- Город

Валерий Газзаев: Тот, кто не прошел дворовый футбол, не станет мегазвездой

Сергей Собянин выслушал просьбы жителей

Заслуженный преподаватель МГУ умер после отравления «Кротом»

Синоптики подсчитали вероятность снега на Новый год в Москве

Стало известно, сколько историк Соколов пробудет в центре психиатрии Сербского

Время творить чудеса: в Москве собрали «Корзину доброты»

США ввели новые санкции против ряда российских компаний и граждан

Спасти еду, чтобы спасти людей

Стала известна стоимость билетов в парк «Остров мечты»

Депздрав посоветовал сбрить бороду и усы в сезон гриппа

Как правильно рассказать ребенку, что Деда Мороза не существует

Названо условие, которое поможет реализовать закон о единой зарплате учителей

Пилотам, посадившим борт с Путиным, вручили пирог от шеф-повара Кремля

Назван главный цвет 2020 года

Алла Пугачева: У меня никогда не было нормальной семьи

Александр Петров впервые опубликовал фото с новой возлюбленной

Валерий Газзаев: Тот, кто не прошел дворовый футбол, не станет мегазвездой

Валерий Газзаев на работе: как главный тренер ЦСКА на матче ЦСКА — «Зенит» в 2008 году

ФОТО: Виталий Белоусов/ТАСС

7 августа Валерий Газзаев, советский и российский футбольный тренер, а ныне депутат Государственной думы, отметит 65-летие. Накануне юбилея Валерий Георгиевич ответил на вопросы журналиста Евгения Додолева, и разговор этот начался не с самой простой темы.

— Первый вопрос вам как человеку с юридическим образованием: если бы были судьей, какой приговор прозвучал бы в отношении футболистов Кокорина и Мамаева?

— Ну не такой жесткий. Для них это огромный жизненный урок, удар по репутации. Они в полной степени ощутили и осознали систему уголовного наказания. Но мера пресечения, на мой взгляд, чересчур. Учитывая все-таки, что такие инциденты у нас очень часто бывают...

— Мне кажется, звезды и позволяют себе, скажем так, чуть больше, чем остальные.

— Надо оставаться в рамках приличия, надо понимать: когда вы добиваетесь больших успехов, многие на вас равняются.

— А в советское время такая свобода — стулом по голове, выпить с утра — была?

— Всякие ситуации бывали... В свое время был осужден — раз мы этой темы коснулись — Эдуард Стрельцов, величайший футболист.

— Но его подставили!

— Конечно, подставили (в 1958 году был обвинен в изнасиловании и осужден — прим. «ВМ»). Это был действительно гениальный футболист. Настоящая звезда. Тогда сравнивали Пеле и Стрельцова, это фигуры равнозначные были. Он семь лет отсидел в колонии, вышел и два года подряд был лучшим футболистом страны! Это говорит о таланте человека...

— Раз мы уже затронули тему «Газзаев — юрист», расскажите, почему все-таки не пошли по этой стезе?

— Я окончил Всесоюзный юридический заочный институт. В московском «Динамо» моя карьера футбольная была предопределена, я был уже аттестован как старший лейтенант МВД. И дальнейшую судьбу связывал с прокуратурой, с судебной системой. Но потом, когда закончил играть, зашел в детскую спортивную школу посмотреть, как дети занимаются, и решил, что мой путь — это путь тренера.

— Я читал, что когда переходили из «Динамо» в «Спартак», вас вызывали на Лубянку.

— Это было в 1979 году, когда я перешел из московского «Локомотива» в московское «Динамо». Тренером был Александр Александрович Севидов — выдающийся специалист и великолепный человек. В январе, во время подготовительного этапа, сборная СССР выезжала в Италию на очередной предсезонный сбор и товарищеские матчи. Тренером сборной был Никита Павлович Симонян. И нас — шесть человек из «Динамо» — пригласили в состав национальной сборной. А остальные игроки московского «Динамо» уехали в Америку на коммерческие турниры.

И Севидов встретил там давнего своего друга по Киеву, который эмигрировал в Америку. У него был магазин в Лос-Анджелесе, куда Севидов привел всю команду. По приезде из Америки накатали куда нужно, что он с сионистом встречался, еще и приукрасили. И на собрании во главе с председателем Центрального совета «Динамо» тренера Севидова «освободили».

