Актриса Виктория Толстоганова об отношениях, чувстве вины и женской силе
Кадр из фильма «На дальних рубежах » / 2020,  Киностудия Соль

Актриса Виктория Толстоганова об отношениях, чувстве вины и женской силе

Интервью

В четверг, 9 октября, завершился Московский международный кинофестиваль. Главную роль в конкурсном фильме «На дальних рубежах» исполнила Виктория Толстоганова. «Вечерка» поговорила с актрисой о честности в отношениях, уме и женской интуиции.

— Виктория, в прошлом году в фильме «Гроза» вы сыграли деспотичную свекровь, у которой изменяет невестка. Здесь играете изменщицу?

— Мария — не изменщица в привычном понимании. Она не горазда врать. Женщина сразу идет исповедоваться в церковь. Для нее самой это не менее шоковая ситуация, чем для остальных участников.

— По сюжету ваша героиня с мужем-военным и сыном-школьником готовятся к переезду с базы в Киргизии в Рязань. Почему вдруг происходит эта измена?

— Ее толкнула на такой поступок маята переезда, неустроенности в текущем моменте. Вроде бы все хорошо, и она уже почти заходит в поезд, но вдруг спотыкается и проваливается в какие-то непонятные чувства. Когда мы находимся на эмоциональном пике неких событий, иногда вдруг начинаем испытывать чувства, без которых бы могли обойтись. Она ведь не Катерина из «Грозы» Островского, которая не могла не полюбить. В его пьесе есть история освобождения. Тут, наоборот, Мария сама себя увлекает на этот странный и опасный путь.

— Почему это произошло?

— Мы же взрослые люди. Мы знаем, что чувства могут уставать, могут проходить через разные периоды жизни. Но для того и существует душа, которая должна трудиться, чтобы вытаскивать их на новый уровень. Мария же, возможно, из-за отсутствия предыдущего жизненного опыта, поддается тому, что ее повело. И таких людей на самом деле много, и их очень жаль. Женщина вдруг поверила, что может испытывать непривычно сильные чувства.

Тут, с одной стороны, хочется сказать: «И пусть. Если бы этого не было, она что, так до старости бы и промаялась?» А с другой стороны, грустно, что люди иногда принимают за любовь неистинную любовь. Просто желание внутри всколыхнулось, а от неопытности показалось, что надо бежать за чувством.

— Что вы думаете об изменах в целом?

— С одной стороны, без измен не было бы не только жизни, но и всего искусства. История любовного треугольника стара как мир, вечна. На самом деле она, наверное, тоже двигает жизнь. Так рождается и умирает любовь. Но, с другой стороны, думаешь — как так? Ведь трем людям по-разному действительно дико больно — и тому, кому изменяют, и тому, кто изменяет. Эти люди реально несчастны. И что же нам всем мешает жить любя и не изменять? Но что-то мешает — в людях заложена какая-то слабость, несовершенство. И виноват всегда не один человек, а оба. И вот мы все дергаемся, изменяем, стараемся делать вид, что жизнь продолжается...

— Но за изменой всегда неизбежно возмездие?

— Наш режиссер Максим Дашкин говорит, что измена — равно наказание. Сперва думаешь, а так ли героиня виновата? Ведь есть какие-то пути, ходы. Но нет никаких путей, неизбежна расплата.

— А может быть иначе?

— Бывает. На самом деле есть пары, и некоторые из них я знаю, которые прожили и проживут всю жизнь вместе. Это такой дар Божий, которому остается только завидовать. Здорово, что кому-то действительно повезло. Ведь они же ничего не придумывают, не держат себя за волосы и не приковывают к кровати, чтобы не изменить, а просто живут друг с другом. И это такое счастье, которое случается, но довольно редко.

Актриса Виктория Толстоганова об отношениях, чувстве вины и женской силе Кадр из фильма «На дальних рубежах » / 2020,  Киностудия Соль

— Вы играете в основном сильных женщин, и по вам чувствуется, что и в жизни в вы такая же. Что определяет женщину как сильную?

— Женщине, мне кажется, сложнее в этом мире, чем мужчине. По-моему, мужчины рождены с уверенностью, что они главные, и ничто это не изменит. Хотя и мужчины бывают разные.

