел в звании полковника.

— Для меня война — главный период в жизни до Бога. Она многое во мне изменила, укрепила внутренний стержень, расставила все на свои места, — сказал отец Киприан корреспонденту «ВМ». — Ценности изменились: я понял, что такое человеческая жизнь. А деньги, карьера, успех стали для меня ничем. Конечно, война — это удар по душе. И она может сломаться или укрепиться — смотря в каком состоянии была, когда человек попал на войну.

— Правда ли, что самое страшное — первый обстрел?

— Нет, — говорит отец Киприан. — Это как с парашютом впервые прыгать. После нескольких раз осознаешь происходящее, и страх растет. Наступает миг, когда прыгать не хочется. Но если себя преодолеть, дальше — как по накатанной. Так на войне и в любом деле.

Тяжелые травмы и протезы не помешали Буркову ни прыгать с парашютом, ни создать семью. После возвращения из горячей точки он начал писать об Афганистане песни. Переехал в Москву, занимался социальной работой. В 1991 году занял должность советника президента РСФСР по делам инвалидов. Добивался успехов в политике и бизнесе, получил несколько высших образований. А в 2009 году вдруг понял: выгорел, не его это путь. Обратился к религии. Спустя семь лет отрекся от мирской жизни, приняв монашеский постриг. И теперь инок Киприан считает, что война духовная, за души человеческие — самая тяжелая на свете.

ИСТОРИЯ

Должность авианаводчика — одна из самых рискованных на войне. Военнослужащий, в чьи обязанности входило указывать пилотам координаты для авиаудара, подбирался к врагам как можно ближе, следил, как они перемещаются, чтобы получить эти данные. На этих специалистов всегда высокая нагрузка. По рассказам ветеранов боевых действий в Афганистане, отдыха между спецоперациями почти не было.  

Читайте также: В окопах атеистов нет. Как жизнь под пулями заставляет поверить человека в возможность выжить

Новости СМИ2

Анатолий Горняк

Самоизоляция — штука полезная

Михаил Бударагин

Сидите дома — исполняйте долг

Георгий Бовт

Помощь малому бизнесу: всех не спасти

Александр Лосото 

Заразу-2020 можно победить

Олег Сыров

Готовим дома мульгикапсад: вкусно и по-эстонски медленно

 Александр Хохлов 

Спастись от пандемии, приготовиться к войне

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

Зачем Господь взалкал в пустыне?

Стать фармацевтом со школьной скамьи

Полезная неорганика поможет жить до ста лет

Упал — отжался!

Нейрохакинг: тело учит мозг быть здоровым и счастливым