И я прямо на собрании заявил, что я-то приходил к тренеру Севидову, а вы его уволили, поэтому меня здесь ничего больше не держит. Встал и уехал домой. Через 30–40 минут черный воронок подъехал к дому, и мне объяснили что и как...

Вот с тех пор — 1979 год! — и по сей день московское «Динамо» ни разу не стало чемпионом. Какое-то проклятье наложено... А «Динамо» могло стать чемпионом, для этого все было.

— Вас «опекали»? Вам же в Стамбуле предлагали три миллиона лир за переход.

— Это раньше, в 1977-м. Мы выехали с московским «Локомотивом» на контрольные матчи с «Галатасараем», «Фенербахче», «Бурсаспором» и «Трабзонспором» — четыре коммерческие игры. После одной из игр представители клуба приехали к нам на базу в Стамбуле: «Вот лежит контракт на полтора миллиона долларов, через эту калитку выйдете, там машина стоит, сядете — и вопрос закрыт». Честно могу сказать: даже не смотрел на этот конверт. Думал о родителях и о братьях. Только женился год назад. И ответил: «Это исключено и невозможно». И по сей день ни о чем не жалею.

Люди в советское время все-таки были более патриотичными. За всю мою карьеру ни один футболист не остался за рубежом. Какие звезды были в советском футболе! В киевском «Динамо», тбилисском «Динамо», «Спартаке» , московском «Динамо», «Арарате» играли звезды европейского уровня. Многие могли уехать, но никто этого не сделал. Потому что воспитание было другое. Любовь к своей стране, любовь к своей семье, друзьям.

— Вот вы играли в тбилисском «Динамо», вопросов к осетину не возникало?

— Что вы! Тогда была одна страна. Во дворе, где я вырос, было 18 национальностей. Никто никогда не поднимал эти вопросы. Приезжаешь в Тбилиси или приезжаешь в Ереван, в Баку, в Ташкент, в Душанбе — и тебя как родного встречают. Это все-таки очень важно было. Россия пережила потрясения 90-х годов, практически была на грани развала. И сегодня посмотрите, какая стала цветущая страна. Мы должны гордиться, что живем в этой стране. Видим, какие колоссальные изменения произошли. Мы проводим крупнейшие мировые турниры, Олимпийские игры. Чемпионат мира по футболу показал, на каком уровне мы сейчас. А какая была пропаганда западных средств массовой информации, чтобы блокировать и не ехать на чемпионат мира. Почему? Потому что люди приедут, увидят. И приехали, и увидели, что это гостеприимная, процветающая, добрая страна.

И, если помните, тренер сборной Англии Гарет Саутгейт, выступая на пресс-конференции, сказал: «Я очень сожалею, что наши болельщики не приехали из-за пропаганды наших СМИ, отличная страна, нас принимают великолепно, к нам относятся великолепно».

— Вернемся к СССР. 10 лет назад вас пригласили возглавить киевское «Динамо». Тогда, в 2009 году, уже что-то было в атмосфере? Кто-то предполагал, что через пять лет там начнется война?

— Вы знаете, нет. Великолепные условия, великолепные отношения. Одни из лучших, которые у меня вообще были как у тренера. Я тогда даже представить себе не мог, что мы будем враждовать.

— Говорят, футбол должен быть вне политики. Не получается. Очень часто приходится читать, ну, что делают артисты, спортсмены в Государственной думе?

— Это обманчивое впечатление, там работают специалисты. Специалисты в профильных комитетах: по экономике, спорту, здравоохранению, бюджетной политике. Что касается нашего Комитета по физкультуре, спорту и делам молодежи — конечно, мы ведем работу во всех направлениях. Очень много внимания уделяем сегодня молодежи, очень много встречаемся.

У нас в комитете три трехкратных олимпийских чемпиона, два двукратных олимпийских чемпиона, олимпийские чемпионы и чемпионы мира по различным видам спорта, которые много встречаются с молодежью, посещают все турниры. Важна тесная связь с Министерством спорта, потому что любой законопроект обязательно надо согласовать с нашим комитетом.