Но если говорить о том, что для женщины значит быть сильной... Быть умной, наверное. Для меня это, можно сказать, равные понятия. Мне кажется, умный человек всегда силен. Даже если он слаб, значит, он считает, что нужно быть слабым в этот момент. Но когда решение идет от ума — оно всегда верное. Считаю, что в жизни всем должна руководить голова, которая может дать тебе возможность быть и сильной, и слабой, и любить, и не любить. Бежать за чувствами — это прекрасно, конечно, и это свобода. Но к силе, по большому счету, это не имеет никакого отношения.

— Если мы говорим про ум, то что вы вкладываете в это понятие? Ведь это не эрурдированность...

— Нет, не эрудированность. Это какое-то умение выстроить правильную логическую цепочку в своей голове, правильно оценить события, правильно отреагировать на них. На самом деле образованность сюда тоже входит. Чем больше человек читает, тем, мне кажется, он правильнее себя ведет, как ни крути.

— А интуиция подключается сюда же?

— Ну, конечно да. Интуиция — это отличное чувство. И если оно у тебя есть и ты ему доверяешь, то это круто. Я, например, не доверяю. Потом всегда думаю: «Ну я же знала, что у меня хорошо работает интуиция! Почему же я так не сделала?»

— Когда вы играете тяжелые драматические роли, трудно переживать эти чувства?

— Главное, чтобы материал был хороший, чтобы душа откликалась и хотелось играть. Ведь наслаждение актер получает не только от радостных сцен и событий, а от всего, что удается сыграть хорошо. Тогда даже особой тяжести не ощущаешь. Потому что за образом моего персонажа всегда стоит мое актерское желание сделать свою работу качественно. И если мне это удается, я получаю положительные эмоции, как бы ни было тяжело моей героине в этот момент.

— А от чего вы хотели бы защитить своих детей?

— От чего хочу — от того не смогу защитить. Я хочу, чтобы им никогда не было плохо. Чтобы они никогда не страдали. Надо мной смеются все, говорят: «Ты что, без страданий невозможна жизнь. Сама свои страдания любишь и помнишь, а хочешь, чтобы дети их не испытывали». Но я действительно хочу, чтобы моих детей никто не обижал. И понимаю, что это невозможно, что они должны быть готовы ко всему. Но я адекватная, как мне кажется, мама, спокойная и никогда не реагирую остро на их переживания и сложности. Наоборот, говорю, что все это — ерунда и все разрешится. Я очень хочу, чтобы они были счастливы.

ДОСЬЕ

Виктория Толстоганова родилась 24 марта 1972 года в Москве. Театром занимается со школы. Окончила ГИТИС, курс Иосифа Хейфица. Дебютировала в кино в 1997 году. Виктория дважды получала награду за «Лучшую женскую роль» на «Золотом орле». Награду в этой номинации вручили ей и на «Кинотавре»-2019 за фильм «Выше неба» Оксаны Карас.

Зоопарк

Домашние питомцы Виктории — русские голубые кошки. Все началось с красавицы по имени Нора. Позже у нее родились котята, и одного решили оставить. Затем жить вместе с ними оставили и внучку Норы.

Дела семейные

Виктория замужем за режиссером, актером и продюсером Алексеем Аграновичем. У них общий сын — Иван. От предыдущего брака у актрисы сын Федор и дочь Варвара. Кстати,, в фильме «Выше неба» они играют супругов.

Снималась в положении

Актриса долго не могла забеременеть и упорно шла к этой своей цели. И, когда это произошло, решила временно не сниматься. Во второй раз же снималась у Никиты Михалкова в «Утомленных солнцем — 2», будучи в положении.

Библиотекарь

В одном из интервью актриса рассказала, что начала читать в два года восемь месяцев. Кстати, одной из ее любимых детских игр была игра в библиотеку — девочка выдавала книги и даже ставила на них свой штамп.

Увидеть живьем

Сейчас в Москве идет единственный спектакль, где можно увидеть Викторию Толстоганову живьем на сцене. Это постановка в жанре трагифарса «Папа» израильского режиссера Евгения Арье в театре «Современник». Отца героини играет Сергей Гармаш.

Читайте также: Актер Игорь Жижикин: Мы задолбали боевиками наших российских зрителей

Google newsGoogle newsGoogle news