Top.Mail.Ru
- Город

Писатель Владимир Бессонов выпустил двухтомник о старых домах и их жильцах

«Человек, чье имя стало символом эпохи»: Москва простилась с Лужковым

Песков объяснил высылку немецких дипломатов на фоне убийства в Берлине

Госдума разрешила вернуть «курилки» в аэропорты

Дедушка убитой студентки РУДН раскрыл подробности трагедии

Москвичи собрали 43 тонны продуктов для пенсионеров

Роспотребнадзор объяснил, как правильно «выбрать» Деда Мороза

Спасти еду, чтобы спасти людей

Топ-5 грехов новой Мосгордумы

Каких специалистов ценят в столице больше всего

Как распознать редкие и дорогие монеты в своем кошельке

«Я очень по вам скучала»: София Ротару выступила в Москве

Назван главный цвет 2020 года

Еще одна площадка фестиваля «Путешествие в Рождество» появится в Зеленограде

Личные вещи Людмилы Зыкиной продадут на аукционе в Москве

Писатель Владимир Бессонов выпустил двухтомник о старых домах и их жильцах

1910-е годы. Литератор-самоучка Иван Белоусов, один из героев книги Владимира Бессонова. Автор фото — знаменитый писатель Леонид Андреев, увлекавшийся цветной фотографией

ФОТО: Фото Предоставлено ООО «РК Галерия»

Между прочим, до Великой Отечественной войны в Кривоарбатском переулке жил Гитлер. На улице он мог столкнуться с каким-нибудь товарищем Сталиным. Потому что Сталиных, способных запросто разгуливать по Москве, было двое. Владимир Семенович Сталин в Кремле только работал (в Санитарном управлении), а жил в Малом Харитоньевском переулке. А в Телеграфном переулке обитал Павел Иванович Сталин, сотрудник треста Госселькож. Ну а москвича Гитлера звали Моисеем Григорьевичем, он заведовал Лесной секцией Московской товарной биржи...

Разумеется, чем активнее герой двухтомника «Московские углы» соприкасался со знаменитыми современниками, тем интереснее он читателю. Первая книга открывается очерками о двух писателях-самоучках. Иван Алексеевич Белоусов (1863–1930) и сегодня относительно известен— тем, что первым перевел «Кобзаря» Шевченко, тем, что стоял у истоков писательского кружка «Среда» (в котором состояли Бунин, Куприн, Горький, Андреев), наконец, тем, что оставил мемуары «Литературная Москва» и«Ушедшая Москва». А вот Алексей Георгиевич Бобунов (1900-й — не ранее 1955-го) войти в литературу не сумел, хотя изо всех сил стремился. Но его телефон имелся в записной книжке почти укаждого обитателя писательского дома №17 по Лаврушинскому переулку: Бобунов был председателем жилищного кооператива. Поселиться в этом доме очень хотел Михаил Булгаков; считается, что сцена погрома, устроенного Маргаритой в Доме Драмлита — мстительная реакция Михаила Афанасьевича на отказ в квартире.

А на то, что жилье в Лаврушинском мастеру не досталось, возможно, повлиял именно Бобунов (на эту мысль наталкивают некоторые записи в дневнике Елены Сергеевны Булгаковой). Настоящая жемчужина двухтомника Владимира Белоусова — расследование о биографии архитектора Эрнста Нирнзее. Создатель знаменитого «тучереза» в Большом Гнездниковском переулке до недавних пор оставался настоящей темной лошадкой — даже самые дотошные краеведы не знали точных дат его рождения и смерти и не видели его фотографий. Даты жизни (3 ноября 1873 — 5 июня 1934 года) Бессонов выяснил у дальнего родственника Нирнзее, живущего в Польше. А в поисках изображения знаменитого зодчего пришлось перелопатить архив строительных курсов, на которых он учился, досье департамента полиции (архитектор состоял под надзором), массу газетных подшивок... Безрезультатно! Однако в ходе поисков выяснилось, что Эрнст Нирнзее увлекался автомобильным спортом. В журнале «Автомобилист» (1913) нашлась групповая фотография участников пробега Москва — Ярославль — Москва. Чтобы предположить, кто же из автомобилистов — автор «тучереза», пришлось сопоставлять каждый портрет с описанием примет Нирнзее из полицейских документов.

Объем источников, переработанных Владимиром Бессоновым, впечатляет: от неопубликованных документов из десятка столичных архивов (и одного петербургского) до новейших газетных публикаций (в том числе «Вечерней Москвы» за 2015 год). А уж всевозможные адресные справочники Бессонов просеял по зернышку, вчитавшись в каждую фамилию.

Среди находок есть не только милые курьезы (вроде простых москвичей с фамилиями Гитлер и Сталин), но и сведения, которые пригодятся комментаторам русской литературы. Например, что в конце 1920-х годов в подотделе очистки Московского коммунального хозяйства служил некто Иван Сергеевич Шаронкин. Вполне логично предположение Бессонова, что Булгаков во время написания «Собачьего сердца» в 1925 году мог знать фамилию этого человека в сочетании с местом его работы.

А в 1930 году, когда Илья Ильф и Евгений Петров писали «Золотого теленка», в Капустином проезде проживала некая Инга Зайонц— случайно ли, что именно так зовут «польскую красавицу», подругу детства Остапа Бендера? В общем, двухтомник Владимира Бессонова в очередной раз доказывает, что в исторической науке ненужных фактов не бывает.

Новости СМИ2

Антон Крылов

Во всем виноват Сталин

Алиса Янина

Новогодние подарки — дорого и глупо

Ольга Маховская, психолог

Как справиться со страхом экокатастроф

Георгий Бовт

Закон не правят на коленке

Виктория Федотова

Когда «хорошая девочка» — смертельный приговор

Игорь Воеводин

Это вам не «Мисс Вселенная»

Олег Капранов

Смартфон у ребенка отбирать нельзя. Тем более в школе

Генерал Мороз был предателем. Правда и мифы о Битве за Москву

Построили стену из кирпичей собственного производства

Правильно распределяйте свое время на экзамене

Чтобы попасть в мишень нужны не глаза, а чувства