В самый разгар допингового скандала делегация Комитета по спорту выезжала в Бонн, встречалась с президентом Паралимпийского комитета, обсуждались темы, которые тогда были актуальны.

Мы вместе с коллегами внесли в Госдуму законопроект о льготном налогообложении для бизнеса и компаний, которые финансируют профессиональный спорт. Такой закон есть в Китае. Вот, к примеру, там есть гигантская компания «Али-Баба-групп», для нее налог на прибыль снижен с 25 до 15 процентов, потому что они финансируют профессиональный спорт. Поэтому сегодня там небывалый подъем и стремительное развитие.

Валерий Газзаев в 1992 году как главный тренер команды «Динамо» во время разбора ошибок футболиста Андрея Кобелева / Игорь Уткин/ТАСС

Валерий Газзаев в 1992 году как главный тренер команды «Динамо» во время разбора ошибок футболиста Андрея Кобелева

ФОТО: Игорь Уткин/ТАСС

А у нас сегодня практически 90 процентов профессиональных футбольных клубов — я могу говорить про футбол, наверняка такая же ситуация и с остальными видами спорта — финансируются за счет федерального и регионального бюджета. Сегодня только за счет частных инвестиций можно содержать профессиональные клубы.

Много разговоров идет о том, что надо снижать заработную плату. Заработная плата зависит от бюджета. А бюджет зависит о того, сколько сегодня клуб зарабатывает. И президент страны Владимир Владимирович Путин неоднократно подчеркивал, что надо снижать ассигнования, государственные дотации на профессиональный спорт и увеличивать на массовый, на детско-юношеский, на спортивную инфраструктуру. Считаю, что сегодня профессиональный спорт может существовать только за счет частных инвестиций и государственно-частного партнерства. Но для этого надо и бизнесу создать условия за счет льготного налогообложения.

— Вы упомянули взаимодействие с министерством. Как оцениваете деятельность Виталия Мутко на посту министра?

— Прекрасно. Олимпийские игры, чемпионат мира прошли идеально. Что можно сказать? Только похвалить.

— Себя видели министром спорта?

— Вы знаете, в 2016 году мы с Виталием Леонтьевичем Мутко боролись за пост президента Российского футбольного союза, я ему проиграл 60 голосов. Но я действительно сознательно шел на пост президента РФС, потому что у меня была и есть программа. Но тогда проиграл. Я думаю, что тогда у Виталия Леонтьевича было и возможностей больше, в том числе административных. Но тем не менее я считаю, что в российском футболе нужны существенные реформы. Сегодня, после чемпионата мира, мы видим, какие стадионы построены, какая великолепная спортивная инфраструктура создана. И посмотрите, люди уже семьями ходят на футбол, потому что удобства совсем другие.

И я думаю, что сегодня наш отечественный футбол должен подняться до уровня нашей спортивной инфраструктуры. Вот тогда мы будем действительно в Европе занимать ведущие позиции.

Но мы пока не конкурентоспособны на европейской арене. Мы должны выигрывать или хотя бы участвовать в финалах, полуфиналах таких престижных турниров, как Лига чемпионов и Лига Европы. Вот тогда будут говорить об уровне нашего футбола в нашей стране и за рубежом.

— Мне кажется, мальчики не играют в футбол так, как в наше время. Потому что, может быть, есть выбор. У нас, кроме футбола, в общем-то из развлечений мало что было.

— Сейчас время другое. Раньше мы приходили из школы, родители на работе. Забрасывали портфель. Корку хлеба с маслом поел, сахаром посыпал. И до вечера шесть часов во дворе. Поиграешь в футбол, потом родители приходят — загоняют домой. Учишь уроки. И вот так каждый день. Сегодня, надо сказать, совсем другие интересы. И, конечно, я не против Интернета, не против гаджетов и всего остального. Но я считаю, мы сегодня должны существенным образом заниматься нашей молодежью. Все звезды мирового спорта и футбола вышли из дворовых команд. Потому что тот, кто не прошел дворовый футбол, не станет мегазвездой. Потому что в дворовом футболе тебе доступно все.

Над тобой никто не стоит, тренер не кричит: «Отдай пас, не водись». Техника, характер, лидерские качества — все вырабатывается во дворе, когда ты вместе со своими ровесниками. Вот тогда, наверное, и получается.

И вот мы коснулись Советского Союза. «Кожаный мяч» — это же была целая система. Это только я беру дворовый футбол. И я был куратором дворового футбола Москвы и Московской области, 187 команд. Три Лиги играли: до 17 лет, с 17 до 45 лет и Женская лига. Каждую субботу и воскресенье. Энтузиасты. Исключительно тренеры-энтузиасты собирали дворовый футбол. Я вот ходил на эти матчи, когда у меня были время и возможности, а информационное сопровождение проводила газета «Спортэкспресс».

— Когда газету упомянули, я вспомнил, что в вашей биографии же был эпизод, когда вы были газетчиком: писали для «Советского спорта».

— Ну, надо было как-то зарабатывать. Я тогда учился в высшей школе тренеров.

— Ну, всем известно, как звезды спорта, политики, кинематографа относятся к газетчикам. Что самое нелепое и обидное писали про Газзаева?

— Ну, очень много писали и по сей день пишут. И очень много нелепого и необъективного. Я думаю, такими людьми движут зависть и лицемерие.

— Ну хорошо, а тогда, с вашей точки зрения, что самое обидное было в карьере? Незабитый пенальти, когда тбилисское «Динамо» с московским «Динамо» играли? Или что-то было посерьезнее?

— Сложно что-то вспомнить сейчас, потому что я сделал блестящую карьеру. Единственное, о чем сожалею, что мне не удалось сыграть на чемпионате мира в составе сборной. Ну, тогда вроде и возможности были, но подход к комплектованию и формированию национальной сборной был совсем другой.

— А я другую версию слышал. Я слышал, что Газзаев не командный игрок. Что он такой вот одиночка, индивидуалист.

— И очень хорошо. Я всегда считал, что в команде должны быть сильные индивидуальные игроки. Я вообще начал свою карьеру в сборной у Никиты Павловича Симоняна в 1978-м. И в первом же матче сломал ключицу. Но в целом я считаю, что все-таки мы сегодня видим: красота и ценность футбола, конечно, в индивидуальных качествах футболистов. То есть это задача тренера — взять сильного индивидуального игрока и встроить его в систему коллективных действий. Вот тогда и получается сильная команда.

И сегодня мы видим игроков, особенно группы атаки, которые обладают высоким индивидуальным мастерством. А форвард — а я был форвардом — он должен быть немножко и эгоистом.

У него должна быть жажда забить гол, опередить защитника. Без этого невозможно. И мы видим Роналду, который, где бы ни играл, блистает, или Месси...

— С которым вас сравнивают часто.

— Ну, знаете, меня сравнивать с Месси не надо. Месси — это инопланетянин. Но манера игры, да, была. И чем больше у нас будет индивидуально сильных игроков, тем лучше. Назовите мне сейчас в России технаря, который может шнурануть двух–трех игроков? Вы разведете руками.

А нужно, чтобы появлялись игроки, которые смело идут в обыгрыш, могут сыграть нестандартно. Такие игроки и такие действия нужны сегодня нашему футболу. То есть фактически совсем другая психология и другое отношение.

ОБ АВТОРЕ

Евгений Додолев — известный журналист и медиаменеджер, в настоящее время ведущий авторских программ на каналах «Россия 1» и «Москва 24».

Читайте также: Алексей Смертин: Юные футболисты не получают шанса, потому что им говорят — иди в вуз

Новости СМИ2

 Александр Хохлов 

Мир, война или стена

Алиса Янина

Раймонд Паулс и навязчивые русские

Камран Гасанов

Владимир Зеленский — человек посередине

Борис Клин

РПЦ и закон о домашнем насилии: что с ним не так

Ирина Алкснис

Мочить террористов в сортире. 20 лет спустя

Анатолий Горняк

Несмешной анекдот про судей

Антон Крылов

«Воинственные русские»: китайцы правы

Митрополит Калужский и Боровский Климент 

Есть ли старцы сегодня?

Екатерина Рощина

Новогодний ад потребления

Кто прав, кто виноват. Хороший юрист не должен давать волю эмоциям

Быстрее всех вырастила микрорастение из пробирки

Пройдя путем героя, начинаешь больше ценить прошлое

Беззаботное счастье царской семьи